Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

25.01.2016 | Алексей Рощин

Работа над ошибками: партийное строительство Навального и Каца

Алексей НавальныйВернемся к событиям лета прошлого года в нескольких областях России – Калужской, Новосибирской и Костромской. Несколько «новых партий» - «Гражданская инициатива» и «Демократическая коалиция» - пытаются поучаствовать в выборах региональных Заксобраний, для чего ценой невероятного напряжения собирают подписи граждан в свою поддержку. Подписей надо собирать очень много – десять тысяч и даже больше в каждом регионе. Партийные лидеры – Навальный и Волков с одной стороны, Кац и Нечаев с другой – руководят процессом и выражают твердую уверенность в «победе», то есть на самом деле всего лишь в том, что избиркомы примут представленные подписи и зарегистрируют их партийные списки.

Подписи собирают, причем Навальный даже спешит назвать их «самыми идеальными в мире подписями». Избирательные комиссии, однако, этого мнения не разделяют: под надуманными, а зачастую и просто издевательскими предлогами значительную часть собранных подписей признают «недействительными» - и в регистрации отказывают. Выборы для «новых партий» заканчиваются, по сути, даже толком не начавшись.

Все эту скандальную канву прекрасно представляют себе все те, кто хотя бы в минимальной степени следил в прошлом году за российской политической жизнью. Так называемая «несистемная оппозиция» - причем даже разными «колоннами», с разных сторон – захотела попробовать свои силы в легальном избирательном процессе, «поиграть по правилам», поагитировать электорат – и была весьма грубо отброшена в сторону. НИЧЕГО НЕ ВЫШЛО (за единственным исключением – в порядке особой милости «Демкоалицию» в последний момент допустили поучаствовать в кампании в самой глухой провинции – в Костромской области).

По сути, в 2015 году именно приключения «несистемной оппозиции» на выборах в регионах и стали главным событием политической жизни. Просто потому, что все прочие – многочисленные – состоявшиеся выборы (за исключением, может быть, только выборов иркутского губернатора) были именно «выборами» в кавычках, то есть не предполагали вообще никакой интриги. Хотя власти сделали все, чтобы и с «несистемщиками» никакой интриги не возникло: пользуясь полным контролем как над местными и региональными властями (избиркомы), так и над судебной системой (суды), Управление Внутренней Политики Администрации Президента попросту отдало приказ «зарубить» «новые партии» на дальних подступах – не дать им даже зарегистрироваться. И это удалось.

Задумаемся: а был ли шанс избежать такого сценария? В каком случае у партий все же был бы шанс как минимум получить заветную «регистрацию»?

На самом деле представить себе условия, при которых издевательские крючкотворы были бы вынуждены отступить, не так трудно. К примеру, что, если бы с протестами против «издевательского отказа в регистрации» в Новосибирске и Калуге выступили бы 10-15 тысяч демонстрантов на площади перед мэриями этих городов? Что, если бы организованные акции в поддержку этих партий с лозунгом «Зарегистрируйте их!» выступили бы, к примеру, местные врачи или автомобилисты-частники? А если бы начались (не дай бог, конечно) перекрытия улиц возмущенными пенсионерами…

Возможно, конечно, что на это власти ответили бы жесткими силовыми разгонами. А может, и нет. Все-таки идти на силовую конфронтацию с многочисленными гражданскими могли и не решиться, тем более, по такому, в сущности, ничтожному поводу, как регистрация. Могли бы и пойти на попятный.

Однако зададим себе вопрос: если некая партия, как мы предположили, имеет возможность организовать митингово-силовое гражданское давление на органы власти, принявшие не устраивающее эту партию решения – не значит ли это, что у данной партии в данной местности УЖЕ имеется некая власть? Конечно, да. И в этом контексте допуск такой партии на выборах выглядит абсолютно естественно и цивилизованно – как возможность своего рода конвертации теневой, неформальной «власти» над уличной стихией в формальные депутатские мандаты и фракции, позволяющие контролировать легальный политический процесс легальным образом.

Отметим этот момент. Получается, что даже в унылой российской действительности с, казалось бы, полным контролем «админресурса» за «политической поляной», в принципе возможно себе представить условия, при которых новая политическая партия получит возможность участия в легальных выборах. Для этого, оказывается, такая партия просто должна уже ДО выборов обладать поддержкой «улицы», своего рода «теневой властью».

Похоже на известную шутку про банкиров – которые якобы дают кредит только тому, кто в состоянии доказать банкиру, что вполне в состоянии вести дела и без этого кредита, «денег достаточно». Так и здесь: российская «независимая» партия может быть допущена «в круг» и начать легальную агитацию – но для этого ей «всего лишь» надо УЖЕ иметь влияние на достаточно широкие городские массы.

Проблема «Парнаса», НДП и прочих подобных партий как раз в том, что они раз за разом идут на выборы, чтобы «закрепиться во власти». Реальность же в том, что власть над избирателями надо иметь уже ДО и ПОМИМО выборов. Это является важнейшим условием, без которого участие в выборах не имеет смысла.

Нанизаться на государство

Почему же все эти «партии» - неизвестные широкому избирателю и не имеющие на него, по сути, никакого влияния – так упорно вновь и вновь лезут «избираться», хотя власти всякий раз отбрасывают их сапогом, все более грубо и небрежно? В последние 10 лет оппозиционерам, как правило, даже не дают «проиграть» на выборах – гораздо чаще их, пользуясь Избирательным Кодексом как дубинкой, до выборов просто не допускают. Мэрская кампания Навального 2013 года до сих пор остается ярким, но исключением.

То есть вроде бы все понятно, расклад сил предельно ясен: «пробиваться» нет смысла, потому что есть четкий приказ «не пущать», а противостоять соединенному напору избиркомов, судов и милиции, где «рука руку моет», никакая партия «не из списка утвержденных» заведомо не в состоянии. Навальный и Кац аж до 2015 года весьма наивно считали, что они смогут бороться с произволом избиркомов, если просто станут «очень-очень тщательно готовить документы» - но реальность опровергла их расчеты весьма грубо.

Почему же все равно продолжались эти «атаки в лоб» на хорошо укрепленные позиции, по полностью «пристреленной» местности? Ответ прост. «Новые партии» рвутся любым способом, хоть как-то «закрепиться в госструктурах»… потому что вокруг них пустота. Вакуум.

Пустота в социально-организационном смысле. Людей вокруг вроде много (в одном Новосибирске больше миллиона жителей), а независимых структур – практически нет. Это то, что мы подробно обсуждали в предыдущих главах. Единственные реальные организационные структуры – государственные и квази-«общественные», а на поверку – все равно государственные.

Именно поэтому в России любая партия стремится хоть как-то прорасти в государственную «ткань». Или ты в этом «вакууме» и за тобой твои 30 сторонников (стандартный размер «независимой партии» в России) – или ты хотя бы как-то «зацепился» парой депутатов, те ввели «своего» чиновника средней руки, и вот, глядишь, от тебя уже какой-то след в «общественной жизни».

Понимая это, мы поймем и гениальную фразу Черномырдина «Какую партию ни делаем – все КПСС получается». КПСС – это ведь и есть идеальный образ партии-паразита на госструктурах, слившегося с ними до полной неразличимости, тот самый «недостижимый образец», к которому и стремятся все «партии» в России.

Если в обществе отсутствует «социальная матрица», слияние с государством – единственный путь выжить для новой общественной структуры. Парадокс и своего рода «российская ловушка»: здесь общественная структура знает, что может выжить, только «подключившись» к государству – и выживает… переставая быть общественной, то есть теряя свою сущность.

B2B против В2С

Что же делать партийцам в выморочной российской реальности? Мы, думается, теперь уже поняли, что никаких партий в России нет до сих пор – партии нужно создавать «с нуля». Но как?! До сих пор, на какой бы «идеологической платформе» ни шел бы «партбилдинг», после заветной цифры «30 активистов» наступал естественный предел (в случае попытки независимого развития). Или же «партлидер» шел под АП, тогда государство милостиво позволяло «накачать» в партию любое искомое число «членов», хоть даже и сотню тысяч – но это дело не меняло.

Проблема, видимо, в той самой системной ошибке. В России все партии упорно делают не с того конца. Корневая ошибка – попытка строить партии на индивидуальном членстве. Это – квадратура круга.

Чтобы это понять, обратимся к базовым понятиям маркетинга. Любой маркетолог знает корневое отличие систем продаж по принципу business-to-business (b2b) от business-to-сustomer (b2c). То есть широких, массовых продаж конечным потребителям от продаж полуфабрикатов для профессиональных переработчиков. Грубо говоря – одно дело продавать гамбургеры, другое – котлетоделательное оборудование для Макдональдсов и других подобных забегаловок.

Окучивать конечных потребителей в чем-то просто – тут нужен напор, кураж, массированная реклама и так далее. Для того, чтобы продавать что-то профессионалам (b2b) – нужно несколько другое: готовность к длительным и непростым переговорам, терпение, умение прислушиваться к клиенту, гибкость, конструктивность.

Главный Секрет «партбилдинга» таков: нормальная партия – это на самом деле структура второго уровня; партия – не для людей, партия – для организаций. Поэтому создание партии – это типичный процесс b2b. О том, что это должны быть за организации, мы говорили в Третьей части. Коротко – это «организации для себя»: общественные организации типа «союза библиотекарей» или «совета автомобилистов», профсоюзы, клубы работодателей и т.п.

Если сказать еще грубее: партия – это специальная структура, которую создают неполитические организации для выражения своих политических требований. Точнее – или создают, или пользуются уже имеющейся.

И вот тут – интересный вопрос: а как же, спросят, создавать в РФ партии, если вы сами же говорите, что в России отсутствуют те самые «общественные организации»??

Хороший вопрос. И он означает только одно: если вы действительно хотите создать партию в России – не надо создавать партию. Создавайте сначала общественные организации! Да-да. Если Вы живете в пустыне и очень хотите собирать грибы – не надо бродить по барханам и тщательно смотреть под ноги, это бесполезно. Сначала посадите деревья. Будут деревья – будут и грибы. А если еще точнее – не общественные организации, а гражданские сообщества.

Алексей Рощин – ведущий эксперт Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Победа Эмманюэля Макрона на президентских выборах и его партии “Вперед, Республика!” привела в Национальное собрание огромное количество новых депутатов, не очень разбирающихся в парламентской деятельности. 418 из 577 депутатов никогда не заседали в Национальном собрании, то есть три четверти всего состава нижней палаты парламента.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net