Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

10.02.2016 | Антон Евстратов

Аномалия межконфессиональной войны: перспективы сирийского диалога

Аномалия межконфессиональной войны: перспективы сирийского диалога Сирия уже пять лет являет собой мощнейший очаг напряженности не только ближневосточного, но и мирового масштаба. Конфликт, бывший еще недавно внутрисирийским, все сильнее и сильнее сталкивает лбами Россию, Турцию, Иран, Соединенные Штаты, Евросоюз и государства Персидского залива. 2015-й год привнес в развитие событий некоторую динамику – после вмешательства в конфликт ВКС РФ, армия Сирии начала одерживать все более значимые победы, тесня противников по всем фронтам.

Успехи правительственных войск, поддержка официального Дамаска Россией, Ираном, Ираком, движением Хезболла и гораздо более лояльное отношение к нему со стороны некоторых европейских государств (например, пережившей страшные теракты за авторством сирийского «Исламского государства» Франции), делают все более «бумажными» планы США, Саудовской Аравии, Катара и сирийских оппозиционеров-мигрантов по свержению президента Башара Асада, поддержка которого однозначна в алавитских, шиитских и христианских районах. При этом по сравнению с начальным этапом противостояния, в рядах сторонников сирийского президента произошло значительное пополнение. Так, взаимодействуют с официальным Дамаском курды, некоторые объединения которых, в частности, Курдский национальный совет, ранее выступали в составе Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил, ставившей своей целью свержение сирийского лидера.

Даже сунниты, являвшиеся основной религиозной и социальной базой экстремистов «Исламского государств», «Джабхат ан-Нусра» и «Сирийской свободной армии», получив бесценный опыт проживания на территориях «истинного ислама» с псевдохалифатом, шариатскими судами, массовыми казнями и открытой сегрегацией по религиозному и гендерному признакам, все более предпочитают светский режим САР. Лагеря беженцев Латакии, Дамаска и Хомса полны суннитских беглецов с оккупированных боевиками территорий. Если алавиты, шииты, христиане подвергаются на них однозначному геноциду и в лучшем случае имеют возможность жить в специальных гетто (как это было отработано еще в Средневековье), то сунниты делятся на тех, кто лоялен, привержен законам ислама и готов вступить на путь «джихада» в составе радикальных группировок, и тех, кто может оставаться лояльным Башару Асаду. Последние изолируются, выселяются из домов, не массово, но все же подвергаются казням и издевательствам.

Активно ведут диалог с Асадом, взаимодействуют с его администрацией и российскими ВКС и некоторые оппозиционные группы в полном составе – те, что подлинно светские, в отличие от «Сирийской свободной армии». К таким объединениям стоит отнести Народный фронт за освобождение и перемены, ведомый политиком левого толка Кадри Джамилем, а также Национальный координационный комитет за демократические перемены Хасана Абдель Азима. Обе группы представляют собой левое крыло сирийского политического поля, во многом расходятся с изрядно «поправевшей» правящей Партией арабского социалистического возрождения (БААС), однако хотя бы в этом поле присутствуют – участвуют в переговорах с властью и парламентских выборах, физически находятся в стране. Представляется, что это – единственная сколько-нибудь серьезная светская оппозиция в Сирии.

Ассоциирующая себя с «Сирийской свободной армией» Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил, имея своей основной движущей силой активистов печально знаменитого движения «Братья-мусульмане», таковой не является. Более того, ее члены, находясь в Стамбуле и западных столицах, лишь номинально контролирует реальную военную активность ССА, что не может не вызывать сомнения в правомерности участия НКОРС в каких-либо мероприятиях по сирийскому урегулированию. До сих пор не понятно, кого же на самом деле данное объединение представляет, если это представительство вообще имеет место. Логичнее и честнее было бы пригласить на женевские переговоры самых что ни на есть махровых экстремистов ИГ и «Джабхат ан-Нусра» - у тех хотя бы есть какая-то социальная база.

Таким образом, на данный момент очевидно, что в настоящем, конструктивном диалоге по Сирии могут из всех политических сил и полюсов страны участвовать лишь правительство и представители «внутренней» оппозиции, а также курды. Это противоречит планам, заявлениям и желаниям «удаленных оппозиционеров», но это – реальность. Военно-политическая динамика сейчас такова, что, если Турция или США впрямую не вмешаются в сирийский конфликт, исламисты вскоре будут добиты армией и отрядами ополчения (притом, что возможность вмешательства в него Саудовской Аравии вряд ли кого-то всерьез может напугать, особенно учитывая «успехи» королевских ВС против йеменских повстанцев-хуситов). Это не хотят видеть ряд западных политиков и их коллеги с берегов Персидского залива, однако в Сирии правильность данного тезиса очевидна – люди постепенно возвращаются в опустевшие города и села, в которых ведется активное строительство новых зданий, дорог, мостов.

Проблем еще очень много – страна до сих пор живет в режиме «2 через 4», когда после 2 часов с электричеством следует его четырехчасовое отключение, мирные кварталы сотрясают взрывы террористов-смертников, а семьям военнослужащих продолжают поступать похоронки. Последних настолько много, что уже сейчас в городах Сирии с огромным трудом можно найти дом без портретов шахидов - погибших в боях с экстремистами жильцов. В этой связи вызывать вопросы может процесс мирного урегулирования уже после победы правительственных войск. Как эти алавиты, христиане, шииты и сунниты, потерявшие в ожесточенном противостоянии родных и близких, будут уживаться вместе в рамках одного государства? Это – несомненно, проблема, которую придется решать, и правительству, и гуманитарным организациям, и обществу в целом.

Однако сейчас настроения уставших от пятилетней войны сирийцев, проживающих на подконтрольных правительству территориях, таковы, что они в большинстве своем готовы протянуть руку мира вчерашним противникам – в том случае, если эта инициатива будет взаимной и понятной другой стороне. Тем более, что опыт мирного проживания представителей различных религий и конфессий в Сирии накапливался тысячами лет. В этом контексте то, что происходит сейчас – трагическая аномалия.

Антон Евстратов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net