Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

10.02.2016 | Антон Евстратов

Аномалия межконфессиональной войны: перспективы сирийского диалога

Аномалия межконфессиональной войны: перспективы сирийского диалога Сирия уже пять лет являет собой мощнейший очаг напряженности не только ближневосточного, но и мирового масштаба. Конфликт, бывший еще недавно внутрисирийским, все сильнее и сильнее сталкивает лбами Россию, Турцию, Иран, Соединенные Штаты, Евросоюз и государства Персидского залива. 2015-й год привнес в развитие событий некоторую динамику – после вмешательства в конфликт ВКС РФ, армия Сирии начала одерживать все более значимые победы, тесня противников по всем фронтам.

Успехи правительственных войск, поддержка официального Дамаска Россией, Ираном, Ираком, движением Хезболла и гораздо более лояльное отношение к нему со стороны некоторых европейских государств (например, пережившей страшные теракты за авторством сирийского «Исламского государства» Франции), делают все более «бумажными» планы США, Саудовской Аравии, Катара и сирийских оппозиционеров-мигрантов по свержению президента Башара Асада, поддержка которого однозначна в алавитских, шиитских и христианских районах. При этом по сравнению с начальным этапом противостояния, в рядах сторонников сирийского президента произошло значительное пополнение. Так, взаимодействуют с официальным Дамаском курды, некоторые объединения которых, в частности, Курдский национальный совет, ранее выступали в составе Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил, ставившей своей целью свержение сирийского лидера.

Даже сунниты, являвшиеся основной религиозной и социальной базой экстремистов «Исламского государств», «Джабхат ан-Нусра» и «Сирийской свободной армии», получив бесценный опыт проживания на территориях «истинного ислама» с псевдохалифатом, шариатскими судами, массовыми казнями и открытой сегрегацией по религиозному и гендерному признакам, все более предпочитают светский режим САР. Лагеря беженцев Латакии, Дамаска и Хомса полны суннитских беглецов с оккупированных боевиками территорий. Если алавиты, шииты, христиане подвергаются на них однозначному геноциду и в лучшем случае имеют возможность жить в специальных гетто (как это было отработано еще в Средневековье), то сунниты делятся на тех, кто лоялен, привержен законам ислама и готов вступить на путь «джихада» в составе радикальных группировок, и тех, кто может оставаться лояльным Башару Асаду. Последние изолируются, выселяются из домов, не массово, но все же подвергаются казням и издевательствам.

Активно ведут диалог с Асадом, взаимодействуют с его администрацией и российскими ВКС и некоторые оппозиционные группы в полном составе – те, что подлинно светские, в отличие от «Сирийской свободной армии». К таким объединениям стоит отнести Народный фронт за освобождение и перемены, ведомый политиком левого толка Кадри Джамилем, а также Национальный координационный комитет за демократические перемены Хасана Абдель Азима. Обе группы представляют собой левое крыло сирийского политического поля, во многом расходятся с изрядно «поправевшей» правящей Партией арабского социалистического возрождения (БААС), однако хотя бы в этом поле присутствуют – участвуют в переговорах с властью и парламентских выборах, физически находятся в стране. Представляется, что это – единственная сколько-нибудь серьезная светская оппозиция в Сирии.

Ассоциирующая себя с «Сирийской свободной армией» Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил, имея своей основной движущей силой активистов печально знаменитого движения «Братья-мусульмане», таковой не является. Более того, ее члены, находясь в Стамбуле и западных столицах, лишь номинально контролирует реальную военную активность ССА, что не может не вызывать сомнения в правомерности участия НКОРС в каких-либо мероприятиях по сирийскому урегулированию. До сих пор не понятно, кого же на самом деле данное объединение представляет, если это представительство вообще имеет место. Логичнее и честнее было бы пригласить на женевские переговоры самых что ни на есть махровых экстремистов ИГ и «Джабхат ан-Нусра» - у тех хотя бы есть какая-то социальная база.

Таким образом, на данный момент очевидно, что в настоящем, конструктивном диалоге по Сирии могут из всех политических сил и полюсов страны участвовать лишь правительство и представители «внутренней» оппозиции, а также курды. Это противоречит планам, заявлениям и желаниям «удаленных оппозиционеров», но это – реальность. Военно-политическая динамика сейчас такова, что, если Турция или США впрямую не вмешаются в сирийский конфликт, исламисты вскоре будут добиты армией и отрядами ополчения (притом, что возможность вмешательства в него Саудовской Аравии вряд ли кого-то всерьез может напугать, особенно учитывая «успехи» королевских ВС против йеменских повстанцев-хуситов). Это не хотят видеть ряд западных политиков и их коллеги с берегов Персидского залива, однако в Сирии правильность данного тезиса очевидна – люди постепенно возвращаются в опустевшие города и села, в которых ведется активное строительство новых зданий, дорог, мостов.

Проблем еще очень много – страна до сих пор живет в режиме «2 через 4», когда после 2 часов с электричеством следует его четырехчасовое отключение, мирные кварталы сотрясают взрывы террористов-смертников, а семьям военнослужащих продолжают поступать похоронки. Последних настолько много, что уже сейчас в городах Сирии с огромным трудом можно найти дом без портретов шахидов - погибших в боях с экстремистами жильцов. В этой связи вызывать вопросы может процесс мирного урегулирования уже после победы правительственных войск. Как эти алавиты, христиане, шииты и сунниты, потерявшие в ожесточенном противостоянии родных и близких, будут уживаться вместе в рамках одного государства? Это – несомненно, проблема, которую придется решать, и правительству, и гуманитарным организациям, и обществу в целом.

Однако сейчас настроения уставших от пятилетней войны сирийцев, проживающих на подконтрольных правительству территориях, таковы, что они в большинстве своем готовы протянуть руку мира вчерашним противникам – в том случае, если эта инициатива будет взаимной и понятной другой стороне. Тем более, что опыт мирного проживания представителей различных религий и конфессий в Сирии накапливался тысячами лет. В этом контексте то, что происходит сейчас – трагическая аномалия.

Антон Евстратов – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net