Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Аналитика

18.02.2016 | Алексей Рощин

Страна без полиции

ПолицейскийЛюбой стране было бы тяжело существовать без полиции и наша страна – не исключение. Историк-социолог какого-нибудь 23 века с огромным любопытством будет изучать свидетельства наших современников, даже напишет диссертацию, доказывая, что уникальное общественное устройство «Без Полиции» было все ж возможно в начале второго тысячелетия! Давайте посмотрим на наш удивительный социум его глазами.

«Лежачие полицейские». Россия в 19-м и 20-м веках славилась чрезвычайно дурными дорогами, и всегда очень страдала от этого. Однако в 21 веке к обычным для россиянина напастям – ямам, колдобинам, рытвинам на проезжей части – добавились рукотворные надолбы, быстро, подобно коросте, усеявшие улицы всех российских городов.

Казалось бы – зачем россиянам дополнительно портить свои дороги, и без того не очень проезжие? Ответ прост: таким образом в России контролируют скоростной режим. Конечно, если бы в России была полиция, то, наверно, контролировать скорость автомобилей можно было бы как-то по-другому – например, при помощи штрафов за превышение; однако полиции в России 21 века нет, и штрафы, соответственно, взимать некому.

Полиции нет – но как-то бороться с лихачами надо; они ведь детей давят! Вот и вынуждены россияне самолично перекапывать свои улицы, снижая скорость передвижения до 15 км/ч – скорости конных экипажей. Да, медленно; да, жалко улицы; да, при разгоне-торможении у каждого надолба авто выбрасывает в воздух повышенную дозу выхлопных газов. А что делать?

«Кодовые замки на подъездах». Во всех российских многоэтажных домах входы в подъезды закрыты кодовыми замками. Бывает, что россияне забывают код от своего подъезда или теряют электронный ключ – и тогда им приходится подолгу стоять под дверью на улице, ожидая, пока кто-нибудь пустит их в собственную квартиру. Точно так же маются под кодовыми дверями гости, особенно неурочные. Иногда эти кодовые замки ломаются и перестают пускать в подъезд кого бы то ни было; тогда все жильцы выстраиваются на улице и громко скандалят, требуя, чтобы кто-нибудь открыл им дверь в собственное жилище.

Жильцы знают, зачем им нужны на подъезде кодовые замки: это чтобы у них под лестницей не поселились страшные, вонючие БАМЖЫ. Все россияне очень боятся БАМЖЕЙ и очень не хотят жить с ними по соседству. Конечно, если бы у них в стране была полиция, они, может быть, имели бы другие возможности бороться с нежелательным соседством; но, поскольку полиции нет, россиянам приходится полагаться на кодовые запоры.

«Система «Антизаяц» в общественном транспорте». В Москве каждый автобус и троллейбус оборудован интересным устройством – турникетом, пропускающим строго по одному человеку через одну-единственную дверь. Из-за этого в часы пик на станциях возле метро выстраиваются вереницы автобусов и троллейбусов. К каждому змеится очередь, в чрево каждого из них по капле просачивается людской поток; посадка занимает 15-20 минут, узкие улицы оказываются перегорожены, за принимающим народ общественным транспортом образуются пробки. Люди опаздывают на работу, сердятся, если приходится стоять под палящим солнцем, в мороз или в дождь… Но понимают, что турникет на входе неизбежен: ведь надо же как-то бороться с «зайцами»!

Конечно, если бы в стране была полиция, то, возможно, и в Москве с «зайцами» боролись бы более традиционным способом – при помощи контролеров. Там, где есть полиция, «зайцы» обычно боятся контролеров и понуро платят им штраф. Однако в России полиции нет, и в ней, наоборот, контролеры боятся «зайцев». Что делать, пришлось переделывать вход в автобус и впускать туда людей через узкую щель. Тяжело без полиции – но ездить-то как-то надо!

«Заборы вокруг дворов». Гулять по старой Москве в 21 веке стало очень неудобно. Все больше и больше дворов огорожено заборами. Вход через калитку, войти могут только жильцы дома, и то не все – только те, кто не забыл дома электронный ключ. Московские дворы стали напоминать дачи на Рублевке – кругом заборы, заборы, и только оставлены узкие проходы между ними.

Жильцы знают, зачем нужны заборы, и голосуют за них двумя руками. Конечно, они очень не хотят, чтобы в их родном дворе сидели гоп-компании, бросали бычки и пустые бутылки на детскую площадку, орали по ночам песни и просили закурить у прохожих. Конечно, если бы в городе была полиция, жильцы могли бы справляться с гоп-компаниями как-нибудь иначе, не превращая свой двор в укрепрайон; но увы – полиции нет, и с этим фактом приходится считаться.

«Укрепленные школы». Все школы в российских городах принято обносить глухим забором в человеческий рост. На территорию школы два входа – через ворота, в которых открыта маленькая калитка. Внутри школы сидит охранник, а учеников из школы в урочное время не выпускают иначе как в сопровождении родителей.

Понятно – если бы в городе была полиция, то за безопасность детей средь бела дня посреди города можно было бы быть спокойным. Однако, как мы уже знаем, полиции в городе нет, поэтому за детей нельзя быть спокойным даже в самой школе. Школу нужно обнести забором и заставить потенциальных злоумышленников идти в калитку гуськом – ведь всем известно, что преступники могут захватывать школы только широким фронтом, а увидев забор, они теряются.

Россияне – тоже люди, и поэтому им надо во что-то верить. Полиции у них нет, поэтому им приходится верить в Забор.

«Единый госэкзамен - ЕГЭ». Раньше для поступления в ВУЗ российским выпускникам приходилось сдавать вступительные экзамены. Однако в российском Министерстве Образования быстро заметили, что в вузовских экзаменационных комиссиях царит Страшная Коррупция. Содрогнувшимся от омерзения россиянам была открыта Страшная Правда: оказывается, были нередки случаи, когда в российские ВУЗы поступали недостойные люди ЗА ВЗЯТКИ! Да-да!

Конечно, если бы в России существовала полиция, то, наверно, на эту ужасающую информацию отреагировали бы как-то иначе – например, взяточников и коррупционеров из числа вузовских преподавателей и администраторов выгнали бы поганой метлой, а то и посадили бы в тюрьму. Однако, увы, полицию в России обнаружить не удалось, и потому пришлось применить единственное возможное решение: просто отменить вступительные экзамены в ВУЗ как класс.

Вузовские коррупционеры позеленели от обиды, а вместо экзаменов в ВУЗ был введен ЕГЭ. ЕГЭ проводится в школах, за Большим Забором, и всем хорош, за исключением несущественной детали: никто не знает, что именно этот экзамен оценивает и оценивает ли вообще.

Зато коррупции при приеме в ВУЗ был нанесен смертельный удар – и, заметьте, прекрасно обошлись без полиции!

«Недопущение мигрантов». Российские люди все громче требуют ограничить въезд в страну так называемых мигрантов. За исключением совсем придурковатых, никто в России не впадает в приступ звериной ненависти при виде горбатых носов или узких глаз. Резоны осторожных россиян просты, и они не имеют ничего общего с ксенофобией.

Просто россияне бояться, что приезжие станут вести себя неподобающим образом: дебоширить, грязно приставать к российским девушкам, кидаться с ножами на прохожих. Они ведь не наши, к российской вежливости не приучены, кто их разберет, что у них на уме? Они и думают-то не по-русски! Конечно, если бы в стране была полиция, можно было бы надеяться, что она введет излишне наглых приезжих в должные рамки; но, поскольку полиции нет никакой – остается надеяться только на погранслужбу. И плевать, что в ответ самих россиян не будут пускать в другие страны. Эту неприятность россияне согласны пережить, лишь бы не добавлять к собственным бандитам еще и привозных!

«Комендатский час для детей». А еще по всей России в 21 веке вводится «детский комендантский час». Детям до 18 лет запрещается появляться на улице в ночное время без сопровождения взрослых. Запрет абсолютно понятен: если в стране нет полиции, кто ж поручится за сохранность детских организмов на темных улицах, кишащих преступностью? Понятно, что никто. И законодатель, понимая это, решает проблему радикально: нечего делать детям на улице по ночам! А кто не спрятался - сам виноват...

Но самое страшное в России 21 века - не это. Повсюду в российских городах зафиксированы вооруженные группы людей в однообразной форме, которые передвигаются на бело-синих машинах и творят беспредел: хватают ни в чем не повинных людей, похищают, бьют их, пытают, насилуют - и все совершенно безнаказанно.

Эх. Вот была бы в России полиция - она бы, наверно, смогла бы и с этим как-то справиться... Но чего нет - того нет.

Алексей Рощин – блогер, социальный психолог

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net