Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

11.03.2016 | Александр Ивахник

Как Турция виляет Европой: итоги переговоров по проблеме мигрантов

Ангела Меркель и Реджеп ЭрдоганСаммит ЕС–Турция 7 марта, посвященный задачам преодоления миграционного кризиса, продолжался дольше, чем ожидалось, и затянулся до глубокой ночи. Причина – в неожиданных предложениях турецкого премьер-министра Ахмета Давутоглу, который выразил готовность принимать обратно всех нелегальных мигрантов, перемещающихся из Турции в Грецию, но взамен потребовал от ЕС целого ряда ответных шагов.

Европа уже давно смотрит на Турцию как на ключевого партнера в деле обуздания неконтролируемой миграции, поскольку именно через эту страну с лета прошлого года двигался в страны ЕС основной поток беженцев из Ближнего и Среднего Востока – сначала через Эгейское море в Грецию, затем через Западные Балканы в Центральную Европу. В ноябре Евросоюз подписал с Турцией соглашение, по которому предоставлял Анкаре до 2018 года 3 млрд. евро для помощи находящимся в стране 2,5 миллионам беженцев из Сирии, Ирака и Афганистана в обмен на усиление охраны морских и сухопутных границ. Однако зримых результатов это соглашение не принесло. Миграционный кризис в Европе продолжал углубляться, появлялось все больше признаков разрушения Шенгенской системы, к марту восемь стран ЕС ввели временный контроль на своих границах.

Брюссель продолжал переговоры с Анкарой в надежде добиться более конкретных обязательств. В свою очередь, турецкое руководство, используя резкое обострение сирийского кризиса, настаивало на новых уступках со стороны Евросоюза, не стесняясь прибегать к откровенному шантажу. В середине февраля президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил о возможности открытия границ со странами ЕС для беженцев. А на саммите 7 марта, по сообщениям его участников, премьер Давутоглу пригрозил прекратить поставки гуманитарной помощи беженцам в Сирии, что неминуемо приведет к росту их потока в Европу.

Что же предложила Анкара Брюсселю на прошедшем саммите? Главное, что должно было привлечь европейских лидеров, – объявленная готовность принимать обратно всех без исключения мигрантов, нелегально добравшихся до Греции или перехваченных по пути в Эгейском море. При этом если среди них оказываются сирийцы, то Евросоюз должен размещать в странах-членах такое же количество людей из расположенных в Турции лагерей сирийских беженцев, но уже после проверки и на легальных основаниях. Те сирийцы, которые отправились в Грецию нелегально, по возвращении в Турцию окажутся в конце очереди на получение права на легальный въезд. Как отметил после саммита глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, смысл этого плана в том, чтобы показать мигрантам: легальный путь в Европу – единственно возможный. Расчет делается на то, что неконтролируемая миграция с помощью контрабандистов потеряет свою привлекательность, и число готовых рисковать начнет снижаться. Как будут поступать турецкие власти с возвращаемыми выходцами из других стран, остается за скобками.

Свое козырное предложение Анкара обставила целым рядом условий. Во-первых, это увеличение вдвое – с 3 до 6 млрд. евро – финансирования механизма помощи беженцам в Турции до 2018 года и предоставление первой части из ранее выделенных 3 млрд. евро до конца марта 2016 года. Во-вторых, отмена до конца июня виз для граждан Турции, совершающих краткосрочные поездки в ЕС. В-третьих, ускорение порядка рассмотрения Брюсселем запроса Турции на вступление в Евросоюз. Впрочем, последнее требование Анкары больше рассчитано на то, чтобы произвести впечатление на собственных граждан. Ясно, что Евросоюз не готов в обозримом будущем принять в свой состав 70-миллионную мусульманскую страну, обремененную внутренними этнополитическими и региональными конфликтами. Да и президент Эрдоган вряд ли готов согласиться с ограничением свободы своих действий, которым чреват процесс вступления в ЕС.

Предложения Анкары не стали сюрпризом только для главы правительства ФРГ Ангелы Меркель и премьер-министра председательствующей сейчас в ЕС Голландии Марка Рютте, которые вечером накануне саммита долго совещались с Давутоглу в турецком посольстве. На саммите Меркель выступила главным лоббистом сделки с Турцией. Таким образом, позиция самого влиятельного национального лидера ЕС с лета прошлого года, когда она открыла двери страны для всех мигрантов, претерпела глубокую эволюцию – от либерального идеализма, замешенного на ценностях гуманитарной солидарности, к Realpolitik, свободной от идеологических принципов и основанной на прагматизме и интересах сохранения рейтинга внутри Германии. «Если план будет реализован, это станет прорывом», – заявила Ангела Меркель после саммита. По ее словам, учитывая войну в Сирии и геостратегическую ситуацию, сделка с Турцией «абсолютно в интересах Европы». Другим активным сторонником принятия турецкого пакета стал премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, стремящийся до июньского референдума о членстве страны в ЕС снизить психологическое воздействие на британцев миграционной проблемы.

Тем не менее, никаких официальных решений на саммите 7 марта принято не было. У многих лидеров стран ЕС предложения Турции вызвали сомнения как в плане возможностей их реализации, так и по принципиальным соображениям. Некоторые выразили опасение, что принятие турецких условий создаст опасный прецедент, сигнализирующий о готовности закрыть глаза на базовые демократические принципы Евросоюза. В частности, о своем несогласии с таким подходом заявил премьер Италии Маттео Ренци. Дополнительный негативный фон для достижения далеко идущего соглашения с Анкарой создавали нарастание жестко авторитарных тенденций в политике Эрдогана, репрессии в отношении курдов, откровенные нарушения прав человека и преследования журналистов. Всего за три дня до саммита турецкая полиция с применением слезоточивого газа захватила офисы крупнейшей оппозиционной газеты Zaman.

Так что пока о заключении сделки между Евросоюзом и Турцией говорить рано. Президент Совета ЕС Дональд Туск по завершении саммита объявил лишь о предварительном согласовании основных принципов борьбы с миграционным кризисом. Глава Евросовета сообщил: «Мы договорились работать на основании следующих принципов: возвращение всех новых нелегальных мигрантов, прибывающих через Турцию в Грецию, ускорение плана визовой либерализации, ускорение выделения Турции 3 млрд. евро и дополнительного финансирования для помощи сирийским беженцам, подготовка к открытию новых глав в переговорном процессе по вступлению Турции в ЕС, а также переселение сирийских беженцев по принципу «один за одного»». Теперь эти предварительные договоренности будут предметно обсуждаться сначала в правительствах стран ЕС, а затем на новом саммите Евросоюз – Турция 17-18 марта.

Итоги прошедшего саммита уже вызвали широкую критику в Европе. С одной стороны, левые партии и правозащитные организации настаивают, что нельзя уступать политике шантажа автократического президента Эрдогана и приносить в жертву политической целесообразности европейские базовые демократические ценности. С другой стороны, главный национал-популист Евросоюза, венгерский премьер Виктор Орбан уже заявил, что Венгрия не будет в обязательном порядке принимать сирийских беженцев из турецких лагерей. Судя по предыдущему опыту негативной реакции в Восточной Европе на предложения Брюсселя по распределению квот на прием мигрантов, Орбан не останется в одиночестве. А в Германии баварский Христианско-социальный союз, младший партнер Христианско-демократического союза Ангелы Меркель, заявил о намерении упорно сопротивляться отмене визовых ограничений для турецких граждан.

Так что, судя по всему, через неделю на саммите в Брюсселе будут происходить нелегкие дискуссии по вопросу о том, насколько далеко стóит идти навстречу требованиям Турции. Тем не менее, возможно, европейские лидеры все же придут к выводу, что сделка с Эрдоганом – наименьшее из зол. Альтернатива этому – закрытие национальных границ внутри Евросоюза и подрыв общественного доверия к дееспособности европейских институтов.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net