Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

04.04.2016 | Татьяна Становая

Худой мир: визит Керри и статус-кво российско-американских отношений

Сергей Лавров и Джон КерриВизит госсекретаря США Джона Керри в Москву, прошедший весьма тепло, тем не менее не стал прорывным (хотя и ожиданий таких не было). После отъезда Керри последовали плохие новости: однозначный отказ США от обсуждения возможного обмена Надежды Савченко на россиян Виктора Бута и Константина Ярошенко, а затем информационный «вброс» против российского президента с целью, как заявил Дмитрий Песков, расшатать ситуацию в стране». Ранее Россия отказалась участвовать в прошедшей на минувшей неделе ядерной конференции в Вашингтоне, что в США было встречено с разочарованием, как упущенная возможность Кремля. Вывести позитивную повестку за рамки сирийской проблематики России пока не удается.

Пока все, что удалось России и США на фоне Сирии – сменить тональность в диалоге друг с другом. При этом надежды на быстрое восстановление нормальных отношений, кажется, не оправдываются. После сирийской кампании России качество отношений США и России трансформируются. Политика сдерживания, хотя и не пересматривается, но дополняется параллельным выстраиванием более актуальной, но при этом гораздо более ограниченной повестки взаимодействия. Тем не менее, пока остаются крайне сложные и, кажется, непреодолимые в ближайшей перспективе разногласия по ключевым вопросам.

В первую очередь, речь идет об украинском кризисе. Сирия действительно помогла несколько отодвинуть украинский вопрос на второй план и создать основу для диалога по ограниченному кругу вопросов. Однако это не помогло ни реализовать изначальный проект Путина по формированию широкой антитеррористической коалиции, ни перевернуть страницу украинской войны. Россия была признана одним из ключевых игроков антитеррористической политики мирового сообщества, добилась также более громкого обсуждения вопроса о целесообразности санкций, а США локализовали политику сдерживания. Но всего этого оказалось далеко недостаточно, чтобы поставить вопрос об отмене санкций в практической плоскости.

Позиция и США, и ЕС остается в данной ситуации единой. Санкции могут быть сняты только после того, как Россия выполнит свои обязательства по минским соглашениях. При этом уже хорошо известно, что и Запад, и России трактуют минские договоренности по-разному: от России требуется, прежде всего, прекращение военной поддержки пророссийских ополченцев, передача Украине всех украинских заложников и пленных. Даже в вопросах выборов на территориях ЛНР и ДНР, что было вписано в минские соглашения по настоянию Москвы, нет единого понимания о правилах их проведения.

Как бы Россия не пыталась убедить Запад в том, что в украинском кризисе виноват Киев, даже при низкой дееспособности украинской власти и усталости Запада от украинского конфликта, сделать этого не получается. Ответственность за конфликт в Украине Запад полностью возлагает на Россию, и сирийская кампания не изменила этого отношения.

Результаты визита Джона Керри хорошо показали это. Госсекретарь четко дал понять, что санкции могут быть сняты только после выполнения Россией всех своих обязательств по «Минску-2». Реакция российского МИДа не скрывала разочарования: замглавы МИД РФ Сергей Рябков 25 марта заявил, что США игнорируют нежелание Киева выполнять свои обязательства. «Что касается Украины, то не секрет, что американцы демонстрируют некое нетерпение. Мы, по большому счету, переключаем их внимание на то, что нетерпение, как оно формулируется, адресовано должно быть не нам, а Киеву, который в последнее время не просто не продвигается в выполнении «Минска-2», а кое в чем топчется на месте», — сказал Рябков. Позицию Украины он назвал полным тупиком, а позицию США, требующих от России выполнения «Минска-2», парадоксальной.

Вместе с этим ситуацию усложняет тот факт, что Россия не считает Украину полноценным участником кризиса. Прокремлевская пресса активно пишет про введение в Украине внешнего управления. Диалога с украинскими властями практически нет. Причем интересно, что снижается активность представителя Порошенко в минской группе Леонида Кучмы, который в последний раз на встрече контактной группы присутствовал по скайпу. Для Порошенко Кучма и без того был не самой удобной фигурой, а сейчас Украина и вовсе теряет интерес к минскому процессу, а в самой стране набирает популярность точка зрения, в соответствии с которой Донбасс – это раковая опухоль страны, которую надо изолировать, а не пытаться интегрировать.

Россию такая ситуация в определённой степени даже устраивает, так как Москва считает, что реальным игроком в украинском кризисе является не Киев, а «западные спонсоры» новой власти. Кремль считает, что эффективное решение украинской проблемы возможно в результате переговоров не между Киевом и Москвой, а между Москвой и Вашингтоном, причем гораздо в большей степени, чем между Москвой и Парижем-Берлином. Отношения с Германией сейчас остаются холодными, что осложняется персональным неприятием Ангелой Меркель Владимира Путина. Франция же вовлечена в украинский кризис уже скорее по инерции: для Парижа эта тема ушла в число далеко периферийных.

В сознании российских первых лиц Россия оказалась втянута в «войну» не с Украиной, а с Западом. Неслучайно, тема обмена Надежды Савченко (подробнее об этом в материале ниже) поднималась не в контексте обсуждения судьбы двух российских офицеров ГРУ, находящихся под арестом в Киеве, а в контексте обсуждения вопроса о возможном освобождении Виктора Бута и Константина Ярошенко, осужденных в США. Российский МИД категорически опроверг возможность такого обмена, равно как и факт ведения консультаций на эту тему, но зондирование, видимо, имело место.

Остаются неясными мотивы США в обмене россиян на Савченко. Савченко – гражданка Украины, тема ее ареста и суда для внутренней аудитории США маргинальная. Обмен получается политически неравноценным. В то же время Москва может рассчитывать на то, чтобы вернуть если не Бута с Ярошенко, то хотя бы сотрудника Внешэкономбанка (ВЭБ) Евгения Бурякова, которого в США обвиняют в шпионаже в пользу России. Буряков, по данным американского следствия, якобы в интересах атташе при представительстве России при ООН Виктора Подобного и сотрудника российского торгпредства Игоря Спорышева передавал закодированным способом информацию для переправки ее через «отдел Службы внешней разведки» (СВР) в Нью-Йорке для СВР.

Ситуация, при которой США для России – главный враг, в то время как Россия – США – периферийный противник, будет оставаться одной из ключевых особенностей нынешнего геополитического кризиса. И такой дисбаланс скорее препятствует поиску оптимальной модели диалога и пониманию.

Одной из главных проблем российско-американских отношений остается крайне скудная позитивная повестка. Есть темы Сирии и Ирана (хотя и тут разногласия расширяются, в частности по вопросу недавних пусков баллистических ракет), а также Северной Кореи, где позиции частично совместимы и есть поле для компромиссов. В то же время по вопросам двустороннего сотрудничества поле сужается, а сотрудничество оказывается, как будто строго канализированным и дозированным: ровно настолько, насколько США допускают Россию в решение своих задач.

Вероятно поэтому, Кремль не захотел ехать на ядерную конференцию в Вашингтон, что стало сильным разочарованием для США. Саммит открылся 31 марта, на него приехали главы более 50 государств, но без участия России как ключевой ядерной державы его трудно назвать полноценным. Заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс в ходе брифинга заявил, что неучастие России в саммите отражает разногласия стран по Украине. При этом Родс подчеркнул, что в целом в вопросах ядерной безопасности США «эффективно и продуктивно» работают с Россией на «рабочем уровне», а ранее так же, как работали с СССР. Получается, что даже в темах, по которым России и США имеют богатый опыт взаимодействия, происходит дистанцирование, и прежде всего, по инициативе России. Как пояснил пресс-секретарь президента РФ Владимира Путина Дмитрий Песков, неучастие Москвы вызвано «дефицитом взаимодействия в ходе предварительной проработки вопросов и тематики саммита». Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов в интервью «Коммерсанту» заявил, что Россию не устроила политическая повестка саммита, а также измененные в одностороннем порядке правила подготовительной работы. Он указал, что нынешний саммит, скорее всего, будет последним, а работа по ядерной безопасности в будущем будет продолжена по линии МАГАТЭ. Министр же иностранных дел Сергей Лавров заявил, что при подготовке нынешнего саммита его организаторы «коренным образом изменили концепцию мероприятия, предложив выработать своего рода «указания» для МАГАТЭ, для Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма, а также для ООН, Интерпола и Глобального партнерства. «Такие рекомендации, какой бы формальный статус ни носили, станут попыткой навязать мнение ограниченной группы государств упомянутым международным организациям и инициативам в обход их собственных механизмов принятия политических решений», - объясняли на Смоленской площади.

В то же время по неофициальной информации, Москве не понравился политизированный характер саммита, на котором видную роль должны были сыграть президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Литвы Даля Грибаускайте (по данным «Коммерсанта», она намеревалась пожаловаться на строящуюся в Белоруссии Островецкую АЭС). Посетил саммит и президент Украины Петр Порошенко. Мероприятие, в котором инициативой в разной степени владели «проблемные партнеры» России, включая США, Кремль, видимо, не устраивала.

Однако помимо всего этого не улучшается и общая атмосфера в отношениях России и США, что было хорошо видно по реакции российских властей на появление в западных СМИ компрометирующих материалов против фигур, которых считаются близкими Путина. О вероятности «информационных вбросов» дважды предупреждал Дмитрий Песков. Причем все это выглядело избыточным: Reuters вскоре обнародовал информацию о том, что Катерина Тихонова (ее называют дочерью президента), а также родственники Алины Кабаевой и некая студентка Алиса Харчева, позировавшая для календаря ко дню рождения Путина, получили от партнера Аркадия Ротенберга Григория Баевского роскошные квартиры. Реакция Пескова действительно кажется преувеличенной, что, вероятно связано с особым неприятием самим Путиным ситуаций, в которых затрагиваются его близкие люди. При этом распространяется и точка зрения о том, что Запад якобы снял негласное табу не трогать личную жизнь российского лидера. По словам же Пескова, целью этих информационных атак является попытка раскачать обстановку в стране и оказать влияние на ход выборов. Нетрудно догадаться, что роль главного интересанта тут отводится именно США. Песков указал, что подготовкой материалов к публикациям занимался Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) и некое «известное международное информагентство». ICIJ - один из проектов Центра за честность в обществе (CPI) – американской некоммерческой организации, занимающейся журналистскими расследованиями.

Последовавшие после визита Джона Керри в Москву события показали, что России трудно надеяться на заметные сдвиги в двусторонних отношениях, какими бы продуктивными ни были переговоры. Россия ждет от США шагов навстречу, но пока вместо этого остаются лишь прагматичные и рутинизированные вопросы взаимодействия по Сирии и тупик по Украине. Украинский кризис сильно тормозит взаимодействие даже по темам, по которым страны имеют богатый опыт плодотворного сотрудничества. США же допускают Россию в свою повестку лишь очень дозированно (в основном, когда речь идет о ряде региональных конфликтов – Сирия, Украина, Северная Корея) и при этом продолжают давление на Москву с помощью санкций и антикоррупционных обвинений. И если раньше Москва могла играть между различными подходами к России со стороны США и Европы, то сейчас и этот механизм маневрирования оказывается неактуальным: Европа, несмотря на все текущие проблемы, продолжает придерживаться ценностного консенсуса с Вашингтоном. Это толкает Россию даже не к изоляции, а к геополитическому одиночеству, когда Москва за пределами узкого круга тем будет не столько сдерживаться Западом, сколько игнорироваться им.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net