Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

20.04.2016 | Александр Ивахник

Обмен приговорами

Евгений Ерофеев и Александр Александров18 апреля Голосеевский райсуд Киева огласил приговор российским гражданам Евгению Ерофееву и Александру Александрову, которые были задержаны в Луганской области 16 мая 2015 года и объявлены офицерами ГРУ Генштаба РФ. Ерофеев и Александров были приговорены к 14 годам лишения свободы. Этот суровый приговор ускоряет решение «проблемы Надежды Савченко», которую Россия создала сама себе, и последствия которой становились все более ощутимыми.

Судебные процессы Надежды Савченко в России и Ерофеева и Александрова в Украине часто сравнивают и называют похожими. Действительно, и в том, и в другом случае судили людей, принимавших непосредственное участие в вооруженных действиях в Донбассе. И в том, и в другом случае в позициях обвинения есть немало очевидных несостыковок, а в позициях судейских коллегий налицо игнорирование обоснованных доводов защиты. Наконец, и в том, и в другом случае осужденные не признали законности приговоров.

Однако по своему воздействию на украинское и российское общество и на международную общественность эти процессы коренным образом различались. Российский суд 22 марта признал Надежду Савченко виновной в убийстве в июне 2014 года журналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина в результате корректировки минометного обстрела, а также в незаконном пересечении границы РФ и приговорил к 22 годам колонии. Савченко и ее защита аргументированно отрицали эпизод с корректировкой огня. Вместе с тем позиция Савченко с самого начала была последовательной. Она признавала, что, будучи пилотом вертолета Вооруженных сил Украины, вступила в добровольческий батальон «Айдар», чтобы бороться с сепаратистами в Донбассе. Крайне неправдоподобно выглядит версия обвинения, что после совершения преступления Савченко пересекла российскую границу под видом беженки и была задержана при проверке документов в Воронежской области. Гораздо убедительнее звучали доводы самой Савченко и ее защиты о том, что она была схвачена бойцами самопровозглашенной ЛНР, насильственно вывезена в Россию и передана следственным органам. В условиях массированной психологической войны против Киева, которая тогда велась на российских телеканалах, скорее всего, дело Савченко решили использовать в пропагандистских целях.

Однако задумка привела к противоположным результатам. Можно по-разному относиться к личности Савченко. Образ женщины не слишком увязывается с сознательным и добровольным участием в боевых действиях. Но чего у нее не отнять, так это экзальтированного патриотизма, убежденности в своей правоте, смелости в высказываниях, стойкости духа, готовности к решительным и беспощадным к себе действиям в виде длительных и опасных голодовок. Не удивительно, что плененная летчица быстро стала в Украине народной героиней, высшим авторитетом и во главе списка партии «Батькивщина» была избрана в Верховную раду и получила статус делегата ПАСЕ.

Вероятно, на каком-то этапе российская власть поняла контрпродуктивность раскручивания истории с Савченко. Но широковещательно развернув следственные действия и предъявив тяжелые обвинения, отступить было уже невозможно. Судебный процесс катился по инерции, вызывая не только массовое возмущение в Украине, но и неизбежное порицание покровительствовавших Киеву западных лидеров. После заключения Минских соглашений и особенно в условиях налаживания взаимодействия с Западом в сирийском конфликте дело Савченко превратилось для Кремля в политическую проблему. Когда был объявлен ожидаемый суровый приговор, из Вашингтона, Берлина и Парижа раздались настоятельные призывы как можно скорее освободить осужденную, которая вновь объявила голодовку. Стало ясно, что этот раздражающий фактор во взаимоотношениях нужно как-то снимать.

История с Евгением Ерофеевым и Александром Александровым развивалась совсем по-другому. Они были задержаны в районе города Счастье в Луганской области 16 мая 2015 года, т.е. уже после «Минска-2», при боевом столкновении с подразделением ВСУ, во время которого погиб один украинский военный. Поначалу оба подтвердили украинским следователям, что являются действующими военнослужащими ГРУ и на территорию ЛНР были направлены по приказу начальства. Когда Минобороны России заявило, что на момент своего задержания оба россиянина уже уволились из Вооруженных сил РФ, те продолжали настаивать на своем. В России об этой истории знали мало, о ней писали только журналисты независимых СМИ.

Лишь в ходе суда, начавшегося в конце сентября прошлого года, Ерофеев и Александров поменяли свои первоначальные показания, ссылаясь на то, что они были даны под воздействием угроз, и стали озвучивать версию Минобороны РФ. Они заявили, что уволились из рядов Вооруженных сил РФ, прибыли в ЛНР добровольцами и там поступили на службу в «народную милицию». Как и следовало ожидать, суд не принял эти доводы. Ерофеева и Александрова судили как военнослужащих ГРУ. Суд признал их виновными по трем статьям УК Украины (ведение агрессивной войны, участие в террористической организации, совершение террористического акта, повлекшее смерть человека) и приговорил к 14 годам лишения свободы.

Нельзя не признать, что судебный процесс в Киеве не отличался юридической чистотой. В адрес украинских адвокатов российских граждан звучали угрозы со стороны национал-радикалов. В марте пропал, а затем был найден убитым адвокат Александрова Юрий Грабовский. В апреле произошел пожар в служебном кабинете главы судейской коллегии Николая Дидыка, в результате которого был уничтожен ряд документов. Обращает на себя внимание до предела ускоренное течение процесса на его последней стадии. Очень похоже, что после окончания суда над Савченко украинские власти торопились подготовить базу для ее обмена на Ерофеева и Александрова. Еще 22 марта, в день оглашения приговора Савченко, такое предложение публично озвучил президент Украины Петр Порошенко.

После вынесения приговора Ерофееву и Александрову появились признаки, что этот сценарий действительно будет реализован в сжатые сроки. 18 апреля по инициативе Порошенко состоялся его телефонный разговор с Владимиром Путиным. «Обсуждалось урегулирование на юго-востоке Украины, текущие моменты двусторонних отношений. Затрагивался вопрос о Надежде Савченко, а также о судьбе российских граждан Александрова и Ерофеева», – говорится в сообщении пресс-службы президента РФ. 19 апреля президент Украины во время совместного брифинга с премьер-министром Дании заявил, что ему и президенту Путину «удалось согласовать определенный алгоритм освобождения» Надежды Савченко. Ссылаясь на приговор Ерофееву и Александрову, Порошенко сказал: «Это решение суда открывает определенные возможности для осуществления механизма обмена. Однако я просил бы всех избежать любых спекуляций по этому поводу, по поводу сроков возврата и дальнейших шагов».

Вечером 19 апреля стало известно, что в СИЗО к Савченко допустили украинского консула в Ростове-на-Дону, разрешив ему пронести телефон. По этому телефону состоялся первый разговор осужденной летчицы с президентом Украины. Адвокат Савченко Илья Новиков сообщил в Facebook, что в ходе разговора президент рассказал Надежде о переговорах по ее освобождению и получил ее согласие прервать голодовку.

О том, что идея обмена встала на практические рельсы, свидетельствуют и процессуальные действия защиты Ерофеева и Александрова. Сразу после оглашения приговора адвокаты российских граждан заявили журналистам, что намерены обжаловать вердикт. Но на следующий день они объявили, что Ерофеев и Александров не будут обжаловать приговор, хотя считают его незаконным и необоснованным. На прямой вопрос телеканала «Дождь», связано ли это решение с возможным обменом двоих россиян на Надежду Савченко, адвокат Александрова Валентин Рыбин ответил: «Возможно». В свою очередь, адвокат Савченко Илья Новиков уточнил в Facebook, что обмен возможен не раньше 18 мая, когда истечет принятый в Украине 30-дневный срок подачи апелляции и приговор в отношении россиян вступит в законную силу.

Юридическая процедура обмена до сих пор не ясна, но понятно, что при наличии политической воли подходящую форму найти возможно. Кроме того, надо добавить, что Россия и Украина начали процесс передачи ранее осужденных граждан двух стран. 8 апреля Минюст РФ поручил ФСИН подготовить документы для решения вопроса о передаче Украине четырех осужденных в России: Олега Сенцова, Александра Кольченко и Геннадия Афанасьева по громкому процессу «крымских террористов» и Юрия Солошенко, осужденного за шпионаж. 12 апреля Минюст сообщил, что направил в Минюст Украины запрос на передачу в Россию шестерых неназванных осужденных россиян.

Пока не известно, рассчитывает ли Кремль в ответ на эти знаковые шаги получить какие-то уступки со стороны Запада. В июне Евросоюз вновь будет рассматривать вопрос о продолжении секторальных экономических санкций в отношении России. Не исключено, что в этом вопросе могут произойти некоторые благоприятные для Москвы подвижки.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net