Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кампания по выборам президента Франции уже преподнесла немало неожиданностей. Прежде всего, это, конечно, победы Фийона на первичных выборах «Республиканцев» и Амона – в Соцпартии, а также коррупционный скандал, превративший Фийона из бесспорного фаворита в «аутсайдера». Но главная неожиданность – это выход в лидеры Эммануэля Макрона, в 2006-2009 годах состоявшего в Социалистической партии, но сейчас позиционирующего себя независимым кандидатом.

Бизнес, несмотря ни на что

10 февраля парламент Венесуэлы отказался согласовать увеличение доли «Роснефти» в совместном с государственной PDVSA (Petróleos de Venezuela) предприятии Petromonagas, что ставит под сомнение всю инвестиционную стратегию «Роснефти» в Венесуэле.

Интервью

Первые действия администрации Трампа в отношении ближневосточного региона свидетельствуют о намерении в значительной степени пересмотреть политику Обамы. О принципах политики нового хозяина Белого дома на Ближнем Востоке, перспективах отношений с Ираном и роли России в региональных кризисах в интервью Политком.RU рассказывает программный директор «Валдайского клуба» Андрей Сушенцов.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Выборы

10.05.2016 | Игорь Бунин

Франсуа Олланд и президентские выборы 2017 года

Франсуа ОлландВыступая 3 мая на заключительной сессии коллоквиума «Левые и власть», президент Франции Франсуа Олланд фактически выдвинул свою кандидатуру на новый срок.

Его речь базировалась на традиционной левой идеологии. Он объявил себя наследником «завоеваний» социалистов: Леона Блюма и законов об оплачиваемых отпусках в период Народного фронта, Франсуа Миттерана и закона о пенсиях в 60 лет, Лионеля Жоспена и закона о 35-часовой рабочей неделе. И он не собирается «cтавить под угрозу социальные завоевания во Франции».

За год до выборов предсказать их результат достаточно сложно. Новейшая история Франции неоднократно преподносила сюрпризы на выборах. В декабре 1964 года все эксперты были абсолютно уверены в победе Шарля де Голля в первом туре, но лишь во втором туре де Голль выиграл у Миттерана с результатом 55% на 45%. В 1980 году Валери Жискар д’Эстен считался непобедимым. За год до выборов, по опросам, он получал во втором туре 61% против 39% у Миттерана. Но в 1981 году победителем стал лидер соцпартии. В 1994 году премьер Франции Эдуард Балладюр, лидер центристcкой партии СФД, по опросам, легко побеждал в первом туре голлиста Жака Ширака (28% против 17%) , но в мае 1995-го выиграл все же Ширак.

Наконец, в 2001 году, за год до президентских выборов и после четырех лет пребывания на посту премьер-министра, Лионель Жоспен выглядел явным фаворитом избирательной гонки. Он был весьма популярен (52% опрошенных французов ему доверяли), сократил численность безработных на один миллион человек и опирался на солидную социальную опору в виде «плюралистической левой», которая включала и коммунистов, и экологов. Но в 2002 году в первом туре левая коалиция раздробилась столь сильно (8 левых кандидатов), что во второй тур вышли Жак Ширак и Жан-Мари Ле Пен.

Провал Жоспена в первом туре известный социолог Жерар Ле Галь назвал «исторической случайностью», которая была вызвана плохо проведенной кампанией, с самого начала ориентированной на второй тур, и множественностью левых кандидатов, ради индивидуального политического самовыражения забывших об общем деле.

Однако сегодня левые раздроблены намного сильнее, чем в 2002 году: раскол затронул и саму соцпартию (на традиционалистов и либерал-социалистов), не говоря уже о конфликтах с их историческими союзниками – коммунистами c 1972 года и экологами с конца 90-ых. Разломы внутри левой коалиции проявляются все интенсивнее и начинают отражаться в идеологических установках электората. Президенту Олланду и премьер-министру Мануэлю Вальсу доверяют 52% избирателей Олланда первого тура 2012, но лишь треть избирателей Жан-Люка Меланшона, левого кандидата, представлявшего Левый Фронт, в который входили коммунисты, и 30% избирателей Евы Жоли, выдвинутой на выборах от экологического движения. Подавляющее большинство сторонников Левого Фронта (79%) и Зеленых (83%) уверены, что Олланд и Вальс не проводят левую политику. В этом не сомневается почти половина (46%) электората соцпартии.

По мнению мэтра французской политологии Паскаля Перрино, все это означает конец «цикла Эпинэ», где в 1972 году была подписана социалистами и коммунистами совместная программа союза левых сил. Он пишет, что через 40 лет от нее остались лишь осколки. Различные элементы бывшей левой коалиции разделяют лишь минимальный набор общих ценностей. Электорат соцпартии все больше эволюционирует в либеральном направлении в социально-экономической сфере, становится более авторитарным и антииммигрантским. Почти половина избирателей ФСП предлагает предоставить предпринимателям больше прав и утверждает, что капитализм не нуждается «в глубоких реформах». Более 40% разделяют идею о том, что «во Франции слишком много иммигрантов» и что «ислам представляет угрозу для республиканского строя». Напротив, эти идеи не пользуются популярностью среди избирателей экологического движения и Левого Фронта.

Еще в 2015 году левые надеялись, что праймериз внутри левого лагеря помогут им объединиться и выиграть выборы. 74% французов выступают за их проведение и 83% избирателей левых партий. Но в руководстве левых партий идея праймериз не встречает позитивного отклика. Коммунисты готовы участвовать в праймериз, не без Олланда и других представителей правительства. С их точки зрения, руководство страны перестало проводить левую политику. Экологи также готовы выдвинуть свою кандидатуру. Для них «проблемы экологии важнее единства левых», как заявил их руководитель Давид Корман. Оливье Фор, пресс-секретарь ФСП, объясняет: «Праймериз левых сил, о котором все говорят, но никто не желает, превращается на наших глазах в дикий праймериз, без каких-либо правил, и, следовательно, без победителя». Множественность левых кандидатов становится все более вероятной и, значит, детерминирует их поражение в первом туре.

Сейчас, по словам известного французского политолога Жерара Гранбера, «поражение левых неизбежно». По данным еженедельника «Пуэн», за год до президентских выборов численность соцпартии достигла исторического минимума: 60-80 тысяч членов вместо запланированных 500 тысяч. По опросу СОФРЕС, известной социологической службы, 71% французов не желают, чтобы Олланд выдвигался на второй срок. 82% опрошенных французов не доверяют президенту Франции «в решении проблем современной Франции». Популярность Олланда находится на 20 пунктов ниже, чем в конце президентства Миттерана, то есть в самый трудный период правления левых.

Согласно опросу социологической службы «Одокса», проведенному в середине апреля, Олланд набирал в первом туре всего 15% голосов, далеко позади Марин Ле Пен (31%) и Николя Саркози (20%), если президент республиканцев победит на праймериз. За Олландом следуют сразу же центрист Франсуа Байру (13%) и Жан-Люк Меланшон (11%). По этому опросу, Олланд даже проигрывает Марин Ле Пен во втором туре (53% на 47%), тогда как другие кандидаты - Саркози, Ален Жюппе или даже нынешний министр экономики Эммануэль Макрон легко выигрывали у кандидата Национального фронта. Согласно СОФРЕС, который провел опрос в этот же период, Олланд набирает всего 13%-15% голосов в первом туре и независимо от состава кандидатов не выходит во второй тур. Во всех вариантах его почти настигает Меланшон, другой левый кандидат.

Как же реагируют лидеры соцпартии на сложившуюся политическую ситуацию? Первоначально Олланд делал ставку на социал-либерализм, надеясь привлечь центристского избирателя. Он назначил премьер-министром Вальса, а министром экономики Макрона. Французская пресса даже называла тандем Вальс-Макрон последней надеждой соцпартии. В ответ на террор со стороны ИГ (запрещенной в России), Олланд предложил ввести в Конституцию статью, дающую судам право лишать французов, замешанных в террористических актах, французского гражданства. Но встретил столь упорное сопротивление со стороны левых депутатов, что вынужден был отказаться от этой идеи. Министр труда Мариам Эль Хомри внесла в парламент законопроект, призванный придать трудовому кодексу большую гибкость, позволить предпринимателям хотя бы частично обходить закон о 35-часовой рабочей недели и дать им больше возможностей в переговорах с профсоюзами. Но законопроект вызвал резкий протест со стороны профсоюзов, значительной части депутатов, трудящихся, организовавших несколько общенациональных акций. Правительству пришлось отказаться от первоначального проекта. Сейчас начался сложный и долгий процесс переговоров в Национальном собрании, который, скорее всего, выхолостит этот прогрессивный, с точки зрения патроната, законопроект.

Постепенно Вальс перестал персонифицировать социал-либеральный тренд соцпартии и его единственным представителем стал Макрон. После своего назначения министром экономики в 2014 году он все время нападал на «тотемы левой идеологии», как писала правоцентристская газета «Фигаро». Он предлагал трансформировать ригидный рынок рабочей силы, сделать более гибким рабочий график, изменить статус государственных служащих и даже уменьшить налог на наследство, символ концепции социалистов в области налоговой справедливости. Он объявил о создании общественно-политического движения «В пути» (En Marche), которое, по его словам, является «ни левым, ни правым». Он даже объявил себя свободным от обязательств перед Олландом, своим патроном. По вышеупомянутому опросу «Одокса», Макрон, единственный из членов правительства Олланда, обходит в первом туре Саркози и выходит во второй, в котором побеждает Марин Ле ПенОднако французские политологи справедливо подчеркивают, что преодоление противостояния между левыми и правыми - «вечная мечта, нереализуемая на практике». Стефан Розэ уверен, что популярность Макрона не будет иметь «никакого политического эффекта». Чтобы продолжить свое политическое существование, Макрону придется отождествляться или с левыми, или с правыми.

Таким образом, Олланд скорее всего выдвинет свою кандидатуру, и будет опираться на традиционные левые ценности, пытаясь объединить левый электорат. Но без праймериз всех левых это сделать невозможно. Вероятнее всего, Олланд потерпит сокрушительное поражение, и это приведет к глубокому кризису левых сил и соцпартии.

Игорь Бунин - президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

2016 год прошел под знаком депрессивных настроений в обществе, росте усталости и аполитичности. Одновременно «Единая Россия» сумела разгромно выиграть на парламентских выборах, а победа Дональда Трампа в США дает надежды на внешнеполитическую разрядку. Что же ждет российское общество и политический режим в среднесрочной перспективе?

Почему Верховному суду США и событиям, разворачивающимся вокруг кандидатуры нового судьи, уделяется столь пристальное внимание? В первую очередь, это связано со спецификой американской системы сдержек и противовесов, в которой Верховный суд занимает особое место.

Французская Le Figaro 19 января опубликовала материал о том, что в то время, как исламистское правительство Ливии испытывает недостаток ресурсов, военный лидер востока страны Халифа Хафтар противостоит Триполи и имеет шансы прийти к власти. В этих условиях западные страны стремятся договориться с военачальником, еще ранее выстроившим тесные отношения с Россией и считающимся «фаворитом Москвы».

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net