Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

28.05.2016 | Сергей Маркедонов

Михаил Саакашвили: возможно ли возвращение?

Михаил Саакашвили24 мая в эфире телекомпании «Рустави 2» третий президент Грузии и действующий глава Одесской облгосадминистрации Михаил Саакашвили заявил, что планирует вернуться на родину и активно включиться в политическую борьбу в своей стране. Точной даты своего возвращения он не обозначил. В то же время Саакашвили недвусмысленно заявил, что по-прежнему поддерживает партию «Единое национальное движение» (ЕНД), в котором, по его словам, должны появиться «новые лица».

Третий президент Грузии уже не первый раз предсказывает свое возвращение и обещает действующей власти острую конкуренцию со своей стороны. Так, в марте прошлого года его сторонники провели массовую акцию протеста в Тбилиси, а парламентарии-националы инициировали дискуссию об отставке правительства. Тогда эти действия особых последствий не имели. Однако после них Саакашвили заявил о переходе к «решающему этапу борьбы за власть». Месяц назад он выразил уверенность в победе ЕНД на предстоящих осенью парламентских выборах, после чего его возвращение видится делом предрешенным. В апрельском интервью «Рустави 2» Саакашвили попытался до предела упростить политическую картину Грузии, сведя ее де-факто к двухцветной гамме: «Есть две силы — одна связана с Бидзиной Иванишвили, другая — со мной. Нет ничего третьего на данном этапе. Все остальное-имитация».

Однако заявление от 24 мая имеет особую символическую нагрузку. Оно было произнесено в канун важного государственного праздника. 26 мая Грузия отмечает День независимости. Именно в этот день в 1918 году состоялось заседание грузинского Национального совета, на котором был зачитан Акт о независимости этой республики. 26 мая в Тбилиси проводятся военные парады и оппозиционные акции, а политики стремятся делать знаковые заявления. К слову сказать, в этот день 12 лет назад тогдашний глава государства Михаил Саакашвили уверенно произнес: «Мы вернем Абхазию в мой президентский срок». Фактически тем самым он подтолкнул процесс «разморозки» двух этнополитических конфликтов на Кавказе. Сегодня опальный политик (у себя на родине ему предъявлены обвинения в нескольких преступлениях), нашедший пристанище на Украине, заявляет: «Пусть никто не сомневается и не воспринимает как угрозу - это естественное дело - я намерен вернуться в Грузию, и намерен активно подключиться к процессам».

С началом украинского кризиса Грузия утратила неформальный статус главного «возмутителя спокойствия» на постсоветском пространстве. И об экс-президенте Михаиле Саакашвили в настоящее время, по большей части вспоминают в контексте борьбы за власть внутри Украины. И даже сам он публично идентифицировал себя, как украинца и борца за восстановление ее территориальной целостности. В какой степени заявления и действия бывшего лидера Грузии серьезны? Будет ли успешным объявленное им наступление или мы видим попытки выдать желаемое за действительное? Какие последствия может иметь активизация «националов», как для Грузии, так и для всего Закавказья?

Для ответов на эти вопросы было бы полезно рассмотреть наличные политические ресурсы ЕНД. «Единое национальное движение» было создано в 2001 году, когда о Михаиле Саакашвили говорили лишь, как о подающем надежды политике. С ним партия пришла к власти в ходе «революции роз». С ним же она изменила свой облик и состав, и стала правящей. Уже в этом лидера правящей партии Саакашвили побеждал на президентских выборах 2008 года (хотя именно они стали своеобразной точкой перелома в грузинской внутренней политике). На парламентских выборах в том же году «националы» получили 63% голосов.

Но ничего вечного, как известно в политике не бывает. И в 2012 году в ходе выборов высшего представительного органа власти ЕНД получило 40, 43 % голосов по партийным спискам, а 43, 84% по одномандатным округам. Особенностью той кампании было ее проведение в контексте конституционной реформы, дававшей парламенту и правительству большие полномочия по сравнению с президентом. Трансформация политической системы Грузии задумывалась для того, чтобы обеспечить пролонгацию пребывания у власти Михаила Саакашвили уже в качестве либо премьера, либо спикера парламента, в котором большинство было бы у его сторонников. Но данный проект не удался. Главные оппоненты ЕНД из коалиции «Грузинская мечта» в 2012 году получили на двадцать мандатов больше. Взять парламент под контроль не получилось. В условиях двоевластия (когда Саакашвили оставался президентом-«хромой уткой» и сам себе называл «оппозиционным президентом», а реальные рычаги сосредоточились в руках сторонников Бидзины Иванишвили) «Единое национальное движение» стало терять свои позиции. Сначала в дипломатическом и судейском корпусе, затем и в органах управления. Пожалуй, последним бастионом «националов» была мэрия Тбилиси во главе с Гигой Угулава, политиком, входившим в ближайшее окружение Саакашвили.

Казалось, закат ЕНД предрешен. Но бывшая «партия власти» Грузии в отличие от других постсоветских аналогов, включая и грузинский («Союз граждан Грузии», «Наш дом Россия», «Партия регионов») не исчезла с политической сцены с уходом ее лидеров. Между тем, третий президент Грузии был вынужден искать счастья на Украине, а экс-премьер и некогда «серый кардинал» грузинской политики Вано Мерабишвили и вовсе оказался в местах заключения. Между тем, серьезно потеряв в весе «националы» сохранили свое влияние в обществе. У партии остался лидерский костяк. Ей удалось сохранить фракцию в парламенте, показать неплохие итоги на местных выборах. В 2013 году представитель «националов» и их фактический лидер Давид Бакрадзе получил второе место на президентских выборах с 21,73% голосов. Летом 2014 года на выборах мэра Тбилиси для определения победителя потребовался второй тур. И хотя кампанию выиграл представитель «Грузинской мечты» Давид Нармания, «серебряным призером» стал выдвиженец от ЕНД Никанор Мелия (немногим менее 28% в первом туре и 27,53% – во втором). По справедливому замечанию известного политолога Гия Нодия, у партии есть «твердые сторонники», и в ее пользу работает определенное разочарование в «Грузинской мечте», которая была 4 года назад весьма щедра на обещания, особенно в социальной сфере.

Многие лозунги, с которыми «Грузинская мечта» шла на парламентские и президентские выборы 4 года назад (среди них самыми важными были сдерживание безработицы, борьба с бедностью, обуздание монополий), не получили реализации на практике. Согласно данным Всемирного банка, Грузия входит в пятерку беднейших стран на территории бывшего Советского Союза. Добавим к этому, что в 2016 году коалиция «Грузинская мечта» не досчитается некоторых своих «колонн». Отдельно на выборы пойдут республиканцы (в настоящее время они сохраняют за собой кресло спикера национального парламента, а также пост министра обороны) и «Свободные демократы» во главе с Ираклием Аласания. Это также работает, как минимум, не против ЕНД.

17 мая 2016 года «националы» официально представили свою первую электоральную десятку, с которой во главе партсписка они пойдут на штурм парламента в октябре. Возглавляет его Давид Бакрадзе, ставший в отсутствии Саакашвили фактическим лидером партии. Среди top-10 есть и известные персоны (дипломаты Сергей Капанадзе и Саломе Самадашвили), ряд депутатов парламента, участник выборов на пост мэра Тбилиси 2014 года Никанор Мелия. Впрочем, по словам ряда представителей ЕНД, партсписок еще будет обновляться. Это совпадает с оценками Саакашвили по поводу привлечения в партию «новых лиц».

В то же самое время, несмотря на то, что «Единое национальное движение» является важной политической силой, для роста его электоральной базы у него есть и свои ограничители. Во-первых, ЕНД будет трудно представить время своего правления, как «золотой век», особенно в селе, а Грузия, несмотря на модернизацию и вестернизацию в значительной степени остается страной аграрной. Между тем, после «революции роз» сельское хозяйство страны оказалось в запустении. К 2012 году падение там по сравнению с 2003 годом составило 30%. По данным Всемирного банка, до 64 % всех бедных людей Грузии на момент 2012 года жили именно на селе. И хотя 50 % грузинских граждан вовлечены в сельскохозяйственный труд, эта отрасль приносит только 8 % ВВП. Понятное дело, время «мечтателей» не принесло грузинскому аграрному сектору решительных прорывов. Но в восторге от ЕНД эта часть электората вряд ли будет. Во-вторых, Саакашвили многие воспринимают, как политика, склонного к необоснованным авантюрам, что особенно проявилось во время «пятидневной войны» 2008 года. И эти опасения (плюс недовольство авторитарными замашками третьего президента) разделяют многие горожане и жители столицы. Добавим к этому негативные воспоминания о разгонах массовых акций в 2007 и в 2011 годах. И эти настроения поддерживаются уже не селянами, а как раз образованными горожанами.

При этом Запад не заинтересован в резкой смене лиц на грузинском Олимпе, а также в возможных внутригрузинских конфликтах в связи с возвращением Саакашвили. Соглашение об Ассоциации с ЕС подписало правительство «Грузинской мечты», некогда критикуемое оппонентами якобы за «пророссийский выбор». Оно же начало реализацию пакета по «усиленному сотрудничеству» с НАТО. Но и на российском направлении правительство «мечтателей» проявило намного больше прагматики, чем «националы». Конечно же, нельзя сбрасывать со счетов и пресловутый административный ресурс, который власти задействуют для сдерживания Саакашвили и его сторонников.

И последнее (по порядку, но не по важности). ЕНД сохранило определенные политические позиции и сторонников. Но оно уже научилось жить и работать без прямого участия третьего президента Грузии в своих делах. И далеко не факт, что тот же Бакрадзе и «старые новые лица» будут в восторге от того, что Саакашвили попытается присвоить их заслуги (а они в деле отстаивания партии велики) себе.

В любом случае Грузию ждут непростые парламентские выборы, интрига в которых скорее всего сохранится до самого последнего дня. И сюрпризы здесь вполне возможны.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net