Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Итоги первого тура при условии отсутствия форс-мажорных обстоятельств ведут к тому, что второй тур выглядит техническим. Все ключевые социологические центры Франции прогнозируют уверенную победу Эммануэля Макрона с результатом выше 60% (62-66%), в то время как Марин Ле Пен может получить от 33% (Harrys, 18-20 апреля) до 40% (Ifop, 24 апреля).

Бизнес, несмотря ни на что

28 марта стало известно, что Сбербанку удалось продать свою украинскую дочку. Покупателями выступили Norvik Banka Григория Гусельникова и бизнесмен Саид Гуцериев (через белорусскую компанию), который получит контроль в «Сбербанк» Украина. Сразу появления этой новости отделения банка в Украине были разблокированы.

Интервью

Химическая атака в провинции Идлиб и последовавший за ней ракетный удар США по авиабазе правительственных войск в Сирии серьезно изменили ситуацию в стране. О подоплеке произошедших событий и их последствиях в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед и исламовед, эксперт института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

28.05.2016 | Сергей Маркедонов

Михаил Саакашвили: возможно ли возвращение?

Михаил Саакашвили24 мая в эфире телекомпании «Рустави 2» третий президент Грузии и действующий глава Одесской облгосадминистрации Михаил Саакашвили заявил, что планирует вернуться на родину и активно включиться в политическую борьбу в своей стране. Точной даты своего возвращения он не обозначил. В то же время Саакашвили недвусмысленно заявил, что по-прежнему поддерживает партию «Единое национальное движение» (ЕНД), в котором, по его словам, должны появиться «новые лица».

Третий президент Грузии уже не первый раз предсказывает свое возвращение и обещает действующей власти острую конкуренцию со своей стороны. Так, в марте прошлого года его сторонники провели массовую акцию протеста в Тбилиси, а парламентарии-националы инициировали дискуссию об отставке правительства. Тогда эти действия особых последствий не имели. Однако после них Саакашвили заявил о переходе к «решающему этапу борьбы за власть». Месяц назад он выразил уверенность в победе ЕНД на предстоящих осенью парламентских выборах, после чего его возвращение видится делом предрешенным. В апрельском интервью «Рустави 2» Саакашвили попытался до предела упростить политическую картину Грузии, сведя ее де-факто к двухцветной гамме: «Есть две силы — одна связана с Бидзиной Иванишвили, другая — со мной. Нет ничего третьего на данном этапе. Все остальное-имитация».

Однако заявление от 24 мая имеет особую символическую нагрузку. Оно было произнесено в канун важного государственного праздника. 26 мая Грузия отмечает День независимости. Именно в этот день в 1918 году состоялось заседание грузинского Национального совета, на котором был зачитан Акт о независимости этой республики. 26 мая в Тбилиси проводятся военные парады и оппозиционные акции, а политики стремятся делать знаковые заявления. К слову сказать, в этот день 12 лет назад тогдашний глава государства Михаил Саакашвили уверенно произнес: «Мы вернем Абхазию в мой президентский срок». Фактически тем самым он подтолкнул процесс «разморозки» двух этнополитических конфликтов на Кавказе. Сегодня опальный политик (у себя на родине ему предъявлены обвинения в нескольких преступлениях), нашедший пристанище на Украине, заявляет: «Пусть никто не сомневается и не воспринимает как угрозу - это естественное дело - я намерен вернуться в Грузию, и намерен активно подключиться к процессам».

С началом украинского кризиса Грузия утратила неформальный статус главного «возмутителя спокойствия» на постсоветском пространстве. И об экс-президенте Михаиле Саакашвили в настоящее время, по большей части вспоминают в контексте борьбы за власть внутри Украины. И даже сам он публично идентифицировал себя, как украинца и борца за восстановление ее территориальной целостности. В какой степени заявления и действия бывшего лидера Грузии серьезны? Будет ли успешным объявленное им наступление или мы видим попытки выдать желаемое за действительное? Какие последствия может иметь активизация «националов», как для Грузии, так и для всего Закавказья?

Для ответов на эти вопросы было бы полезно рассмотреть наличные политические ресурсы ЕНД. «Единое национальное движение» было создано в 2001 году, когда о Михаиле Саакашвили говорили лишь, как о подающем надежды политике. С ним партия пришла к власти в ходе «революции роз». С ним же она изменила свой облик и состав, и стала правящей. Уже в этом лидера правящей партии Саакашвили побеждал на президентских выборах 2008 года (хотя именно они стали своеобразной точкой перелома в грузинской внутренней политике). На парламентских выборах в том же году «националы» получили 63% голосов.

Но ничего вечного, как известно в политике не бывает. И в 2012 году в ходе выборов высшего представительного органа власти ЕНД получило 40, 43 % голосов по партийным спискам, а 43, 84% по одномандатным округам. Особенностью той кампании было ее проведение в контексте конституционной реформы, дававшей парламенту и правительству большие полномочия по сравнению с президентом. Трансформация политической системы Грузии задумывалась для того, чтобы обеспечить пролонгацию пребывания у власти Михаила Саакашвили уже в качестве либо премьера, либо спикера парламента, в котором большинство было бы у его сторонников. Но данный проект не удался. Главные оппоненты ЕНД из коалиции «Грузинская мечта» в 2012 году получили на двадцать мандатов больше. Взять парламент под контроль не получилось. В условиях двоевластия (когда Саакашвили оставался президентом-«хромой уткой» и сам себе называл «оппозиционным президентом», а реальные рычаги сосредоточились в руках сторонников Бидзины Иванишвили) «Единое национальное движение» стало терять свои позиции. Сначала в дипломатическом и судейском корпусе, затем и в органах управления. Пожалуй, последним бастионом «националов» была мэрия Тбилиси во главе с Гигой Угулава, политиком, входившим в ближайшее окружение Саакашвили.

Казалось, закат ЕНД предрешен. Но бывшая «партия власти» Грузии в отличие от других постсоветских аналогов, включая и грузинский («Союз граждан Грузии», «Наш дом Россия», «Партия регионов») не исчезла с политической сцены с уходом ее лидеров. Между тем, третий президент Грузии был вынужден искать счастья на Украине, а экс-премьер и некогда «серый кардинал» грузинской политики Вано Мерабишвили и вовсе оказался в местах заключения. Между тем, серьезно потеряв в весе «националы» сохранили свое влияние в обществе. У партии остался лидерский костяк. Ей удалось сохранить фракцию в парламенте, показать неплохие итоги на местных выборах. В 2013 году представитель «националов» и их фактический лидер Давид Бакрадзе получил второе место на президентских выборах с 21,73% голосов. Летом 2014 года на выборах мэра Тбилиси для определения победителя потребовался второй тур. И хотя кампанию выиграл представитель «Грузинской мечты» Давид Нармания, «серебряным призером» стал выдвиженец от ЕНД Никанор Мелия (немногим менее 28% в первом туре и 27,53% – во втором). По справедливому замечанию известного политолога Гия Нодия, у партии есть «твердые сторонники», и в ее пользу работает определенное разочарование в «Грузинской мечте», которая была 4 года назад весьма щедра на обещания, особенно в социальной сфере.

Многие лозунги, с которыми «Грузинская мечта» шла на парламентские и президентские выборы 4 года назад (среди них самыми важными были сдерживание безработицы, борьба с бедностью, обуздание монополий), не получили реализации на практике. Согласно данным Всемирного банка, Грузия входит в пятерку беднейших стран на территории бывшего Советского Союза. Добавим к этому, что в 2016 году коалиция «Грузинская мечта» не досчитается некоторых своих «колонн». Отдельно на выборы пойдут республиканцы (в настоящее время они сохраняют за собой кресло спикера национального парламента, а также пост министра обороны) и «Свободные демократы» во главе с Ираклием Аласания. Это также работает, как минимум, не против ЕНД.

17 мая 2016 года «националы» официально представили свою первую электоральную десятку, с которой во главе партсписка они пойдут на штурм парламента в октябре. Возглавляет его Давид Бакрадзе, ставший в отсутствии Саакашвили фактическим лидером партии. Среди top-10 есть и известные персоны (дипломаты Сергей Капанадзе и Саломе Самадашвили), ряд депутатов парламента, участник выборов на пост мэра Тбилиси 2014 года Никанор Мелия. Впрочем, по словам ряда представителей ЕНД, партсписок еще будет обновляться. Это совпадает с оценками Саакашвили по поводу привлечения в партию «новых лиц».

В то же самое время, несмотря на то, что «Единое национальное движение» является важной политической силой, для роста его электоральной базы у него есть и свои ограничители. Во-первых, ЕНД будет трудно представить время своего правления, как «золотой век», особенно в селе, а Грузия, несмотря на модернизацию и вестернизацию в значительной степени остается страной аграрной. Между тем, после «революции роз» сельское хозяйство страны оказалось в запустении. К 2012 году падение там по сравнению с 2003 годом составило 30%. По данным Всемирного банка, до 64 % всех бедных людей Грузии на момент 2012 года жили именно на селе. И хотя 50 % грузинских граждан вовлечены в сельскохозяйственный труд, эта отрасль приносит только 8 % ВВП. Понятное дело, время «мечтателей» не принесло грузинскому аграрному сектору решительных прорывов. Но в восторге от ЕНД эта часть электората вряд ли будет. Во-вторых, Саакашвили многие воспринимают, как политика, склонного к необоснованным авантюрам, что особенно проявилось во время «пятидневной войны» 2008 года. И эти опасения (плюс недовольство авторитарными замашками третьего президента) разделяют многие горожане и жители столицы. Добавим к этому негативные воспоминания о разгонах массовых акций в 2007 и в 2011 годах. И эти настроения поддерживаются уже не селянами, а как раз образованными горожанами.

При этом Запад не заинтересован в резкой смене лиц на грузинском Олимпе, а также в возможных внутригрузинских конфликтах в связи с возвращением Саакашвили. Соглашение об Ассоциации с ЕС подписало правительство «Грузинской мечты», некогда критикуемое оппонентами якобы за «пророссийский выбор». Оно же начало реализацию пакета по «усиленному сотрудничеству» с НАТО. Но и на российском направлении правительство «мечтателей» проявило намного больше прагматики, чем «националы». Конечно же, нельзя сбрасывать со счетов и пресловутый административный ресурс, который власти задействуют для сдерживания Саакашвили и его сторонников.

И последнее (по порядку, но не по важности). ЕНД сохранило определенные политические позиции и сторонников. Но оно уже научилось жить и работать без прямого участия третьего президента Грузии в своих делах. И далеко не факт, что тот же Бакрадзе и «старые новые лица» будут в восторге от того, что Саакашвили попытается присвоить их заслуги (а они в деле отстаивания партии велики) себе.

В любом случае Грузию ждут непростые парламентские выборы, интрига в которых скорее всего сохранится до самого последнего дня. И сюрпризы здесь вполне возможны.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Без мощной команды в современном мире не обходится ни один руководитель страны. Особенно это относится к руководителю такой страны, как Соединенные Штаты. Но кто же представляет собой опору для нынешнего президента США? Кто подставляет плечо в трудные для него моменты и кому удается (и удается ли) в значительной мере влиять на Дональда Трампа в вопросе принятия тех или иных решений? Начнем по порядку, ведь дьявол, как говорится, в деталях.

Центр политических технологий представляет Третий выпуск рейтинга влиятельности российских политиков - «Политический класс России».

11-12 апреля состоялся первый визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Москву. Визиту предшествовало обострение российско-американских отношений из-за химической атаки в Сирии, после чего переговоры оказались на грани срыва. До последнего момента также было не ясно, примет ли Тиллерсона Владимир Путин. В итоге встреча с президентом России все же состоялась, однако общие итоги подтверждают заметное ухудшение двусторонних отношений, что констатировали обе стороны.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net