Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

30.05.2016 | Ростислав Туровский

Праймериз «Единой России»: обрела ли партия новые перспективы?

Единая РоссияПраймериз «Единой России» стали важнейшим политическим событием в процессе постепенного развертывания думской кампании. Их результаты получили уже самые разные и противоречивые оценки со стороны различных экспертов.

С одной стороны, праймериз, несомненно, способствовали оживлению ситуации в партии и повышению активности в ее работе с населением. С другой стороны, изначальные проблемы, связанные с особенностями создания «партии власти», мотивациями и методами работы партийных игроков, по-прежнему давали о себе знать.

Анализируя итоги праймериз, следует иметь в виду, что предварительное голосование, по сути, состояло из трех разных типов кампаний. Во-первых, это было голосование в одномандатных округах в тех регионах, которые разделены на два и более округа. В этих случаях (а это – 193 окружные кампании) целью праймериз было выявление наиболее сильных кандидатов, которые и должны быть выдвинуты партией на сентябрьских выборах. Эти случаи являются самыми «простыми» с точки зрения смысла праймериз и их результата.

Во-вторых, голосование в регионах, где создан только один одномандатный округ (32 кампании), по смыслу и результату не столь очевидно, поскольку в этих случаях не было разделения на «окружные» и «списочные» праймериз. Предполагается, что победитель этих праймериз будет выдвигаться в округе. Но пока до конца неясно, с какими более крупными регионами будут объединены регионы «малые», и какие позиции могут занять их кандидаты. Например, можно предполагать, что кандидат, занявший на таких праймериз второе место, должен быть включен в список партии. Но при этом он может «затеряться» в этом списке на каком-либо низком месте. Попытки же продвижения представителей этих регионов на высокие места в межрегиональных списках способны вызвать конфликты с элитами «больших» регионов, в которых на праймериз нередко шла очень жесткая борьба за эти места, и им не до «малышей». Здесь, таким образом, Кремлю придется разруливать ситуацию, решая, можно ли и есть ли смысл в удовлетворении интересов «малых» регионов в партийных списках.

В-третьих, голосование за кандидатов в партийном списке в регионах, которые делятся на два и более округа (53 кампании), имело свою логику. В этих случаях неясно, что считать победой, а что – поражением. Порядок следования кандидатов по итогам праймериз в данном случае вовсе не является будущим порядком в партийном списке. И дело не только в грядущем объединении регионов в рамках межрегиональных списков, но еще и в вероятном неучастии многих успешных кандидатов в «списочных» выборах, либо их отказе от места по списку (в связи с выдвижением и победой по округу, либо отсутствием интереса к переходу в Госдуму). Поэтому реальными победителями «списочных» праймериз, т.е. претендентами на проходные места в списке могут оказаться в некоторых случаях крупных регионов те, кто не входит в первую тройку и даже в первую пятерку. И хотя о них пока не говорят, на них собственно и следует обращать внимание. По сути, каждый из трех типов кампании, «списочные», обычные «окружные» и «смешанные» (в малых регионах) праймериз, должен предполагать и свой вариант подведения итогов.

Одним из достижений праймериз является существенное обновление депутатской фракции «Единой России». Оно становилось неизбежным уже с возвращением смешанной системы, а праймериз эту тенденцию подтвердили и закрепили. Как известно, не все депутаты вообще участвовали в праймериз, но многие из тех, кто это сделал, не смогли добиться успеха, либо выбыли из кампании по тем или иным причинам. Главным механизмом ротации депутатского корпуса стали «окружные» праймериз, что собственно и предполагалось внутриполитическим блоком президентской администрации. Было понятно, что нынешние депутаты-«списочники» нередко не вели никакой существенной работы на территории, не обладали ресурсами для успешной кампании, что и подталкивало к их отсеву. «Окружные» праймериз привели к победе 66 действующих депутатов, а это лишь 34% от общего числа таких кампаний. Другие варианты праймериз, напротив, были для действующих депутатов более выгодными, отчасти способствуя стабилизации сложившейся думской фракции. Так, на «смешанных» праймериз в половине случаев (в 16 регионах) первые места заняли депутаты Госдумы, и им, конечно, есть резон идти на выборы в округах. Но в еще большей степени сохранению статус-кво способствовали как раз самые сложные для анализа и прогноза «списочные» праймериз. По нашим подсчетам, за их счет около 45, а может быть и до 50 депутатов могут сохранить свои мандаты.

Таким образом, процесс ротации депутатского корпуса принимает плавный характер, что тоже можно считать позитивной тенденцией. Возникает интересная ситуация, когда чуть больше половины действующих депутатов-«единороссов», по итогам праймериз, могут претендовать на переизбрание (по нашим расчетам, таких депутатов около 125-130). Но при этом большинство в будущей фракции составят, скорее всего, «новички». Дело в том, что фракция, по всей видимости, увеличится, и составит более 300 человек, а произойдет это как раз за счет округов. Как известно, кандидаты «Единой России» выигрывают почти во всех округах, как это наглядно демонстрируют выборы в региональные законодательные собрания. Поэтому «старожилы» несколько растворятся в новой фракции, хотя, конечно, многие «тяжеловесы» сохранят не только мандат, но и те или иные руководящие посты.

В то же время, очевидно, что праймериз отнюдь не были выстроены в интересах действующих депутатов. Большинство свою состоятельность доказало, но было и заметное меньшинство. По итогам праймериз можно говорить о выбывании из Госдумы более 50 депутатов, которые оказались неудачниками. Наиболее «громкие» имена из этого списка сразу стали предметом обсуждения в СМИ. Как видно, успешность инкумбентов по итогам праймериз вполне соответствует условным российским нормам ротации элиты, консервативным, но отнюдь не отсутствующим: порядка 70% игроков подтверждают свои позиции, но около 30% их теряют (и это только для тех, кто «играет», т.е. без учета депутатов, которые на праймериз не пошли). Кроме того, намечаются персональные изменения в думской верхушке, которые, что тоже подчеркивает плавный, но целенаправленный характер процесса, стартовали до праймериз, например, в результате перехода части статусных депутатов в Совет Федерации (ряд сенаторов будут выдвигаться в Госдуму и сейчас, по итогам праймериз). Явно будут меняться и многие главы комитетов, и руководители внутрифракционных групп.

Важным достижением праймериз стало также формирование, причем впервые в истории партии реально работающего вертикального политического лифта. Главным источником обновления думской фракции оказались депутаты региональных законодательных собраний: около 50 региональных депутатов добились победы на «окружных» и «смешанных» праймериз, плюс еще некоторое (но небольшое) их число может пройти по спискам. Тем самым идет пополнение федеральной партийной элиты за счет регионов, а карьера регионального депутата приобретает новый смысл. Теперь региональные депутаты увидели реальные возможности постепенного продвижения в своей депутатской карьере с одного уровня на другой. Среди победителей оказались и некоторые городские депутаты, но это, напротив, единичные случаи. Появились интересные примеры, когда региональные депутаты обыгрывали федеральных, причем отнюдь не слабых, как это произошло, например, в Брянской и Волгоградской областях, Алтайском и Приморском крае. Ожидается переход в Госдуму ряда региональных спикеров (они выиграли «окружные» праймериз в Алтайском крае, Курской и Ростовской областях; есть примеры и по другим вариантам праймериз, но там спикеры могут и отказаться от перехода в Госдуму), не говоря уже о вице-спикерах. Любопытно, что в новых субъектах – Крыму и Севастополе все праймериз для выдвижения в округах выиграли именно региональные депутаты, поскольку, собственно, других подготовленных кандидатов там и не было.

Ожидается и заметное пополнение Госдумы за счет муниципальных руководителей, что тоже можно считать вариантом вертикального лифта, приводящего к росту роли и значения представителей регионов в думской фракции «Единой России». Впрочем, в случае муниципалов речь все-таки идет не о депутатах, а о руководителях муниципалитетов, главах администраций. Примерно от 15 до 20 представителей муниципальной элиты могут стать новыми депутатами. Среди выигравших «окружные» праймериз есть, например, мэры Краснодара и Новороссийска, Саратова, Вологды, Иваново, Чебоксар, Магнитогорска и др. Хотя, конечно, это не будет означать появление в парламенте какого-либо муниципального лобби, способного укрепить позиции нижнего этажа российской власти. Тем более что для части мэров уход в Госдуму – это вынужденное решение.

Наконец, обращает на себя внимание и повышение роли общественников, хотя их результаты на праймериз и были крайне неровными. Тем не менее, есть ряд ярких примеров, когда праймериз в округах выигрывали лидеры региональных организаций ОНФ, например, в Пермском крае, Пензенской области, Республике Коми, Москве и др. Ожидается появление представляющих ОНФ «новых лиц» и за счет партийных списков, например, Н.Костенко от Краснодарского края. Другим источником пополнения депутатского корпуса становятся региональные общественные палаты (например, председатель общественной палаты выиграл в Ярославской области).

При этом итоги праймериз «Единой России» не противоречат и сценариям возможных уступок системной оппозиции, включая партии, которые в Госдуме своими фракциями вообще не располагают. Этот «тонкий момент» праймериз был учтен достаточно успешно. В ряде округов активной кампании с сильными лидерами не было, и это как раз могут быть округа, в которых впоследствии лидирующие позиции постараются занять кандидаты «Справедливой России», КПРФ, «Родины», «Яблока», «Партии роста» и др. Однако таких ситуаций очень немного, и «Единая Россия» явно не намерена активно «делиться» округами с другими партиями. По крайней мере, обсуждавшийся прежде вариант с «передачей» каждой партии парламентской оппозиции по 10 округов по результатам праймериз не просматривается.

Проблемы праймериз были связаны с тем, что многие игроки, такие как губернаторы, действующие депутаты, бизнесмены и прочие статусные фигуры, не были готовы к ведению честной конкурентной борьбы, и иной раз даже и не думали об этом. Это вызвало множество сообщений о различных нарушениях. Однако здесь же важно отметить, что партийные структуры не скрывали эту информацию, и в некоторых случаях даже сами инициировали ее появление и обсуждение. Как известно, в некоторых, хотя и редких случаях победы кандидатов были отменены (на уровне федеральной кампании это произошло в Нижнетагильском округе в Свердловской области, в Калининградском округе одноименной области).

В то же время уровень мобилизации электората на праймериз трудно назвать впечатляющим. С одной стороны, это хорошо тем, что не было установки на массовую мобилизацию административными методами и гонку за явкой любой ценой. С другой стороны, мобилизационные возможности «Единой России» выглядят неоднозначно. Даже низкая явка была во многих регионах результатом административной мобилизации. Нередко ставка специально делалась на снижение рисков путем проведения максимально «тихой» кампании, о которой вообще никто не знал, кроме тех, кого «приглашали» на участки для голосования за определенных людей. Но у партии не обнаружилось мотивированного и эмоционально «заряженного» массового электората, который сам пришел бы на праймериз. А это плохой сигнал для политической партии.

Таким образом, в целом публичные процедуры праймериз не стали их сильным местом. Они не изменили, да и вряд ли могли изменить «партию власти» качественным образом. Об этом свидетельствует не только низкий уровень «естественной» явки электората, но и поведение самих кандидатов. Многие формально относились к дебатам (но не участвовать в них не могли), так и не стали разрабатывать предвыборную программу, встречаться с населением и т.п. Тем самым ставка часто делалась на административный ресурс, что обеспечивало тактический успех, но не создавало победителю стратегическую перспективу в электоральном поле. Как результат, многие победители праймериз не использовали шанс, чтобы создать себе надежное и реальное электоральное ядро, опираясь на которое можно развивать успех и привлекать новых избирателей в процессе самой кампании. Это, в свою очередь, означает, что кампанию им надо будет начинать практически с нуля, а сами выборы в округах могут превратиться в куда более острую конкурентную борьбу, чем это видится по итогам праймериз. Даже часто встречающиеся 70-90% голосов на праймериз – это вовсе не гарантия успеха и тем более не прогноз аналогичного результата на самих выборах. Округов, где победитель праймериз набрал менее половины голосов, немного, меньше 40, но в них стартовый электоральный капитал кандидатов совсем уж невелик.

Существенной проблемой становится и формирование партийных списков. Дело не только в сложных конфигурациях будущих межрегиональных списков и не в малом числе губернаторов-«паровозов». Дело в том, что списочная часть праймериз, в отличие от окружной, была слабо артикулирована в публичном поле: многие избиратели ее просто не почувствовали. Заметно, например, что даже самые сильные кандидаты по списку получали меньше голосов, чем участники праймериз в округах. Кроме того, есть случаи, когда по итогам праймериз на первые места в списках претендуют кандидаты, которые при этом в округах проиграли (например, Н.Герасименко в Алтайском крае). В «малых» регионах «списочные» кандидаты и вовсе могут оказаться не у дел, если они получат низкие позиции в межрегиональных списках. В итоге возникает ситуация вакуума, когда ярких фигур, работающих на продвижение партийного списка и доказавших свою силу на праймериз, в регионах очень мало. В одних случаях нагрузка при агитации за список будет ложиться на кандидатов в округах, в других – надо будет дополнительно раскручивать слабых «списочных» лидеров. Не исключено, что некоторых, напротив, надо будет «спрятать», поскольку популярными фигурами по разным причинам стать им не суждено. В общем и целом проблема является тактически решаемой, но все равно «списочная» часть «Единой России» явно уступает «одномандатной», и это может сказаться на голосовании за список.

Наконец, на формирование конкурентного поля сильно и местами негативно повлияла ситуация во внутриэлитных отношениях в регионах. В отдельных случаях конфликты в элитах достигли такого размаха и такой грубости, что считать их проявление «нормальной» конкуренцией на праймериз были бы слишком большой натяжкой. Здесь центр столкнулся с серьезными вызовами, и был вынужден выбирать меньшее из двух зол. Все-таки, как правило, меньшим злом оказывалось искусственное занижение конкуренции, чем разбалансировка отношений в элитах, а вместе с ними – политической стабильности в регионах. Однако многие решения о выходе из борьбы сильных, но «конфликтных» игроков принимались непосредственно перед датой праймериз, что создало ощущение несколько запоздалой специальной кампании. Были и явно «перестраховочные» решения, не всегда оправданные электорально, но, вероятно, призванные укрепить позиции фаворита праймериз. Поэтому уровень конкуренции на праймериз под конец оказался немного ниже, а в отдельных округах принципиально ниже, чем в ходе кампании.

Таким образом, моментального преображения «Единой России» в процессе и по итогам праймериз-2016 не произошло. В партии слишком сильна инерция, и велика привычка к применению административного ресурса, чтобы открытые и конкурентные праймериз сразу и повсеместно вошли в ее практику. Там же, где конкуренция сильна, она зачастую оборачивается жесткой борьбой элит, которую самому центру приходится потом разруливать. Тем не менее, праймериз обозначили позитивный тренд, связанный с постепенным изменением внутрипартийных правил игры и с обновлением партийной элиты, в т.ч., что особенно важно, - за счет регионов и (но не так часто) за счет общественников.

Ростислав Туровский – вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Две основные сенсации мировой политики прошлого года - «Брэксит» и избрание Дональда Трампа президентом США - вызвали массу комментариев о кризисе или даже конце западной демократии. Однако последующие события показали, что политическая система государств Запада обладает достаточной степенью гибкости, чтобы противостоять волне правого популизма. При этом особенностью такого противостояния является отсутствие универсального рецепта – ситуация в каждой стране носит своеобразный характер.

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net