Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

01.02.2006 | Алексей Макаркин

УКРАИНА НА СТАРТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

Сенсационное, на первый взгляд, решение Верховной рады об отставке правительства Юрия Еханурова на самом деле было предрешено еще в конце 2004 года, когда украинский истеблишмент одобрил политическую реформы, начало реализации которой оказалось приурочено к старту парламентской избирательной кампании. Отметим, что нынешний состав Рады носит настолько фрагментарный характер, что ни один мыслимый состав правительства не может получить в ней стабильного большинства. А раз так, то любая оппозиция заинтересована в том, чтобы «свалить» в такой ответственный момент кабинет министров, используя для этого вновь обретенные возможности. Тем более, если премьер-министр является электорально значимой фигурой: напомним, что Ехануров возглавляет не только правительство, но и избирательный список пропрезидентского блока «Наша Украина». Что же до газового конфликта и особенностей соглашения с Россией, то они в данной ситуации выступили в качестве повода, а не причины для действий Рады, своего рода «казус белли», но не более того. Если бы не было проблемы с газом, то придумали бы что-нибудь другое.

Плюрализм списков

Столь жесткие действия Рады (и понятная неуступчивость Виктора Ющенко, отказывающегося сдать своего политического партнера) свидетельствуют о накале предвыборной борьбы, в которой принимают участие более трех десятков партий и блоков. Столь значительное число участников связано со снижением избирательного барьера с 4 до 3%, что породило у многих политиков надежды на то, что им удастся собрать группу единомышленников и пройти в парламент, не вливаясь в ряды крупных партий. Таким образом, Украина, как и Россия перешедшая на полностью пропорциональную избирательную модель, в отличие от нее, пошла на понижение, а не повышение избирательного барьера. Это решение носит далеко не бесспорный характер, так как новая Рада обещает быть не менее «дробной», чем предыдущая (вообще представляется, что оптимальным является «старый» российский 5%-й барьер).

Однако лишь меньшинство участников выборов имеют реальные шансы попасть в Раду. В первую очередь, надо выделить тройку лидеров – Партию регионов Украины Виктора Януковича, Блок Юлии Тимошенко и «Нашу Украину» (подробнее о январских рейтингах партий и блоков см. отдельный раздел). «Регионы» оказались в противоречивой ситуации. С одной стороны, они сохранили доминирование на востоке страны – в партийном списке присутствуют все значимые «восточные» политические фигуры. Это сам Янукович, председатель Донецкого облсовета Борис Колесников (несколько месяцев просидевший в тюрьме при правлении Ющенко), донецкий олигарх Ринат Ахметов, а также бывший харьковский губернатор Евгений Кушнарев, который вначале пытался реализовать собственный партийный проект, но затем прагматично присоединился к Януковичу. С другой стороны, за пределами восточных областей у «регионов» немного шансов на успех, что ограничивает возможности для роста партийного электората (редкий пример «невосточного» политика в списке – Тарас Чорновил, ставший «изгоем» для западного истеблишмента после перехода на сторону Януковича).

Юлия Тимошенко пытается привлечь на свою сторону протестные группы избирателей на всей территории страны – от востока до запада. Ее шанс заключается в консолидации тех избирателей, которые не принимали режим Кучмы и разочаровались в Ющенко. Среди соратников Тимошенко немало ее политических соратников по майдану – среди них ее самый давний политический партнер Александр Турчинов и известный политический эксперт, недолговременный вице-премьер Николай Томенко. Однако этого нельзя сказать об Александре Зинченко, бывшем госсекретаре Украины, который ушел в отставку почти одновременно с Тимошенко и считался ее политическим союзником. 3%-ный барьер привел к тому, что этот политик решил принять участие в выборах во главе собственного списка – небольшой Партии патриотических сил Украины.

«Наша Украина» ослаблена как в связи со снижением рейтинга Ющенко, так и в результате «откола» части политиков, которые выступают во главе собственных списков. Так, молодые «оранжевые» активисты из «Поры» вкупе с партией «Реформы и порядок» министра финансов Виктора Пинзеника идут на выборы самостоятельной колонной во главе со знаменитым Виталием Кличко. Отдельно выступает и блок сторонников лидера Украинской народной партии Юрия Костенко и бывшего спикера Рады Ивана Плюща. Однако, несмотря на такую разобщенность сил, блок Ющенко имеет серьезные основания «прибавить» на финише кампании – как за счет ресурса главы государства (напомним, что в соседних России и Белоруссии в ходе конфликтов между президентом и парламентом население поддерживало первого), так и в связи с составом избирательного списка. В нем немало известных имен: от нынешнего и бывшего премьеров Еханурова и Анатолия Кинаха до певицы Русланы Лыжичко.

Присутствие Кинаха в списке, кстати, свидетельствует о прагматизме значительной части украинской элиты. Напомним, что четыре года назад он также занимал второе место в избирательном списке – но только прокучмовского блока «За единую Украину» - основного электорального оппонента блока Ющенко. Однако большинство мест в списке «Нашей Украины» все же занимают ветераны оппозиционного движения, многие из которых принадлежат к числу умеренных националистов. Так, третье место в списке получил глава МИД и, одновременно, «Руха», Борис Тарасюк (впрочем, лично он имеет репутацию не столько националиста, сколько одного из наиболее активных сторонников европейской, в том числе оборонной, интеграции). Отметим и присутствие в списке такой известный фигуры как Алексей Ивченко, совмещающего руководство Конгрессом украинских националистов (преемника бандеровской ОУН) с постом главы компании «Нафтогаз Украины».

Впрочем, «националистический» компонент «Нашей Украины» на этих выборах несколько ослаблен по сравнению с предыдущими – многие последовательные сторонники национальной идеи баллотируются по списку Костенко-Плюща. А одиозный антисемит Олег Тягнибок, исключенный еще в 2004 году из парламентской фракции «Нашей Украины», возглавляет собственный список объединения «Свобода» (название выбрано по аналогии с крайне правой Австрийской партией свободы). Кстати, в выборах решил участвовать и еще один ультранационалистический список под звучным названием «Бог и Украина превыше всего!», который возглавляют известный антисемит, ректор Межрегиональной академии управления персоналом Георгий Щекин и сын известного командира УПА Юрий Шухевич (сейчас представляющий организацию УНА-УНСО). Однако все наблюдатели сходятся во мнении, что ультранационалисты типа Тягнибока и Щекина являются аутсайдерами в партийно-политической системы современной Украины.Еще три партии эксперты относят к числу проходных политических сил, но все же «второго ряда». Это две партии, традиционно представленные в Раде – коммунисты и социалисты, а также Народный блок спикера парламента Владимира Литвина. Коммунисты потеряли одну из наиболее известных фигур своей партии – писателя Бориса Олейника – который вышел из фракции КПУ в Раде и на нынешних выборпах возглавляет собственный левопопулистский блок. В верхней части списка КПУ – неизменный соратник Симоненко, вице-спикер Адам Мартынюк и глава ветеранского объединения, генерал Иван Герасимов, участвовавший еще в Великой Отечественной войне (родившийся в 1921 году, он имеет хорошие шансы стать старейшим депутатом Рады нового созыва).

В списке социалистов нет ожидавшегося министра внутренних дел Юрия Луценко, который значительно сильнее, чем его однопартийцы, интегрировался в новую систему власти (напомним, что и в конце 2004 года он был самым активным социалистом на Майдане). Зато, кроме неизменного лидера Мороза, присутствуют министры-социалисты Станислав Николаенко и Александр Баранивский, глава Фонда имущества Валентина Семенюк, а также такой весьма колоритный персонаж как лидер украинских «афганцев» Сергей Червонописский – тот самый, который в 1989 году на съезде народных депутатов СССР оппонировал академику Сахарову под лозунгом «Держава, Родина, Коммунизм!».Наконец, Литвин привлек в «первую тройку» своего списка таких популярных персонажей певицу Софию Ротару и космонавта Леонида Каденюка. В списке блока немало представителей старой кучмовской элиты, к которой относится и сам спикер, бывший руководителем администрации Кучмы, а в 2002 году возглавлявший список блока «За единую Украину!».

Еще несколько структур можно отнести к числу «полупроходных» - при успешно проведенной избирательной кампании они преодолевают 3%-ный барьер. Это «Народная оппозиция» Натальи Витренко – исповедующей «гремучую смесь» социализма и православия самого активного леворадикального критика нынешней власти. В списке блока, преимущественно, ближайшие соратники Витренко по Прогрессивно-социалистической партии – политической силы, которая не представлена в нынешнем составе Рады. Кроме того, десятым номером в список вошел известный православный деятель из Одессы Валерий Кауров – политический партнер пресс-секретаря Союза православных граждан России Кирилла Фролова, которого только что выслали из Украины (в 2004 году Фролов активно участвовал в избирательной кампании Януковича).

Социал-демократы бывшего всемогущего руководителя кучмовской администрации Виктора Медведчука стали основой блока «Не Так» (обыгрывающего известный слоган избирательной кампании Ющенко), который возглавляет экс-президент Леонид Кравчук. В список блока входит целый ряд знаковых фигур социал-демократов. Сохранились традиционные связи партии с киевским «Динамо» - среди кандидатов владелец клуба Григорий Суркис и «лицо» команды в 70-80-е годы Олег Блохин.

Определенные шансы на прохождение в Раду имеет и ПОРА-ПРП. Наконец, еще один бывший премьер создал блок, в название которого входит его фамилия: «Евгений Марчук – Единство». Однако в современной Украине Марчук, который занимал высокие посты в президентства как Кравчука, так и Кучмы, воспринимается, скорее, как фигура из прошлого.

Рейтинги партий и блоков

Пока, согласно всем январским социологическим опросам, лидером избирательной кампании является Партия регионов, контролирующая, как упоминалось выше, наиболее масштабный «восточный» домен. По данным Центра Разумкова, за нее намерены проголосовать 24,7% от всех избирателей. Всеукраинская социологическая служба дает ей 22,4%. Центр «Социальная перспектива» - 26,2%. Вряд ли какие-либо обстоятельства избирательной кампании серьезно повлияют на позиции «регионалов». Их противники из властных структур распространили информацию о том, что судебные решения о снятии судимостей с Януковича в 70-е годы было фальсифицировано, однако эта «бомба» неактуальна для восточных избирателей.

По данным Центра Разумкова, на второе место вышла «Наша Украина» с 15,4%. Однако другие социологические службы считают, что сторонники Ющенко на сегодняшний день занимают лишь третью позицию, хотя и с небольшим отрывом от второго места. Да и абсолютные данные почти не различаются. Всеукраинская социологическая служба считает, что «Наша Украина» имеет поддержку 15,3%, «Социальная перспектива» дает им 14,5%. Опрос Центра Разумкова показывает, что блок Юлии Тимошенко отстает от пропрезидентского блока с 12%. Всеукраинская социологическая служба выводит его на второе место с 16,4%, а «Социальная перспектива» - с 15,1%.

Эти данные показывают, что вопрос о втором-третьем «призерах» избирательной гонки еще далеко не решен. С одной стороны, сторонники Тимошенко смогли раньше сорганизоваться (по сути дела, они начали избирательную кампанию с момента отставки своего лидера с поста премьера) и активно используют протестную риторику. Кроме того, немаловажен и тот факт, что избирательный список возглавляет лично харизматичная Тимошенко – четыре года назад она, используя только собственный ресурс, смогла провести свой блок в Раду в куда менее благоприятных условиях.

С другой стороны, свои аргументы есть и у Ющенко. Во-первых, на постсоветском пространстве в ходе противостояния между президентом и парламентом население склонно более поддерживать исполнительную власть, на которую возлагает больше надежд, чем на депутатский «коллектив». Напомним конфликт между Борисом Ельциным и съездом народных депутатов, Александром Лукашенко и Верховным советов. Убедительная победа парламента имела место лишь в Литве (отставка президента Роландаса Паксаса) – уже сугубо европейской стране с устойчивыми демократическими традициями, о которых в Украине говорить не приходится.

Во-вторых, на Ющенко работает государственный аппарат, как в центре, так и в регионах, прошедший существенную чистку за последний год (напомним, что главы региональной исполнительной власти в Украине назначаются президентом). Считается, что влияние административного ресурса на нынешних выборах будет не очень высоким (Ющенко надо блюсти свой демократический имидж перед Европой), но все же недооценивать его было бы неверно.

В-третьих, Рада, уволив в отставку кабинет Еханурова, не смогла ни предложить сколько-нибудь внятную альтернативу ему, ни даже настоять на исполнении своего решения. В результате Ющенко не признал решения Рады, а министры остаются на своих постах – с точки зрения президента, в качестве полноправных членов правительства, с точки зрения Рады – как исполняющие обязанности (исключая официально уволенных парламентом руководителей Минюста и Минэнерго Головатого и Плачкова). Таким образом, президент сохраняет контроль над центральной исполнительной властью, а позиции Рады выглядят здесь достаточно неустойчивыми.

Левоцентристские силы – социалисты и коммунисты – согласно всем опросам отстают от лидеров. Социалисты, по данным Центра Разумкова, имеют поддержку 4,6% избирателей, «Социальная перспектива» также дает им 4,6%. Из этого ряда несколько выбивается крайне оптимистичный для партии Мороза результат, который получен Всеукраинской социологической службой – 10,4%. Но и эта структура выводит социалистов только на четвертое место. Сторонники Мороза пытаются усидеть на двух стульях. Социалисты стараются максимально использовать необычное для современной Европы сочетание членства в правительстве и протестных лозунгов. С одной стороны, они занимают ряд министерских и других властных постов (в том числе главы Фонда имущества Украины). С другой стороны, они при каждом удобном случае критикуют те мероприятия власти, которые негативно воспринимаются их популистски настроенным электоратом (например, приватизацию «Криворожстали» - во время этой акции глава Фонда имущества Валентина Семенюк даже объявила о своей болезни). В принципе, социалисты рассчитывают на роль младших партнеров практически в любом составе будущей правительственной коалиции).

В оценке же шансов коммунистов все социологи практически едины. Центр Разумкова дает им пока 4,6%, Всеукраинская социологическая служба – 6,9%, «Социальная перспектива» - 4,1%. Компартия сохранила свой «пенсионный» электорат, но на востоке ее существенно потеснили сторонники Януковича, которые имеют в своем распоряжении значительно большее количество ресурсов – финансовых, информационных, да и административных, несмотря на смену губернаторов восточных областей. Коммунисты же изрядно «обветшали», то есть воспринимаются как архаичная политическая сила, лучшие годы которой остались позади. Напрашиваются аналогии с зюгановской КПРФ с той разницей, что Янукович отобрал у КПУ значительно больше голосов, чем «Родина» у КПРФ в 2003 году. Уже на последних президентских выборах лидер коммунистов Петр Симоненко не мог даже претендовать на выход во второй тур.Народный блок Литвина, по данным Центра Разумкова, может сейчас рассчитывать на 3% голосов, по мнению Центра «Социальная перспектива» - на 3,4% голосов. Всеукраинская социологическая служба и в этом случае более оптимистична: 7,8%. Сторонники Литвина, как и партия Мороза, претендуют на участие в будущем правительстве, рассчитывая на свой значительный коалиционный потенциал. В последнее время Литвин отчетливо выступает на стороне парламентской оппозиции Ющенко (особенно ярко это проявилось во время голосования по вопросу об отставке кабинета Еханурова), но не испортил отношений с президентом и его окружением настолько сильно, как это сделала Тимошенко.Блоку Витренко Центр Разумкова сейчас дает 2,5%, Всеукраинская социологическая служба – 3,3%, «Социальная перспектива» - 2,4%. Радикальные лозунги Витренко создают почву для голосования за ее блок наиболее протестно настроенной части избирателей Януковича образца 2004 года. Кроме того, блок может рассчитывать на поддержку значительной части ревностных прихожан Украинской православной церкви Московского патриархата, которые проявляют политическую активность в условиях жесткой конкуренции как с униатами, так и с неканоническими православными юрисдикциями. На президентских выборах «православный фактор» сыграл незначительную роль, но сейчас, когда для прохождения в Раду достаточно набрать 3%, его роль существенно повышается. Блок Витренко наиболее активно подчеркивает свою пророссийскую ориентацию – так, его лидер заявила, что недавно встречалась с первым вице-премьером Дмитрием Медведевым, который при определенных, но трудновыполнимых в нынешней политической ситуации условиях (интеграция Украины в ЕЭП, отказ от членства в НАТО и др.) якобы обещал цены на газ на белорусском уровне.

Блоку «Не Так!» Центр Разумкова дает лишь 1,2% (столько же, сколько и «Поре-ПРП»). Другие социологические учреждения настроены несколько более оптимистично в отношении перспектив блока Кравчука-Медведчука: Всеукраинская социологическая служба считает, что он сейчас может рассчитывать на 3,4%, а «Социальная перспектива» - 3,2%. Проблема социал-демократов – в утрате административного ресурса, которым они в правление Кучмы располагали не только на общенациональном уровне (за счет ресурса Медведчука), но и в отдельных регионах: на юге страны и в Закарпатье.

После выборов

Таким образом, в новом составе украинской Рады не у одной из партий не будет большинства. Новое правительство будет сформировано на основе сложной коалиции, которую будут создавать нынешние соперники. Впрочем, учитывая известную склонность украинской элиты к компромиссам, можно предположить, что бескомпромиссные оппоненты в ходе избирательной кампании смогут быстро договориться друг с другом после ее окончания.

В настоящее время рассматриваются несколько вариантов основы для создания коалиции. Первый – договор Янукович-Ющенко. Напомним, что подобный вариант рассматривался еще в первой половине 2004 года, вплоть до того момента, как Кучма провозгласил своим преемником Януковича и фактически столкнул двух наиболее электорально сильных на тот момент политиков страны. В прошлом году сторонники Януковича голосовали за кандидатуры премьеров Тимошенко и Еханурова (правда, последнего они поддержали только в обмен на политический компромисс, зафиксированный в ныне дезавуированном меморандуме). Если учесть приоритет региональных «восточных» интересов для Януковича, то коалиция в таком формате не выглядит невозможной.

Второй вариант – договор Янукович-Тимошенко, основанный на неприятии ющенковского режима. В настоящее время и Партия регионов, и сторонники Тимошенко находятся в радикальной оппозиции по отношению к правительству. Прагматизм украинских элит может и в этом случае снять (хотя бы на время) идеологические препятствия на пути создания коалиции. Главная проблема – в совместимости лидеров, каждый из которых не скрывает своих претензий на премьерство.Третий вариант – договор Ющенко-Тимошенко, то есть воссоздание «оранжевой коалиции» первой половины 2005 года. Несмотря на серьезный внутренний конфликт между участниками Майдана, такой вариант также вполне возможен – в рамках европейской, антироссийской консолидации. Однако в этом случае сторонникам Ющенко придется, видимо, пожертвовать рядом фигур, которых Тимошенко связывает с заключением «газового соглашения» с Россией (его сторонники экс-премьера подвергают наиболее активной критике).

Четвертый вариант выглядит сейчас еще боле гипотетическим, чем три предыдущих. Это, условно говоря, мобилизация пророссийских сил с участием партии Януковича, блока Витренко, социал-демократов, социалистов, коммунистов, возможно, и блока Литвина. Далеко не всех участников этой гипотетической коалиции можно считать пророссийскими, не все они имеют безусловные шансы на прохождение в Раду (особенно это относится к социал-демократам из блока «Не Так!»).

В общем, все возможные коалиции выглядят крайне неустойчивыми, а, следовательно, и в следующим составе Рады любое большинство в любой момент может распасться. Подобная ситуация не выглядит уникальной для близлежащих стран – достаточно вспомнить нынешнее «правительство меньшинства» в Польше, а также трудно создаваемые правительственные коалиции в Латвии. Однако политические «правила игры» в этих странах устоялись куда в большей степени, чем в Украине – они включены состав объединенной Европы, что на сегодняшний момент гарантирует цивилизованное разрешение конфликтов между конкурирующими партиями. Кроме того, правительственные комбинации имеют преимущественно верхушечный характер, не затрагивающий интересов большинства населения. В постреволюционной же Украине ситуация является иной. Демократические правила игры в ней еще устоялись, конкуренция носит не только политический, но и региональный характер. Таким образом, не исключено, что и при новом составе Рады Украину ждут серьезные политические кризисы, а состав правительственных коалиций будет меняться.

Центр Разумкова Всеукраинская социологическая служба Социальная перспектива
Регионы Украины(Янукович) 24,7% 22,4% 26,2%
Наша Украина(Ехануров) 15,4% 15,3% 14,5%
Блок Юлии Тимошенко 12% 16,4% 15,1%
Социалистическая партия Украины (Мороз) 4,6% 10,4% 4,6%
Коммунистическая партия Украины (Симоненко) 4,6% 6,9% 4,1%
Народный блок (Литвин) 3% 7,8% 3,4%
Народная оппозиция (Витренко) 2,5% 3,3% 2,4%
'Не Так!' (Кравчук) 1,2% 3,4% 3,2%

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net