Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.07.2016 | Александр Ивахник

Тереза Мэй берет на себя тяжелую ношу

Тереза МэйВ среду, 13 июля, Великобритания обрела нового премьер-министра. Как многие ожидали, этот пост заняла глава МВД Тереза Мэй. Но мало кто предвидел, что борьба за пост лидера правящей Консервативной партии и соответственно главы правительства завершится столь стремительно. Теперь на плечи Мэй ляжет сложнейшая задача минимизации ущерба от «Брексита».

После того, как безответственный харизматик Борис Джонсон, надеявшийся на волне «Брексита» въехать в здание на Даунинг-стрит, 10, почувствовав угрозу своим планам, внезапно потерял решительность и сошел с лидерской гонки, безусловным фаворитом среди потенциальных соискателей заветного поста сразу стала 59-летняя Тереза Мэй. После второго тура голосования среди рядовых парламентариев-тори 7 июля осталось только два кандидата. Причем Мэй получила 199 голосов, а ее соперница, замминистра энергетики 52-летняя Андреа Лидсом – только 84. Предстояло голосование среди всех 150 тысяч членов Консервативной партии, а до этого – предвыборная кампания кандидатов. Вся процедура должна была завершиться к 9 сентября.

Однако в понедельник, 11 июля, Андреа Лидсом объявила о снятии своей кандидатуры. В тот же день Комитет 1922, объединяющий заднескамеечников-тори и отвечающий за процедуру выбора нового лидера, утвердил Терезу Мэй в этом качестве, а глава правительства Дэвид Кэмерон заявил, что покинет свой пост уже 13 июля, и обещал свою полную поддержку Терезе Мэй на посту нового премьер-министра.

Сход Андреа Лидсом с предвыборной дистанции определила совершенная ею непростительная морально-политическая ошибка. В выходные в интервью The Times Лидсом заявила, что она, мать троих детей, сможет лучше позаботиться о Британии, чем бездетная Тереза Мэй, что сразу же навлекло на нее шквал критики. Но и без этого вопиющего нарушения политкорректности Лидсом не имела шансов стать лидером. Политический вес этих двух женщин слишком разный. Мэй в течение шести лет занимала один из ключевых и сложнейших постов в кабинете. Лидсом избралась в Палату общин лишь в 2010 году и получила пост замминистра энергетики в мае прошлого года.

Единственное, на чем могла играть Лидсом, так это на том, что она деятельно участвовала в кампании за выход Британии из Евросоюза и большинство граждан поддержали такую позицию. Однако когда и страна, и Консервативная партия глубоко расколоты по этому судьбоносному вопросу, на первый план выдвинулась задача преодоления раскола. И на эту роль гораздо больше подходила Тереза Мэй, которая никогда не скрывала своего скептического отношения к Брюсселю и избегала активного участия в кампании «Остаться», но проявила лояльность к премьеру Кэмерону, высказавшись за сохранение членства в ЕС. Такая позиция делала ее приемлемой фигурой и для консерваторов-европеистов, которые имеют большинство в парламентской фракции, и для принципиальных сторонников «Брексита», позиции которых сильны в местных организациях партии. В пользу Терезы Мэй сказалось и то, что уже после референдума и объявления Кэмерона о скорой отставке она, в отличие от некоторых своих соперников, не занималась внутрипартийными интригами, сохраняла спокойствие и достоинство, демонстрировала уверенность в своих лидерских качествах.

В быстром прекращении борьбы за пост лидера проявилась присущая Консервативной партии воля к власти – воля, которой лишена раздираемая сейчас внутренними противоречиями Лейбористская партия, до сих пор не усвоившая, что живет в стране парламентской, а не низовой демократии. В парламентской фракции тори и в руководстве партийного аппарата быстро осознали, что затягивание борьбы за пост лидера еще на два месяца в ситуации драматических вызовов, вставших перед Британией после референдума, совсем не ко времени, и, вероятно, подтолкнули Лидсом к выходу из гонки. Ставка сделана на политика, который, как считается, обладает консолидирующими качествами.

Тереза Мэй хорошо известна в Консервативной партии, и она действительно дает такие надежды. Окончив Оксфорд по специальности «география», Мэй начала свою трудовую карьеру финансовым консультантом в Банке Англии, затем некоторое время поработала в финансовой компании, а в 1992 году попыталась избраться в парламент от партии тори. Это ей удалось в 1997 году, и с этого времени вся ее жизнь связана с политикой. Но интерес к политике и амбиции в этой сфере пробудились у серьезной и трудолюбивой дочери англиканского викария гораздо раньше, еще в Оксфорде. Ее университетская подруга вспоминает, что юная Тереза говорила о своем желании стать первым в истории Великобритании премьером-женщиной и была раздосадована, когда Маргарет Тэтчер получила этот пост в 1979 году и таким образом опередила ее. Там же в Оксфорде на студенческой вечеринке сторонников тори Тереза познакомилась со своим будущим мужем Филипом Мэем. Сейчас он является топ-менеджером в крупном инвестиционном фонде.

Тереза Мэй быстро продвинулась в консервативном истэблишменте. В 1999 году, всего через два года после избрания в Палату общин, она вошла в теневой кабинет в качестве министра образования. После прихода тори к власти в 2010 году Мэй сразу стала главой МВД и занимала этот сложный пост рекордно долгое для Соединенного Королевства время.

Сейчас в Британии много пишут о личных и профессиональных качествах нового премьера. Отмечается ее моральная цельность, подход к эффективному выполнению работы как к моральному долгу, острое чувство справедливости. Мэй отличают здравый смысл, последовательность, воля, уверенность в себе, тщательная проработка деталей при принятии решений. Она – человек довольно закрытый, не любит чрезмерную откровенность в личном общении. В публичных же выступлениях отличается прямотой и жесткостью, называет вещи своими именами. Мэй защищает свои позиции решительно и, что необычно для политиков, не слишком заботится о том, чтобы нравиться. Она действительно не всем нравится, но ее компетентность и исключительная работоспособность вызывают всеобщее уважение.

На посту главы МВД в вопросах межнациональных и межрелигиозных конфликтов и регулирования иммиграции Тереза Мэй проявила себя как жесткий политик. Летом 2011 года, во время потрясших страну молодежных бунтов, она разрешила использовать против погромщиков армию и водометы и даже распорядилась временно закрыть доступ к соцсетям. Ей удалось добиться депортации из страны нескольких радикальных проповедников ислама. Мэй не стеснялась говорить о проявлениях коррупции в полицейских рядах и отстранять от работы сотрудников своего ведомства, не согласных с ее политикой.

Наибольшее внимание привлекала ее жесткая позиция по вопросам ограничения миграции в Великобританию. На форумах Евросоюза она выступала с резкой критикой либеральной миграционной политики ЕС и решительно противилась введению обязательных квот на прием беженцев. В вопросах ограничения трудовой иммиграции из стран ЕС руки у главы МВД были связаны действующим в единой Европе принципом свободного перемещения рабочей силы, но она открыто показывала свое негативное отношение к этому принципу. На прошлогодней конференции Консервативной партии Мэй заявила: «Когда поток иммигрантов слишком высок, когда перемены происходят слишком стремительно, невозможно выстроить сплоченное общество». В то же время глава МВД провела ряд либеральных реформ. В частности, были урезаны полномочия полиции на задержания и обыски и принят специальный закон для борьбы с современным рабством.

Сейчас нового британского премьера часто сравнивают с двумя выдающимися женщинами-политиками – Маргарет Тэтчер и Ангелой Меркель. Думается, сравнение с Тэтчер довольно поверхностно. В идейно-политическом плане Мэй сильно отличается от Тэтчер. «Железная леди» была идеократичным политиком, не желавшим «поступаться принципами». Тереза Мэй гораздо более практична и гибка. Тэтчер когда-то прославилась недоброй фразой: «Не существует такой вещи, как общество». Мэй всегда считала общество важным и верила в значение социальных программ. Она принадлежит к той традиции в Консервативной партии, которая идет от великого консерватора XIX века Бенджамина Дизраэли, выдвинувшего принцип «единой нации», акцентирующий значение социальной солидарности. Из налоговых деклараций Мэй следует, что она много денег жертвует на благотворительность. Это в личном плане. А в политическом – она в ходе выборов партийного лидера в 2005 году твердо поддержала совсем молодого Дэвида Кэмерона и активно помогала ему в проведении модернизации партии, включавшей отказ от крайностей тэтчеристского индивидуализма. Тогда же Мэй добилась реформы системы отбора парламентских кандидатов внутри партии тори, что значительно увеличило в их рядах число женщин и представителей национальных меньшинств.

Уже в ходе своей начинавшейся кампании за пост лидера Тереза Мэй подчеркивала, что она выступает за более социально ответственный капитализм. «Под моим лидерством Консервативная партия поставит себя – целиком, абсолютно, безоговорочно – на службу обычных трудящихся людей», – заявила она в Бирмингеме 11 июля. В той же речи она сообщила о планах осуществления корпоративных реформ на немецкий манер, которые могли бы включать ограничение окладов и бонусов топ-менеджеров публичных компаний и введение представителей потребителей и работников в наблюдательные советы.

Что касается сравнения Терезы Мэй с Ангелой Меркель, то здесь не трудно найти некоторые сходные черты. С германским канцлером помимо пола британского премьера роднит, с одной стороны, твердость, следование определенным моральным принципам, с другой – очевидный прагматизм, стремление к объединению политических сил и готовность к пересмотру позиций, которые перестали отвечать требованиям реальности.

Именно от этих двух женщин на протяжении ближайшего времени во многом будет зависеть процесс формирования новых отношений между Европой и Великобританией. Однако их подходы в этом плане разительно расходятся. Меркель является твердым приверженцем дальнейшей европейской интеграции и безоговорочно придерживается позиции, согласно которой принцип свободного доступа к единому рынку товаров и услуг неотделим от принципа свободного перемещения рабочей силы. Тереза Мэй, излагая свои приоритеты для переговоров по выходу из ЕС, отмечала: «Необходимо добиться для британских компаний возможности свободно торговать с единым рынком ЕС товарами и услугами, но также добиться большего контроля над числом людей, приезжающих сюда из Европы». Ясно, что эти две позиции несовместимы, и процесс согласования условий «Брексита» будет крайне сложным и конфликтным.

Впрочем, Тереза Мэй вряд ли будет спешить со стартом формальных переговоров. Для начала ей необходимо сформировать новое правительство. Изменения в составе кабинета министров покажут, насколько Мэй склонна к радикальным шагам. С одной стороны, она рассматривается как фигура, призванная продемонстрировать преемственность, что вроде бы побуждает оставить ключевых членов кабинета на своих постах. С другой стороны, известно, что экс-глава МВД очень неохотно делегирует полномочия и склонна детально контролировать работу подчиненных. Пока известно лишь, что новый премьер собирается ввести в состав кабинета нескольких женщин.

А вот в чем можно быть уверенным, так это в том, что Тереза Мэй не пойдет на объявление досрочных парламентских выборов, которых добиваются партии парламентской оппозиции. Погружение Великобритании в долгий период предвыборной борьбы было бы безответственно в условиях глубочайшего национального кризиса. При выдвижении своей кандидатуры на пост партийного лидера Тереза Мэй заявила, что следующие всеобщие выборы состоятся, как и положено, не раньше 2020 года. В принципе можно представить, что выборы будут объявлены главой правительства после завершения формального процесса выхода Великобритании из Евросоюза, но в любом случае это займет не менее двух лет.

За это время Терезе Мэй придется столкнуться с целым рядом острейших проблем. Это не только переговоры с ЕС. Это и взаимоотношения с правительством и парламентом Шотландии, которые могут пойти на второй референдум о независимости, и способы убедить крупный бизнес, прежде всего, финансовый, не перемещать центр тяжести своей активности в другие страны, и необходимость найти для Великобритании новую роль на мировой политической сцене. Пожалуй, никогда в послевоенной истории Великобритании глава правительства Её Величества, заступая на пост, не брал на себя столь тяжкую ношу ответственности.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net