Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

18.07.2016 | Марина Войтенко

Третий квартал – решающий и неопределенный

Марина ВойтенкоВ середине лета появилось ощущение, что и глобальное хозяйство, и национальные его составляющие все больше напоминают воду в реке после хорошего дождя – течение вроде бы то же самое, но прозрачности сильно поубавилось. И уж совсем не понятно, что происходит на глубине.

14 июля, выступая в Центре глобального развития в Вашингтоне, директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард анонсировала традиционную летнюю корректировку прогноза мировой экономики (публикация обновленного World Economic Outlook ожидается 19 июля). По ее словам, «глобальная экономическая среда не располагает в данный момент к росту … Я надеялась, что наше июльское обновление будет более оптимистичным, чем апрельская версия (3,2% в 2016 году – прим. авт.). Однако Brexit добавил еще большую неопределенность к перспективам».

В своей речи глава МВФ указала на то, что низкие темпы экономического роста, недостаток рабочих мест и рост неравенства вместе с угрозами для социального и геополитического порядка дают почву для роста популизма. Она подчеркнула, что самым значительным является риск отказа от сотрудничества, и если мир повернется спиной к «хорошо служившей» глобальной кооперации, это станет величайшей проблемой. По ощущениям экспертов, оценка темпов общемирового роста может быть снижена Фондом на 0,1-0,2%.

Ранее Фонд снизил прогноз по росту экономики еврозоны на 0,1 п.п. (до 1,6%), сверхмягкая денежно-кредитная политика которой уже более двух лет никак не выйдет к достижению заявленной цели по инфляции в 2%[1]. Планы по бюджетной консолидации в странах Евросоюза по большей части все еще находятся «на стадии проектирования», а трудности в банковской системе лишь нарастают. Дополнительных проблем добавил и Brexit.

На минувшей неделе появились уже и расчетные оценки его последствий для кредитных организаций. В международной консалтинговой компании Boston Consulting Group (BCG) полагают, что возможная необходимость получения специальной лицензии для работы в Соединенном Королевстве британским подразделениям европейских банков[2] может потребовать дополнительно €40 млрд. (сейчас они имеют право вести бизнес во всех 28 странах-членах ЕС, если у них есть разрешение на ведение деятельности в любой из стран союза). Кроме того, в отчете BCG отмечается, что Brexit вызовет рост на 8-22% годовых расходов подразделений банков по работе на рынках. По оценке же американского JPMorgan, глобальным инвестиционным банкам Brexit будет стоить $1,5 млрд. ежегодно.

В конце июня МВФ умерил на 0,2 п.п. (до 2,2%) и ожидания от экономики США. Казалось бы, результат все равно оптимистичный. Да и эксперты Фонда отмечают, что «экономика США в целом находится в хорошем состоянии». По данным министерства труда, к середине июля число заявок на пособие по безработице находится на минимуме с апреля – самый продолжительный период низкого уровня показателя с 1973 года. В июне темпы роста розничных продаж ускорились до 0,6% после майских 0,2%, а промпроизводства стали самыми высокими с ноября-2014. При этом июньский индекс деловой активности в производственном секторе США (ISM Manufacturing) увеличился до 53,2 пункта – максимума с февраля 2015 года, с 51,3 пункта месяцем ранее.

Тем не менее, в отчете МВФ подчеркивается: страна сталкивается с «потенциально существенными вызовами для сильного и устойчивого роста в более долгосрочной перспективе». Представляя отчет журналистам на пресс-конференции, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард акцентировала внимание на «четырех силах», создающих вызов для будущего роста в Соединенных Штатах. Это – «снижающийся показатель участия трудящихся» в экономической деятельности, «падающие темпы роста производительности труда», а также «поляризация при распределении доходов и благосостояния и высокий уровень нищеты в США». Неопределенности перспективам американского хозяйства добавляют и предстоящие президентские выборы (особенно в смысле возможности реализации «трампономики») – индекс волатильности, или индекс страха, VIX сейчас на 24 пункта превышает максимальное значение в среднем в предвыборный месяц. Многие эксперты отмечают, что, по историческому опыту, это – признак приближающейся рецессии.

По-прежнему вызывают немалые опасения перспективы китайской экономики, несмотря на то, что ее рост во втором квартале-2016 на 6,7% в годовом выражении превзошел ожидания рынка (6,6%). Обеспокоенность вызывает динамика инвестиций: показатель вырос всего на 9% (против прогноза в 9,4%), продемонстрировав самый низкий результат с 2009 года. При этом рост ВВП в апреле-июне по большей части был поддержан банковскими кредитами (в мае – 985,5 млрд. юаней, в июне – уже 1,38 трлн.). Между тем, долговые проблемы Поднебесной (особенно в корпоративном секторе) остаются одним из главных рисков. По экспертным оценкам, отношение общего долга к ВВП страны уже превысило 250%. По данным Bloomberg, с апреля по июль китайские компании привлекли 1,85 трлн. юаней внутрикитайских облигаций, в первом квартале-2016 – на 30% больше (2,64 трлн.). Поиск же инвесторами доходности привел к тому, что корпоративные облигации в текущем году им заменили акции 2015-го. Финансовые аналитики уже говорят о надувании нового «пузыря». Уверенности в этом добавляет и прошлогодний опыт, когда за объявлением в середине июля позитивных итогов второго квартала (+7% ВВП) последовал августовский обвал китайских фондовых площадок.

Не снижается и сверхвысокая волатильность сырьевых рынков. С одной стороны, в середине июля и Международное энергетическое агентство, и Организация стран-экспортеров нефти повысили прогноз мирового спроса на нефть на текущий год (МЭА – на 30 тыс. баррелей в сутки до 96,1 млн., ОПЕК – до 94,18 млн. баррелей). В то же время инвесторы и финансовые аналитики выражают все большую уверенность в том, что фундаментальные показатели рынка «черного золота» на самом деле слабее, чем это представлялось ранее, а рекордные запасы[3] угрожают подорвать ценовую стабильность. Спекулянты же, по данным Bloomberg, продолжают избавляться от чистых длинных позиций, и финаналитики (например, из UBS и BNP Paribas) предупреждают, что в ближайшие три месяца цены на Brent и WTI могут опуститься к $40 за баррель. Такая несопряженность ожиданий – вполне наглядное свидетельство риска серьезной коррекции цен вниз, что вкупе со сдуванием пузырей на финансовых рынках может стать триггером погружения в рецессию ряда ведущих развитых и развивающихся экономик.

Повышение градуса неопределенности в целом в мировой экономике, тем не менее, не помешало МВФ улучшить прогноз по России. Спад-2016 составит 1,2% ВВП (в мае сокращение предсказывалось на 1,5%), дефицит бюджета – 3,2% ВВП, инфляция – 6,6%. В 2017-ом дела пойдут лучше: рост может достигнуть 1,0-1,2%; цены в годовом выражении увеличатся на 5,2%; небаланс госказны, правда, сохранится на уровне 3%. В дальнейшем без структурных реформ темпы роста ВВП до конца десятилетия не превысят 1,5%.

Особое внимание аналитики Фонда уделили состоянию банковского сектора. По данным ЦБ РФ, в январе-июне текущего года активы банков потеряли 4,2%, кредиты нефинансовым организациям – 6,2%, физическим лицам – 1,0%. Вклады населения снизились на 0,7%, объем депозитов и средств на счетах юрлиц – на 7,2%. При этом получена прибыль в размере 360 млрд. рублей (в семь раз больше, чем за тот же период прошлого года). Одна из причин, уверены в Центробанке, стабилизация качества кредитного портфеля, обусловившая (при сбалансированной процентной политике) замедление прироста резервов на возможные потери. С начала года они выросли лишь на 4,4% против 14,1% за аналогичный период 2015-го.

В МВФ, в свою очередь, не исключают, что доля плохих активов в российской банковской системе (9,4% по состоянию на 1 июня), возможно, существенно занижена (примерно на 3,5 п.п.). Из-за этого дефицит капитала может потребовать привлечения дополнительных средств в размере 0,5-1,0% ВВП даже при неухудшении макроэкономической ситуации[4]. В стрессовых сценариях объем докапитализации возрастает до 4,5% ВВП (3,7 трлн. рублей). В случае реализации внешних рисков второго полугодия сумма, отмечает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова, не выглядит нереальной. Убытки кредитным организациям придется признавать уже при Urals ниже $40 за баррель.

Следует заметить, что условия стресс-тестов МВФ очень жесткие: падение экономики до 8%, средняя цена нефти $19-25 за баррель (в зависимости от сценария) и курс доллара США около 100 руб./$. Эксперты уже назвали их «моделированием Апокалипсиса», который почти наверняка не случится. Российская банковская система, подчеркивают аналитики Фонда, в целом стрессоустойчива. В том числе и благодаря относительно малому размеру, когда «падение с высоты собственного роста» не приведет к «травмам, несовместимым с жизнью». В то же время, докапитализации могут потребовать и внутренние риски – широкая практика кредитования связанных сторон и высокая степень концентрации портфелей на отдельных заемщиках, а также сильная зависимость системы страхования вкладов от кредитов Центробанка. При этом проблема источников средств, по-видимому, не окажется критической благодаря ожидаемому структурному профициту ликвидности. Вместе с тем, предупреждения-рекомендации МВФ (провести улучшенные стресс-тесты с особым вниманием к забалансовым проблемным активам и выполнить новую системную оценку качества кредитных портфелей, которая покажет, какие банки нуждаются в капитале) остаются далеко не лишними.

Собственно российские оценки состояния отечественной экономики по-прежнему противоречивы. Зампред ВЭБ Андрей Клепач полагает, что спад в июне (в годовом выражении) насчитывает 1,0-1,1% ВВП. Падение замедляется, но вернуться к росту пока не удается. Тем не менее, прогноз МВФ выглядит избыточно пессимистичным. Особенно с учетом ожиданий правительства и денежных властей, что в июле-сентябре квартальные темпы ВВП могут оказаться в области положительных значений – 0,2-0,3%. На повышение вероятности «события» указывают в частности июньские результаты промвыпуска. По версии Росстата, в начале лета (год к году) он ускорился до 1,7% после 0,7% в мае. Динамика за полугодие тоже положительная – 0,4%. На то, что речь может идти о формирующемся тренде, указывает и рост среднемесячного (июнь к маю) сезонно очищенного показателя на 0,3%. В Минпромторге ожидают увеличения промпроизводства-2016 на 0,5-1,0%.

Заметим, что консенсус-прогноз аналитиков, опрошенных «Интерфаксом» в конце июня, предусматривал почти вдвое меньший темп за месяц – на 0,9%. Известно также, что оценки Росстата (особенно методика сезонной очистки), как правило, оспариваются в экспертном сообществе в сторону снижения. Осторожны и в ЦБ РФ, в пресс-службе которого 15 июня заявили: «Можно говорить о том, что российская промышленность в основном прошла процесс адаптации к работе в новых условиях. В промышленности в целом мы наблюдаем признаки восстановительного роста со второй половины 2015 года. Но об устойчивых темпах роста говорить пока преждевременно. Динамика выпуска в различных видах деятельности неоднородна[5]». Оговорки на этот счет понятны и справедливы, но не менее очевидно и то, что количественные изменения в объемах промпроизводства уже вплотную приблизились к перерастанию в новое качество.

К признакам начинающегося восстановления наблюдатели готовы также отнести зафиксированное опросами некоторое улучшение потребительских настроений. Так, в Sberbank Investment Research констатируют рост индекса потребительской уверенности во втором квартале до минус 17% против минус 22% в январе-марте. Спрос населения по-прежнему в кризисе, но уже в менее глубоком. На оценку повлияло ослабление инфляционных ожиданий и опасений, связанных с курсом рубля, а также некоторое улучшение ситуации на рынке труда. Индекс потребительского доверия Nielsen тоже подрос за квартал с 63 до 66 пунктов (значение ниже 100 пунктов означает преобладание у покупателей пессимистических настроений). Однако респондентов, твердо уверенных в своем личном финансовом положении, набралось лишь 30% (средний показатель-2015 – 35%). 80% убеждены, что ситуация с занятостью будет «не очень хорошей» или «плохой». Считающих, что текущий момент – это хорошее время для приобретения того, что нужно или хочется купить, оказалось лишь 18% (в 2015 году по итогам июня – 25%, в 2014-ом – 30%). 76% россиян заявили о сокращении своих трат по сравнению с предыдущим годом. В целом же, по данным опросов Nielsen, 85% российских потребителей (88% в первом квартале-2016) считают, что экономика пребывает в кризисе, 52% из них полагают, что выбраться из него в ближайшие 12 месяцев не получится.

Прогрессу слабоположительных (почти на грани погрешности в расчетах) сдвигов в потребительских настроениях может посодействовать снижающаяся инфляция. Несмотря на подскок цен в начале июля (на 0,4% при повышении среднесуточного темпа до 0,038% против июньских 0,012%) из-за индексации на 4% тарифов ЖКХ она остается на траектории, ведущей к годовому результату в интервале 5-6% (конец июня – 7,5%, по состоянию на 11 июля – 7,1%). Тарифный риск уже реализовался, продовольственная инфляция понемногу стабилизируется (в том числе под влиянием фактора нового урожая и снижения с начала года на 4% мировых агросырьевых цен). Вместе с тем, сохраняется неопределенность по курсовому риску.

Эксперты обращают внимание на двойственный эффект вероятной приостановки ралли рубля на его укрепление с последующим ослаблением курса до 67,5 руб./$ после завершения сезона выплат дивидендов и окончания текущего налогового периода при условии снижения нефтяных цен и коррекции на долговом рынке. Экспортеры, понятно, выиграют. Но подрастут и инфляционные ожидания. Сбываемость варианта – 50:50. Такую вероятность нельзя не учитывать.

По мнению экспертов Центра развития НИУ ВШЭ, хотя рецессия, по-видимому, миновала самую острую стадию, «широкое распространение депрессивного состояния по территории России не вызывает сомнений». Тенденция к повышению деловой активности отмечена в 26 субъектах РФ, продолжение разной глубины спада – в 56-ти. Существенная неравномерность экономической динамики в региональном разрезе, отягощенная общим долгом субъектов РФ в 2,68 трлн. рублей, таким образом, оказывается значимым фактором растягивания сроков преодоления продолжающегося кризиса.

У выхода в июле-сентябре поквартальных темпов ВВП на положительные значения сохраняется определенная вероятность. Насколько она укрепится или, напротив, ослабнет, покажут в скором времени официальные итоги полугодия и экспертные к ним дополнения. Тем не менее, даже в целом позитивная картина и соответствующие ей ожидания могут быть «смазаны». Во-первых, реализацией внешних рисков, о которых шла речь выше. Во-вторых, малой скоростью прояснения деталей, важных для бизнеса, проясняющих намерения властей в отношении перспектив экономической политики.

Установочное заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам в принципе открыло движение в этом направлении. Вместе с тем, очень многие вопросы по поводу параметров предстоящей бюджетной консолидации, маневра в расходах казны с одновременным повышением их эффективности, сокращения присутствия государства в экономике, а самое главное – мер по формированию деловой среды, стимулирующей инвестиции, остаются без ответов. Для наполнения их содержанием, понятным и убедительным для предпринимательского класса и граждан, третий квартал имеет существенное значение. От качества политических сигналов по ходу работы над финпланом 2017-2019 годов, пик которой как раз и приходится на этот срок, будет зависеть, как и когда именно станет происходить смена текущей стагнирующей рецессии восстановительными процессами.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Согласно уточненным данным Евростата, потребительские цены в еврозоне в июне-2016 выросли на 0,1% относительно того же месяца 2015 года, лишь скомпенсировав майскую дефляцию в 0,1%.

[2] Компания BCG проанализировала около 60 европейских банков, которые имеют филиалы в Великобритании, включая Deutsche Bank, Commerzbank, BNP Paribas, Santander, Société Générale и более мелкие банки, такие как Erste Group, Novo Banco, Piraeus и Cyprus Popular Bank.

[3] По данным МЭА, запасы нефти только в странах ОЭСР выросли в мае до 3,074 млрд баррелей. Предварительные данные за июнь свидетельствуют об их увеличении еще на 900 тыс баррелей. Продолжают пополняться и плавучие хранилища.

[4] Напомним, что по данным ЦБ РФ, с начала года собственные средства (капитал) банков сократились на 0,5%. В аналогичный период-2015, напротив, наблюдался рост на 2,0%.

[5] На это, кстати говоря, указывают и данные самого Росстата. Добыча полезных ископаемых в июне 2016 года показала рост на 1,6% в годовом выражении, а по сравнению с маем – упала на 1,8%; обрабатывающие производства выросли в годовом выражении на 1,6%, в месячном – выросли на 5,5%. Производство электроэнергии, газа и воды выросло в июне в годовом выражении на 2%, по сравнению с маем 2016 года – снизилось на 9,4%. В январе-июне текущего года добыча полезных ископаемых возросла на 2,6% в годовом выражении, обрабатывающие производства сократились на 0,9%, производство электроэнергии, газа и воды увеличилось на 0,4%.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net