Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

19.07.2016 | Ростислав Туровский

Дизайн электоральной кампании 2016 г. и стартовые позиции игроков

Дизайн электоральной кампании 2016 г. и стартовые позиции игроковПредстоящие сентябрьские выборы не сводятся к думской кампании, они представляют собой начало масштабного электорального цикла 2016-18 гг., включающего множество региональных и муниципальных кампаний и завершающегося очередными президентскими выборами. Кампания 2016 г. неизбежно и серьезно влияет на трансформацию партийной системы, внутриэлитные отношения и ротацию элиты, взаимодействие власти и общества.

Состоявшиеся недавно съезды политических партий, которые выдвинули своих кандидатов, а также процесс самовыдвижения позволяют говорить о партийных стратегиях, анализировать складывающуюся конфигурацию партийно-политических сил на выборах и прогнозировать результаты предстоящей кампании.

Общим местом для аналитиков стало связывать итоги предстоящих выборов с влиянием экономического кризиса. Действительно, выборы проходят в сложных условиях снижающегося уровня жизни населения, и это, разумеется, является серьезной проблемой и вызовом для властей и «Единой России». Однако российские выборы никогда не были прямой и непосредственной реакцией на текущее социально-экономическое положение: многие россияне и в куда более тяжелых условиях 1990-х гг. поддерживали власть и, наоборот, на фоне улучшения ситуации в нулевые годы голосовали за оппозицию. В контексте думской кампании не менее серьезной проблемой являются кризисные процессы, наблюдаемые внутри многих партий, – их кадровые проблемы, недостаток работы с избирателями, размывание партийно-идеологической идентичности. Именно от того, как партии справятся с этими проблемами, зависит доверие к ним избирателей и, соответственно, исход выборов. В условиях же экономического кризиса от партий тем более требуются предельно высокая убедительность, умение привлечь к себе внимание общества, представить ему перспективных политиков и предъявить эффективные решения.

Дизайн предстоящей кампании в целом уже определился. Важную роль в этом процессе сыграли праймериз «Единой России», позволившие партии сформировать повестку своей кампании и провести конкурентный отбор кандидатов. Процесс формирования партийных списков четко отразил иерархию российских партий: другие парламентские партии принимали свои решения, ориентируясь на список «Единой России» и пытаясь найти свои ниши и возможности в весьма плотной политической среде. И вслед за ними определялись непарламентские партии, стремясь занять оставшиеся сегменты политического поля. При этом если «Единая Россия» делала ставку на публичную процедуру выдвижения и отбора кандидатов, то остальные партии, пытаясь решить множество своих проблем, напротив, предпочитали теневые процессы формирования списков, проводя согласования с Кремлем и пытаясь учесть интересы различных внутрипартийных групп, политических лидеров и спонсоров. Тем самым они неизбежно оказывались в «хвосте» происходящих процессов, решая путем кулуарных договоренностей проблемы своего политического выживания.

Сочетание публичных процедур, таких как праймериз, и непубличного согласования интересов между различными партиями и другими игроками, участвующими в думской кампании, позволило тем временем выстроить оптимальную конфигурацию избирательной кампании. Эта конфигурация дает возможность реализовать свои интересы парламентским партиям, формирует нишу для новых партий, а также «старых» непарламентских партий, позволяя им занять свое место в системе и создать себе перспективу. Понятно, что в этой системе есть своя иерархия, но она имеет вполне объективное происхождение, поскольку поддержка власти в России остается на очень высоком уровне. В этой иерархии «Единая Россия» борется не просто за победу, но и за возвращение себе конституционного думского большинства. Остальные парламентские партии стремятся сохранить свой нынешний статус и основы сложившихся думских фракций, которым угрожает заметное сокращение. Непарламентские партии мечтают о прохождении в парламент или хотя бы о получении 3% голосов, дающих право на государственное финансирование.

Складывающаяся партийная система, при всем доминировании «Единой России», предполагает аккуратное выстраивание межпартийных отношений. Признаком этого стала готовность «Единой России» к уступкам другим партиям в части одномандатных округов. В рамки этого неофициального соглашения были включены все парламентские партии, а также часть партий непарламентских. Тем самым «Единая Россия» продемонстрировала гибкость и умение сдерживать свои амбиции, что отвечает и общеполитическим задачам, связанным с формированием партийной системы, способной представлять различные общественные интересы и идеологии, а значит, адаптироваться к внешне- и внутриполитическим вызовам.

В то же время практика межпартийных договоренностей вовсе не предполагает свертывание публичной конкуренции и лишение выборов какой-либо интриги. Отказ «Единой России» от выдвижения своих кандидатов в части округов не означает, что в этих округах теперь гарантирована победа определенных фаворитов от других партий. Во многих округах, где присутствуют кандидаты «Единой России», формируются конкурентные сценарии, и в некоторых случаях борьба обещает быть очень острой. Иными словами, с формированием партийных списков и выдвижением кандидатов в округах кампания, в самом деле, начинается. Проведенные согласования были способом создать стартовые позиции для всех основных игроков, но их не следует считать готовым распределением мест в Госдуме, которое теперь просто предстоит подтвердить с помощью голосования.

«Единая Россия»: адаптация к вызовам

Предвыборная стратегия «Единой России» прямо связана с необходимостью адаптации партии к меняющейся общественно-политической ситуации и решения ряда внутренних проблем. Переход к смешанной системе способен открыть для «Единой России» новые горизонты, но для достижения успеха требовалось провести отбор кандидатов, что и было сделано с помощью праймериз. Стратегической целью кампании по партийным спискам следовало бы считать получение не менее 50% голосов, что означает превышение не самого удачного результата 2011 г. В то же время достижение исторического максимума в нынешних социально-экономических условиях и при наличии немалого числа конкурентов, предлагающих свои решения и программы, маловероятно: вероятно, этот максимум так и останется в прошлом. Но превышение пятидесятипроцентной планки, учитывая качество подготовительной работы, и, несмотря на растущую межпартийную конкуренцию непосредственно перед выборами, представляется реалистичным.

В Госдуме партия в состоянии претендовать на существенное увеличение своей фракции (состоящей ныне из 238 депутатов) и на восстановление конституционного большинства, означающее необходимость получить не менее 300 мандатов. По нашим расчетам, «Единая Россия» способна получить за счет списочного голосования от 120 до 150 мандатов. Если ориентироваться на условный «средний» вариант – 135 мандатов по спискам, то приобретение конституционного большинства потребует победы в 165 округах, что выглядит реальным. Иными словами, «Единая Россия» в состоянии получить конституционное большинство даже с запасом, завоевав около 320 депутатских мандатов. При этом не следовало бы понимать эту возможность, как шаг к полной монополизации власти в будущем российском парламенте. В России еще с 1990-х гг. приняты консенсусные практики согласования многих решений между партиями, распределения между ними руководящих постов, и не в интересах самой «Единой России» усиливать поляризацию в партийной системе, проводя жесткий водораздел между ведущей партией страны и оппозицией.

Праймериз стали для «Единой России» ключевой процедурой, которая способствовала реализации предвыборной стратегии – отбору новых конкурентоспособных кандидатов и тестированию возможностей действующих депутатов. После подведения итогов праймериз партия оставила за собой возможность для небольшой и аккуратной коррекции списка, призванной повысить его электоральную эффективность. В этой логике в список были включены собственно партийный лидер Д.Медведев, который и стал главой списка, несколько статусных и медийных персон, а также ряд региональных лидеров. Непосредственное участие в кампании куратора внутренней политики В.Володина открыло тем временем дополнительные возможности для контроля качества кампании изнутри.

Партия не могла полностью отказаться от вхождения в списки региональных руководителей, но в этот раз подход к их отбору был весьма четким и ясным. Прежде в списки включали большинство губернаторов, непопадание в список расценивалось, как индикатор аутсайдерских позиций и плохих отношений с Кремлем, а попадание просто воспринималось, как признание губернаторского влияния и не более того. В нынешней кампании при включении губернаторов в партийный список главным стал критерий электоральной эффективности каждого принимаемого решения. Поэтому, во-первых, решено не нарушать традиционный дизайн кампании в национальных республиках, где авторитет главы является мощным фактором, влияющим на голосование. Поэтому во всех республиках Северного Кавказа, а также в республиках с ярко выраженными политическими амбициями (Татарстан, Башкортостан, Якутия) списки возглавили региональные руководители. Во-вторых, партия решила использовать потенциал самых опытных региональных руководителей (А.Тулеев и Е.Савченко), а также ряда более новых глав крупных регионов, где она добивается самых высоких результатов (Воронежская, Ростовская, Тюменская области). В-третьих, партия возложила ответственность за итоги выборов на руководителей всех трех столичных регионов, где проживает много избирателей, и при этом особенно велики риски протестных настроений. В случае С.Собянина, Г.Полтавченко и А.Воробьева вхождение в список – это в первую очередь ответственность за проведение качественной и эффективной кампании. Наконец, в-четвертых, включение в список главы Крыма С.Аксенова – это способ интеграции Крыма в российское электоральное пространство, где ставка делается на сложившиеся региональные элиты, несущие, однако, свою ответственность за проведение выборов. В целом, таким образом, отбор «паровозов» был весьма умеренным с количественной точки зрения (только 19 региональных руководителей) и отлично обоснованным.

Другой интересной и хорошо продуманной частью предвыборной стратегии «Единой России» стало создание конфигурации из 36 территориальных групп. В случае крупных регионов либо республик со своими развитыми идентичностями принимались решения о создании отдельных групп – таких субъектов федерации оказалось 14. Это отвечает естественной политической структуре российской территории, а также стимулирует элиты республик к консолидации для работы на результат «Единой России», который позволяет сформировать представительство интересов этих регионов в Госдуме. В случаях небольших республик только такая консолидация дает возможность получить необходимый региону депутатский мандат по списку. Правда, в связи со слишком небольшим числом избирателей «Единой России» под вопросом все равно оказывается прохождение даже одного кандидата от Адыгеи и, возможно, Якутии.

В остальных регионах сформированы многосоставные группы, и в этих случаях удалось учесть как итоги праймериз, так и интересы разных субъектов федерации. При формировании списка чередовались представители регионов, входящих в территориальную группу, что дает возможность обеспечить прохождение кандидатов из различных субъектов федерации, хотя и не повсеместно (отдельные регионы с малым числом избирателей, например, на Дальнем Востоке могут не получить ни одного места по списку, но сейчас это не столь критично, поскольку в каждом субъекте федерации есть одномандатный округ). Подобная композиция позволяет задействовать в кампании успешных участников праймериз из различных регионов, а также стимулировать работу на территории, от которой прямо зависит количество проходных мест: на данном этапе невозможно сказать, сколько именно проходных мест включает каждая многосоставная группа.

Формирование партийного списка на персональном уровне представляло собой сложный многоступенчатый процесс, призванный повысить качество партийной элиты, учитывая при этом различные общественно-политические и элитные интересы. Это позволило решить задачу ротации депутатского корпуса, не нарушающей при этом внутрипартийную стабильность и дающей импульс для дальнейшего развития партии. Первым шагом этого процесса стал отказ многих действующих депутатов от участия в праймериз и, соответственно, выборах (т.е. без попыток уйти в другую партию). Так поступили 43 депутата, среди которых были и заметные персоны: некоторые бывшие губернаторы (Б.Громов, В.Позгалев, М.Николаев), влиятельные в прошлом лоббисты и представители ФПГ (В.Южилин, В.Язев, Б.Зубицкий, И.Руденский, Д.Савельев), утратившие влияние политики (А.Бабаков), один из руководителей внутрифракционных групп (С.Попов). Кроме того, уже на этапе праймериз вышел из борьбы еще один заметный депутат – А.Хинштейн, активность которого способствовала росту напряженности в Самарской и Нижегородской областях. На втором шаге собственно праймериз привели к отсеву части депутатов, потерпевших поражение и не вошедших в партийные списки: таковых оказалось 17. Среди них тоже оказались заметные фигуры, такие как А.Пушков, Р.Шлегель, Ю.Липатов, Ю.Васильев и др. Кроме них, не стала участвовать в выборах И.Соколова из Санкт-Петербурга, выигравшая праймериз в округе, но вместо этого переходящая в Совет Федерации.

Таким образом, в общей сложности в выборах не стали участвовать 62 действующих депутата от «Единой России», или 26% от численности ее фракции. Это – весьма солидный показатель обновления фракции, которому способствовали праймериз.

В результате в партии возникает ситуация своеобразного баланса между ротацией и стабильностью, когда более половины действующих депутатов из думской фракции «Единой России» смогут, скорее всего, избраться в новый состав российского парламента. Но при этом они составят численное меньшинство во фракции, прежде всего - в связи с преобладанием новых лиц среди кандидатов, выдвинутых в одномандатных округах. По нашим расчетам, сохранить депутатский мандат могут 135-145 членов думской фракции «Единой России». Высокие шансы на успех имеют все 74 депутата, которых партия выдвинула в округах. Заметим, что все они выиграли праймериз в своих округах, за исключением Л.Яковлевой, занявшей второе место по Марий Эл (победитель праймериз В.Кидяев не является выходцем из республики и идет по списку).

Прогноз по спискам дать сложнее, поскольку число проходных мест может сильно варьировать в зависимости от общего результата партии в стране и распределения голосов между территориальными группами. При этом интересно, что формирование региональных групп выполняет в партии стабилизирующую функцию в интересах действующих депутатов. Дело в том, что многие депутаты, заняв не самые высокие места на праймериз по спискам и в ряде случаев проиграв праймериз в округах, получили далеко не первые места в региональных группах, которые, тем не менее, позволяют претендовать на успех. Главным образом это касается региональных групп, соединяющих крупные регионы с большим числом избирателей, где можно претендовать на депутатский мандат, даже занимая позиции ближе к концу первой десятки. По нашей оценке, пройти по спискам могут 65-70 депутатов. Эта группа очень разнообразная. В ней есть явные фавориты, уверенно выигравшие праймериз (такие как О.Баталина, И.Кобзон, А.Жуков и др.), но есть и малоизвестные фигуры, которым может повезти, если их список получит сразу несколько проходных мест. Пройти по спискам способны, например, восемь депутатов, которым не удалось занять первое место на праймериз в округе, но которые смогли получить потенциально проходное место по итогам «списочных» праймериз. В то же время для части депутатов, слабо проявивших себя на праймериз, собственно кампания может стать последним и непреодолимым барьером: порядка 25 депутатов заняли слишком низкие места, не обещающие сохранение мандата. Но в любом случае большая группа не самых сильных депутатов за счет такого распределения позиций в списке мотивирована, чтобы бороться за успех партии в своем регионе, от которого зависит их политическая судьба.

В отношении одномандатных округов важно сразу отметить, что партия ориентирует своих кандидатов на активную работу и победу, не создавая им «страховку» в виде «гарантированного» прохождения по списку. Из 74 депутатов, которые выдвинуты в округах, только шестеро одновременно идут по списку. Такое совмещение используется, притом, для явных публичных лидеров, которые отнюдь не опасаются поражения в округе, но, по сути, берут на себя дополнительную нагрузку, чтобы агитировать за партию в рамках всей территориальной группы (С.Нарышкин, С.Неверов, В.Васильев, И.Роднина). К ним, но уже из соображений тактического характера примыкают два известных региональных политика – В.Булавинов в Нижнем Новгороде и О.Валенчук в Кирове.

Одной из особенностей предвыборного расклада стали и многочисленные переходы политиков из одной партии в другую. Процесс отбора кандидатов, проведенный «Единой Россией», не мог не привести к решениям «неудачников» попытать счастья в другой партии. Причем, несмотря на обязательство тех, кто проиграл праймериз, не участвовать в выборах от другой партии, имевшее скорее морально-этический характер, такие прецеденты все-таки возникли, но имели единичный характер. Известный депутат и выходец из крупного бизнеса О.Савченко пытался выйти на выборы по округу от Российской партии пенсионеров за справедливость, а опытнейший депутат из Хабаровска Б.Резник нашел себе место в «Партии роста». Некоторые депутаты, которые были вынуждены по тем или иным причинам сняться с праймериз, выдвинулись от тех же двух партий – М.Слипенчук от «Партии роста», М.Юревич (правда, неудачно) от «пенсионеров». «Партия роста» также включила в свой список В.Звагельского, оставшегося за бортом праймериз «Единой России», и Н.Бурыкину, которая в них не участвовала. Некоторые депутаты, не участвуя в праймериз, ушли в «Справедливую Россию» (В.Белоусов, А.Ремезков) и даже в КПРФ (А.Романов, Р.Курбанов). В целом весь этот процесс носил естественный и ожидаемый характер, когда некоторые партии сыграли роль «запасного аэродрома» для тех, кто не вписался в процесс ротации думской фракции «Единой России». Особняком здесь находится заранее известный случай А.Журавлева, который состоит в думской фракции «Единой России», но выдвинулся от партии «Родина», поскольку он ее возглавляет. Всего же тех депутатов, которые выдвинулись от других партий, оказалось 12 (или 5% от фракции), что немного: как уже сказано, заведомые неудачники предпочитали завершить парламентскую карьеру, чем тратить ресурсы на попытки выдвижения от других партий.

С другой стороны, приток в «Единую Россию» «перебежчиков» из других фракций вряд ли имел смысл и никак не вписывался во внутрипартийный процесс отбора кандидатов. Депутаты от парламентской оппозиции не способны принести «Единой России» дополнительные очки, и вести за ними «охоту» не требовалось. Хотя среди выдвиженцев в округах оказались отдельные персоны со «сложным» партийным бэкграундом, такие как А.Альшевских из Екатеринбурга, избиравшийся в региональный парламент от КПРФ, и А.Эмиргамзаев, представлявший в парламенте Дагестана «Справедливую Россию».

Процесс обновления думской фракции «Единой России» представляет особый интерес, поскольку от его качества и источников во многом зависит перспектива партии. Обновление обеспечивают, в первую очередь, одномандатные округа, что позволяет реализовать сложившийся во многих регионах запрос на новые лица в политике, улучшить публичный имидж партии и сформировать «одномандатную» часть фракции за счет реально мотивированных игроков, успешно развивающих свою карьеру. Отсюда и результат выдвижения, при котором из 207 кандидатов «Единой России» в округах 133 действующими депутатами не являются. Региональные группы с этой точки зрения существенно консервативнее, поскольку в их условно «проходной» части немного преобладают действующие депутаты (порядка 55%, по нашей оценке). В конечном итоге, учитывая выборы и по спискам, и в округах, и принимая во внимание возможные поражения части кандидатов «Единой России» в отдельных округах, можно ожидать, что «новые лица» составят не менее 56-57% будущей думской фракции.

Выдвижение новых кандидатов в округах также было связано с итогами праймериз, и в подавляющем большинстве случаев, за единичными исключениями эти кандидаты тоже выдвигаются только в округе, без параллельного выдвижения по списку. И лишь в нескольких случаях были выдвинуты кандидаты, не занявшие первого места по итогам праймериз. Обычно это происходило в регионах с одним округом, где не было разделения на праймериз по округу и по списку, и у партии была возможность решить, кого из претендентов, занявших высокие места, куда направить на самих выборах.

Источники обновления думской фракции «Единой России» разнообразны, но некоторые тенденции являются наиболее значимыми. Во-первых, в количественном отношении больше всего новых депутатов придет из региональных, а также муниципальных представительных собраний, что позволяет говорить об эффективной работе механизма вертикальной мобильности в российском депутатском корпусе (более 80 возможных будущих депутатов Госдумы). Среди них есть и спикеры региональных законодательных собраний: пятеро баллотируются в округах, еще ряд спикеров могут пройти по списку. В эту группу входят и спикеры муниципальных собраний, которые обычно являются главами своих муниципальных образований. Во-вторых, пополнение депутатского корпуса происходит за счет общественных активистов, представляющих ОНФ, реже – региональные общественные палаты. К ним примыкают руководители образовательных учреждений, представители медиа-сферы, культуры и др. Поскольку эта категория весьма растяжимая, и мы не включаем в нее по формальным критериям региональных и муниципальных депутатов, она дает «Единой России» еще около 30 новых депутатов. Среди них можно выделить ряд видных деятелей ОНФ, таких как Н.Костенко, Н.Николаев, А.Кузнецова, Л.Духанина, Д.Морозов и др. Претендует на депутатский мандат лидер движения «Бессмертный полк» Н.Земцов.

В остальном же ротация во фракции обеспечивается за счет переходов представителей элиты из одной категории в другую, например, из верхней палаты парламента (депутатами могут стать восемь сенаторов), из органов региональной исполнительной власти (порядка 20-25 потенциальных депутатов, среди которых много вице-губернаторов), непосредственно из бизнес-структур (около 10-15 проходных кандидатов) и др. При этом практика перехода к федеральный парламент прямо из бизнеса сведена в этот раз к минимуму, что тоже является положительной тенденцией.

Оппозиция: борьба за самосохранение

Партии парламентской оппозиции находятся в более сложном положении, поскольку у них в дефиците и электоральная поддержка, и возможности для существенного обновления своего кадрового состава. Этим партиям приходится бороться с застоем и признаками внутреннего кризиса. Понимая наличие проблем, в целом они принимали свои более или менее эффективные решения при формировании партийного списка, но все-таки чаще прибегая к консервативной стратегии, а также «обмениваясь» друг с другом депутатами, не нашедшими себе проходную позицию.

Важнейшая угроза для всех парламентских партий состоит в высокой вероятности резкого сокращения численности их депутатских фракций, что, в свою очередь, влечет за собой стремление партийной верхушки удержать свои позиции и создает большое напряжение внутри каждой фракции. Неудивительно, что оппозиционным партиям было не до открытых процедур отбора кандидатов. Весьма интересны и различные технологические решения партий в отношении структуры своего списка. КПРФ и ЛДПР сформировали общефедеральные десятки, в которые вошли депутаты, имеющие гарантированные шансы на успех. «Справедливая Россия», как и «Единая Россия» включила в общефедеральную часть только своего лидера, оставив все остальные проходные места региональным группам. Однако структура региональных групп тоже заметно отличается. КПРФ поделила список на 37 групп, на одну больше, чем «Единая Россия». Однако в связи с тем, что у партии есть первая десятка, на региональные группы остается не так много мест. С одной стороны, это стимулирует лидеров региональных групп к работе на результат, от которого прямо зависит их попадание в парламент. С другой стороны, часть групп выглядит бесперспективно, а прохождение кандидата со второго места реально лишь в редчайших случаях самых крупных регионов. Это, напротив, снижает мотивацию у тех партийных игроков, кто не верит в свой успех.

Впрочем, с точки зрения структуры списка вариант, предложенный КПРФ, все равно выглядит более эффективным, чем у других партий парламентской оппозиции. «Справедливая Россия», имея более низкий рейтинг, поделила список на большое число региональных групп – 50, причем на части были разрезаны некоторые крупные субъекты федерации. Возникает впечатление, что некоторая часть групп была специально сконструирована под «приоритетных» кандидатов, тогда как остальные выглядят безнадежными, что понимают и их лидеры. Однако ЛДПР довела эту ситуацию до крайности, создав первую десятку и поделив страну на 135 групп, многие из которых просто совпадают с одномандатными округами. Некоторые из этих групп достаточно велики, чтобы их лидер мог претендовать на успех. В остальном же попадание в Госдуму становится для кандидатов ЛДПР лотереей, в которой выиграют совсем немногие. Подходы, используемые ЛДПР и «Справедливой Россией», нацелены в первую очередь на реализацию интересов небольшой партийной элиты, и она, конечно, будет работать на результат в регионах со своими интересами. Но за рамками этого процесса останется множество регионов, где у местного актива и работающих там думских депутатов нет интереса к работе, поскольку нет и перспективы сохранить депутатский мандат.

В целом партии парламентской оппозиции, делая ставку на сложившуюся партийную элиту и ее самосохранение, фактически поделили свои фракции на тех, кому место практически гарантировано, на «отверженных», у которых нет шансов, и на «полупроходных» кандидатов, которым необходимо очень сильно постараться в регионах. Существенная разница в том, что у КПРФ «полупроходных» депутатов гораздо больше, и это лучше с точки зрения работы партии на территории и наличия мотивации для такой работы.

Соединение стратегии самосохранения партийного руководства с эффективным стимулированием депутатов к работе на партийный список (ради своего самосохранения) наиболее явным образом характерно для КПРФ. Партия продолжает придерживаться консервативной линии и делает ставку на действующих депутатов, считая, что их опыт даст больше голосов, чем эксперименты с новыми фигурами. По нашей оценке, почти все члены будущей думской фракции КПРФ, за исключением 2-4 человек, - это и ныне действующие депутаты. Единственным резонансным новым шагом стало привлечение в список на вполне проходное место известного московского писателя патриотического толка С.Шаргунова. Любопытно при этом, что баллотируясь в Сибири по списку, С.Шаргунов одновременно выступает в роли спойлера для сильного кандидата «Справедливой России» В.Гартунга в округе в Челябинской области. Практика же формирования списка «приоритетных» фигур привела к тому, что, помимо первой десятки, в интересах некоторых депутатов все же создавались крупные группы, соединяющие целый ряд регионов (например, для С.Мамаева, Т.Плетневой, А.Корниенко, В.Позднякова).

Анализ списка КПРФ показывает, что партийное руководство, а также целый ряд сильных фигур из регионов и должны составить будущую партийную фракцию, которая станет, таким образом, повторением основы ее нынешнего варианта. Не выдвигаются в Госдуму 11 депутатов из 92 (12%), среди которых некогда крупнейший представитель питерской элиты, интегрированный в 2011 г. в список КПРФ, В.Черкесов, а также ряд старых партийных деятелей или же политически слабых фигур.

Наиболее сложная проблема для КПРФ связана с выборами в округах. Эти выборы создают больше всего надежд и иллюзий на прохождение многих действующих депутатов, но шансы на хороший результат и шансы на победу – это политически разные вещи. Подготовка КПРФ была планомерной: партия выдвигает множество кандидатов, прошедших недавно «обкатку» на губернаторских выборах. Но «Единая Россия» уступила КПРФ только три округа (Н.Харитонов, О.Смолин и В.Бортко), дав понять, что принимает благоприятные для коммунистов решения в порядке исключения. В других случаях против сильных и влиятельных представителей КПРФ выдвинуты примечательные кандидаты, как например, телеведущий П.Толстой против В.Рашкина в Москве (более того, «Яблоко» выставило в том же округе бывшего депутата Госдумы от КПРФ и известную некогда медийную персону В.Семаго, очевидно играющего роль спойлера).

В отличие от «Единой России», КПРФ не может себе позволить даже минимальный риск, и подстраховывает своих основных кандидатов в округах выдвижением по списку. Но в одних случаях шансы пройти по списку велики, и это снижает мотивацию к борьбе в округе. В других случаях, напротив, сильным представителям КПРФ придется спасать позиции, делая ставку на округ. В таком положении оказываются, например, О.Алимова в Саратовской области, В.Федоткин в Рязанской, О.Денисенко в Омской, В.Иконников в Орловской, В.Бессонов и В.Коломейцев в Ростовской. И в любом случае партия рискует лишиться не менее 30 своих депутатов, которые не смогут пройти ни по списку, ни в округе. Среди тех, кто находится в зоне риска, например, некогда весьма известный российский политик П.Романов, переброшенный на список по Кемеровской области.

При этом, несмотря на все сложности, КПРФ все-таки продемонстрировала сплоченность, и почти никого не потеряла из своей фракции в пользу других партий. Единственным «перебежчиком» оказался С.Собко, глава думского комитета по промышленности, который выдвинут в Московской области от «Справедливой России», но тоже с далеко не гарантированными шансами. Пришли в партию по два депутата от «Единой России» и ЛДПР, но интересны с точки зрения хода кампании только первые из них. Известный иркутский политик А.Романов, входивший в «Единую Россию» из конъюнктурных соображений, теперь попытается выиграть в округе, а Р.Курбанов, представитель дагестанской элиты, вытесненный из своего региона, попытается пройти по крымскому списку (что возможно в случае победы В.Комоедова в округе в Севастополе).

КПРФ все-таки сохраняет возможности выиграть в ряде округов, где «Единая Россия» не пошла ей на уступки, и от числа таких округов прямо зависит численность будущей думской фракции. По нашей оценке, КПРФ способна получить в общей сложности от 30 до 55 мандатов, в прямой зависимости как от уровня конкуренции на левом фланге, так и от успешности ее кандидатов в конкурентных округах. Сокращение численности фракции, ныне составляющей 92 депутата, видится неизбежным по той причине, что выиграть у «Единой России» в округах даже самым сильным кандидатам КПРФ будет трудно, а второе место в округе, увы, остается лишь вторым местом.

ЛДПР, однако, испытывает еще большие риски в связи с введением смешанной системы, поскольку она всегда была аутсайдером среди крупных партий с точки зрения наличия проходных кандидатов-одномандатников. Учитывая этот факт, а также лояльность партии, «Единая Россия» сделала ей больше уступок, отказавшись от выдвижения своих кандидатов в пяти округах. Но, в отличие от КПРФ, за рамками этой пятерки ЛДПР почти ничего не светит, и даже смысл бороться в подавляющем большинстве округов полностью отсутствует.

ЛДПР притом еще жестче поделила своих депутатов на «элиту» и «периферию», что вылилось во множество случаев неучастия в выборах или же перехода в другие партии. Отказались от выдвижения 10 депутатов, или 18% состава думской фракции (включающей 56 человек). Ушли в другие партии девять депутатов, в т.ч. по трое в «Справедливую Россию» и «Родину», двое в КПРФ, один в «Патриоты России».

Сформировав десятку (в которой А.Диденко выдвинут и имеет шансы пройти по «свободному» округу в Томской области), партия создала очень небольшое число крупных территориальных групп. Особенно интересно объединение дальневосточных регионов, которое гарантирует прохождение в парламент В.Селезнева. Есть ряд случаев, когда регионы с большим числом избирателей ЛДПР, не дробили на части в интересах действующих депутатов. Такие крупные регионы, как Московская область и Краснодарский край разделены на две половинки, но там может оказаться достаточно избирателей для прохождения выдвинутых депутатов (среди которых такие заметные фигуры, как С.Жигарев и А.Луговой). В остальном же Россия поделена на такие мелкие группы, что шансов на успех в них не остается. Примечательно, что ЛДПР буквально порезала на куски Башкирию, Ставропольский край, Саратовскую, Свердловскую области, что оставляет без шансов таких депутатов, как И.Сухарев, И.Дроздов, А.Ищенко и К.Субботин. Хотя при этом спрогнозировать, кто пройдет в Госдуму от ЛДПР, при таком подходе становится труднее, создается ощущение, что и у партийного руководства нет точного расчета. Ситуация такова, что несколько мандатов достанутся некоторым «малым» территориальным группам совершенно случайным образом.

За счет пяти округов, которые уступила ЛДПР «Единая Россия», партия тоже попытается удержать часть своей фракции. При этом интересно, что А.Диденко и С.Жигарев одновременно идут по списку, и имеют все шансы остаться в Госдуме. И.Абрамов и С.Фургал, напротив, должны рассчитывать только на победу в округе, как и В.Кулиева (бывший депутат, отказавшаяся от мандата). В остальных же округах ЛДПР может разве что рассчитывать на успех «ресурсного» депутата С.Вайнштейна в Челябинской области.

Существенного обновления фракции ЛДПР тоже не ожидается. Партия, которая прежде отличалась резкими изменениями своего состава, но при бессменном лидере, стала больше замыкаться в себе, что подчеркнуло формирование ее нынешнего списка. Новые фигуры могут пройти в Госдуму, прежде всего, за счет столичных регионов – бывший член ЦИК О.Лавров от Санкт-Петербурга, представители молодого поколения – лидер молодежной организации ЛДПР В.Власов и координатор московской организации Б.Чернышов от Москвы. Всего, судя по всему, порядка 90% депутатов в будущей фракции – это нынешние депутаты, либо некоторые бывшие депутаты от ЛДПР, способные вернуться в Госдуму.

Таким образом, ЛДПР должна рассчитывать, прежде всего, на голосование за свой партийный список и, соответственно, относительную популярность своего лидера В.Жириновского. Региональный уровень кампании большого значения для нее не имеет, и на многих территориях кампанию вести будет некому и незачем. Округа также не будут способствовать существенному расширению фракции, которая может, по нашей оценке, составить от 25 до 40 человек.

Впрочем, если КПРФ и ЛДПР борются за сохранение статус-кво не только на партийном, но и на персональном уровне, то список «Справедливой России» в наибольшей степени зависел от политических компромиссов, которые достигались в ее отношениях с Кремлем и другими партиями. Это привело к более заметным уступкам в интересах этой партии и интересному сочетанию в списке партийной элиты (притом в урезанном виде) с совершенно новыми фигурами, которые прежде в большой политике замечены не были.

«Справедливая Россия» оказалась главным бенефициаром уступок со стороны «Единой России», что во многом объяснялось влиянием Кремля, урегулировавшего отношения между этими двумя партиями и специально поддержавшего «Справедливую Россию», как электорально наиболее слабого игрока среди всех парламентских партий. Это позволило «Справедливой России» претендовать на успех в семи «свободных» округах, где выдвинуты весьма серьезные игроки (главы думских комитетов А.Аксаков, Л.Левин и Г.Хованская, а также Е.Драпеко, Ф.Тумусов, М.Емельянов и А.Грешневиков). Шансы на формирование крупной фракции у партии не столь велики, и надо заметить, что как раз в случае «Справедливой России» итоговый размер фракции будет больше зависеть от голосования за партийный список, чем в случаях КПРФ и ЛДПР. Причина в том, что диапазон этого голосования находится в более широких пределах, хотя думается, что преодолеть заградительный барьер партия способна. На наш взгляд, разброс прогнозируемой численности партийной фракции составляет от 15 до 35 депутатов, но все-таки немного ближе к нижнему пределу.

Структура списка «Справедливой России» такова, что в ней неплохо угадывается персональный состав будущей фракции, заметны приоритеты и в отношении действующих депутатов, и «новых» людей. С одной стороны, видно, что отличные шансы на прохождение по списку получил А.Чепа, хорошие позиции имеют такие депутаты, как О.Михеев, А.Терентьев, С.Доронин, А.Музыкаев (а также отмеченные выше кандидаты в округах). С другой стороны, могут пройти в Госдуму перешедшие из ЛДПР И.Ананских и Д.Волчек (последнему нужна для этого победа Е.Драпеко в округе), такие новые кандидаты, как связанные с бизнесом Р.Джапаридзе и С.Крючек. Особая интрига связана со столичными регионами: Москва поделена на три части, Подмосковье – на две. От того, какой результат партия покажет в этих регионах, прямо зависит, окажутся ли проходными региональные группы, где лидерами являются заметные персоны: в Подмосковье – действующий депутат А.Романович и бывший С.Багдасаров, в Москве, наряду с Г.Хованской, медийные фигуры – А.Вассерман и Р.Бабаян. Интересен факт включения в список по Воронежской области известного московского банкира А.Арсамакова, выдвинутого в регионе, где партия до сих пор выступала слабо, но имеющего шансы в случае интенсивной кампании.

Еще одну интересную интригу создает ситуация вокруг двух сильных выдвиженцев в одномандатных округах – А.Буркова в Свердловской области и В.Гартунга в Челябинской. «Единая Россия» не стала уступать ни тому, ни другому, но шансы на победу у этих кандидатов велики. Если им удастся выиграть в округе (депутатами они в любом случае станут, поскольку подстрахованы списком), то это открывает путь к депутатскому мандату для тех, кто следует за ними, - главе думского комитета по науке и наукоемким технологиям В.Черешневу в Свердловской области и И.Самиеву в Челябинской. В целом именно «Справедливая Россия» постаралась создать немалое число ситуаций, когда обеспеченные финансовыми ресурсами кандидаты должны будут вкладывать деньги в свою кампанию, либо в кампанию другого кандидата в округе, чтобы самому пройти по списку.

Ротация в депутатской фракции «Справедливой России» обещает стать заметной, хотя и не в такой степени, как в «Единой России». По всей видимости, действующие депутаты составят в ней порядка двух третей. Эта партия, как и ЛДПР, отличилась заметной долей решений о неучастии в выборах (12 депутатов, включая А.Митрофанова, из 64, или 19%). В основном Госдуму покинули маловлиятельные персоны, но наряду с ними и заметные – бывший лидер Партии пенсионеров И.Зотов и известный бизнесмен, представитель внутрипартийной оппозиции С.Петров. В другие партии перешли пять депутатов, главным образом представители группы О.Дмитриевой (в «Партию роста»), а также Д.Гудков (в «Яблоко»). Пополнили список два «перебежчика» из ЛДПР, получившие притом прекрасные шансы на успех, а также С.Собко из КПРФ и два депутата от «Единой России».

Однако неустойчивость электората «Справедливой России» затрудняет точное, «поименное» прогнозирование состава будущей фракции, поскольку территориальная структура голосования может существенно измениться. Целый ряд заметных фигур должен активно бороться за переизбрание, делая ставку на список (М.Брячак зависит, например, от голосования в Крыму), либо на округа (О.Шеин, И.Матханов, А.Четвериков и др.). И, учитывая наличие явно непроходных групп при любом возможном голосовании за партию, почти половину ее нынешнего состава ждет отсев.

Впрочем, общий интерес всех парламентских партий состоит в том, чтобы их число осталось прежним. И судя по началу кампании другими партиями, вероятность воспроизводства парламентской четверки (но с перераспределением мест в пользу «Единой России») велика. Расширить список парламентских партий могут единичные победы представителей других партий в одномандатных округах. Отчасти этому уже способствуют уступки «Единой России» в пользу партии «Родина» (А.Журавлев) и «Гражданской платформы» (Р.Шайхутдинов). С другой стороны, побороться за успех может «Партия роста», рассчитывающая на примкнувших к ней выходцев из «Единой России» (М.Слипенчук, Б.Резник) и «Справедливой России» (О.Дмитриева и др.), а также выдвинувшая ряд новых фигур, представителей политически активного бизнеса – Д.Потапенко в Калининградской области, О.Николаева в Севастополе и др. За счет «перебежчиков» из «Единой России» могла бы претендовать на отдельные округа Российская партия пенсионеров за справедливость (М.Юревич, О.Савченко), но, судя по последним событиям, эти кандидаты не будут участвовать в выборах.

Потенциал либеральной оппозиции выглядит ограниченным, учитывая также внутреннюю конкуренцию на этом фланге. «Яблоко» могло бы претендовать на победу В.Лукина в Москве, но он вместо этого выдвинулся в Совет Федерации. Складывается впечатление, что партия больше должна рассчитывать не на своих, а на примкнувших к ней политиков, таких как Д.Гудков и В.Рыжков. Среди самих «яблочников» заметные кампании способны провести С.Митрохин, Л.Шлосберг и др., но шансов на победу у них слишком мало. При этом «Яблоко» отказалось от выдвижения в Госдуму Г.Ширшиной, которая могла бы стать одним из фаворитов в Карелии. ПАРНАС же вовсе не располагает перспективными кандидатами и способен лишь на локальные проявления активности в Москве и Санкт-Петербурге.

Конкурентные сценарии в округах

Формирующаяся конфигурация сил в одномандатных округах представляет отдельный интерес для кампании. Здесь начинают вырисовываться конкурентные сценарии, имеющие разные причины.

В одних случаях отсутствие кандидата «Единой России», которое считается уступкой другим партиям, вовсе не означает, что результат кампании предрешен. Как минимум, следует учитывать, что в отсутствие кандидата «Единой России» начинается дезориентация большой части избирателей, и это может иметь плохо предсказуемые последствия. Причем если кандидата «Справедливой России» «Единая Россия» еще может поддержать громко и официально, то в отношении КПРФ и ЛДПР такая тактика маловероятна, или может оказаться неубедительной. Более сильными выглядят позиции кандидатов КПРФ и «Справедливой России», тогда как кандидатам ЛДПР из этой группы придется сложнее всех.

Создать конкуренцию и бросить печатку «согласованным» кандидатам ЛДПР и «Справедливой России» намерены, прежде всего, выдвиженцы КПРФ. В отдельных случаях конкуренцию будут создавать кандидаты «Партии роста», такие как М.Резник (против В.Бортко). Вполне возможно продвижение в таких округах сильных представителей местных элит под любыми флагами, либо в качестве самовыдвиженцев. Далеко не все предрешено в Адыгее, где идет на выборы еще один Резник – Владислав, которого «Единая Россия» не стала выдвигать официально, предоставив ему вариант самовыдвижения. Но без корней в этом регионе, питерец В.Резник отнюдь не имеет стопроцентных шансов на успех, и с ним вполне могут побороться местные политики, например, бывший спикер регионального парламента Е.Салов от КПРФ.

Таким образом, 18 «согласованных» округов, где «Единая Россия» не выставила кандидата, - это не раздача «подарков» различным партиям и игрокам, и конкуренция там, учитывая нетипичность электорального расклада, может быть велика. Вполне возможно, что в отдельных случаях предполагаемые ныне фавориты проиграют.

Вторую группу конкурентных округов создают случаи с выдвижением сильных кандидатов «Справедливой России» и КПРФ. Как уже сказано, в этих партиях много достойных депутатов, судьба которых зависит именно от округа. Те же, кто выдвигается и имеет шансы по списку, все равно могут бросить силы на округ, поскольку их партии, как воздух, нужны дополнительные мандаты. В «Справедливой России», наряду с очевидными примерами А.Буркова и В.Гартунга, претендовать на победу над кандидатами «Единой России» способны еще несколько выдвиженцев, такие как А.Чепа, О.Шеин, О.Нилов и др. В КПРФ хорошие шансы имеют Л.Калашников в Тольятти и В.Комоедов в Севастополе, не самый плохой расклад в округе у Н.Коломейцева в Ростовской области. За счет успешной кампании и стечения благоприятных обстоятельств реально побороться за успех, а не просто за «почетное» второе место могут порядка 10-15 коммунистов.

Возможными, но единичными становятся случаи острого противостояния «единороссов» и представителей остальных партий. Среди наиболее заметных примеров – С.Вайнштейн от ЛДПР, О.Дмитриева и М.Слипенчук от «Партии роста», Д.Гудков и В.Рыжков от «Яблока».

При этом вырисовываются крайне сложные округа, где противостояние приобретает многополюсный характер. Одним из интересных примеров стал Севастополь, в котором сталкиваются кандидаты КПРФ (В.Комоедов), «Единой России» (Д.Белик), «Партии роста» (О.Николаев) и «Справедливой России» (М.Брячак). В Москве интересен Тушинский округ, где выдвинуты Г.Онищенко («Единая Россия»), Д.Гудков («Яблоко»), С.Бабурин (КПРФ) и И.Свиридов («Справедливая Россия»). Наиболее сложными обещают стать выборы в регионах с развитыми протестными настроениями или внутриэлитными конфликтами, например, в Москве и Санкт-Петербурге (учитывая также большое число либералов и представителей «Партии роста»), Свердловской и Челябинской областях. Выглядят непростыми расклады в Бурятии, Иркутской, Калининградской, Кировской, Новосибирской областях и др. Но борьба может вспыхнуть и в куда более спокойных точках, будь то Адыгея, Республика Алтай или Ненецкий АО.

В итоге можно ожидать реальную конкуренцию во многих десятках округов. Еще раз подчеркнем, что другим партиям есть, что терять, и интересы множества игроков отнюдь не состоят в том, чтобы сидеть и спокойно ждать победы «Единой России» и ее многочисленных кандидатов. В то же время выросший уровень подготовки «Единой России» к выборам и качества ее организационной работы позволяет снизить риски. Можно ожидать, что кандидаты «Единой России» потерпят поражение в 10-15 округах, и вряд ли таких случаев будет больше. Такой результат, в свою очередь, позволит партии решить стратегическую задачу своей кампании.

***

Примечательная особенность предстоящих выборов состоит в том, что они предполагают широкий спектр вариантов своего исхода на различных региональных площадках, не создавая при этом рисков для политической системы. На выборах представлен весь легальный спектр политических движений, действующих в России. Электоральный процесс сочетает согласование интересов и уступки в одних случаях с реальной конкуренцией и непредсказуемым итогом в других. Возвращение выборов в округах открыло новые горизонты для сценарного многообразия электоральных кампаний. В то же время более успешная адаптация «Единой России» к общественно-политическим вызовам, на фоне слабости оппозиции и борьбы ее лидеров за выживание, создает предпосылки для нового укрепления позиций ведущей партии в парламенте.

Ростислав Туровский – вице-президент Центра политических технологии

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net