Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

27.07.2016 | Александр Ивахник

Тереза Мэй не торопится с «Брекситом»

Тереза Мэй не торопится с «Брекситом»Первые две недели пребывания Терезы Мэй во главе британского правительства свидетельствуют, что она быстро освоилась на новом посту. Мэй оперативно и решительно перетасовала состав кабинета министров и совершила несколько официальных визитов внутри Соединенного Королевства и в Европу. При этом новый премьер стремится сочетать решительность и осмотрительность и не спешит форсировать процесс развода с ЕС.

Когда был объявлен новый состав кабинета министров, все в Великобритании обратили внимание на то, что ведущие посты, связанные с отношениями страны с внешним миром, достались сторонникам «Брексита». Создаваемое с нуля специальное министерство по вопросам выхода Соединенного Королевства из ЕС возглавил известный консервативный политик, 67-летний ветеран-евроскептик Дэвид Дэвис. Министром иностранных дел неожиданно был назначен звезда кампании за выход из ЕС, экс-мэр Лондона Борис Джонсон, которого его французский коллега Жан-Марк Эйро тут же характеризовал как лжеца. Новое министерство международной торговли получил министр обороны в 2010-11 гг. Лиам Фокс, которому предстоит заключать самостоятельные торговые соглашения Великобритании с другими странами.

Отчасти такой выбор главы правительства объяснялся тем, что Мэй, которая пусть и не активно, но выступала за сохранение членства в ЕС, хотела умиротворить многочисленных рьяных сторонников «Брексита» в рядах партии тори. Высказывалось и предположение, что она решила предоставить расхлебывать эту кашу тем, кто ее заварил. Однако такой версии противоречит известная склонность Терезы Мэй на посту министра внутренних дел вникать во все детали и контролировать всё самой. В этой связи британские эксперты обращают внимание на решение премьер-министра разделить внешнеполитическую проблематику между тремя ведомствами вместо того, чтобы оставить задачи, связанные с выходом страны из Евросоюза и утверждением ее новой роли в мире, сверхмогущественному главе Форин-офиса. Кроме того, Тереза Мэй создала в составе кабинета министров мощный комитет по вопросам «Брексита» под своим председательством, который де-факто станет органом, принимающим решения в этой сфере. Сама Мэй в качестве председателя комитета будет определять его повестку и периодичность заседаний, согласовывать документы, подготавливаемые правительственными экспертами для обсуждения.

Так что, судя по всему, Тереза Мэй намерена держать в своих руках сложнейший процесс выхода Великобритании из единой Европы. Другой вопрос – Мэй много раз повторила сразу ставшую мемом фразу «Brexit – значит Brexit», но как, на каких основаниях и условиях он будет проходить, похоже, до сих пор не знает никто, включая ее саму. Поэтому британский премьер пока отнюдь не торопится вводить в действие статью 50 Лиссабонского договора, которая должна дать старт формальному процессу переговоров между Великобританией и ЕС по выходу из союза. Мэй игнорирует попытки Брюсселя, с одной стороны, и горячих сторонников отделения от Европы внутри Консервативной партии – с другой, оказать на нее давление с целью ускорения процесса. Сейчас глава правительства старается сгладить противоречия, возникшие по поводу «Брексита» внутри Соединенного Королевства, и установить рабочие взаимоотношения с европейскими лидерами. Именно этим задачам были посвящены ее поездки по стране и за ее пределы.

Свой первый официальный визит Тереза Мэй совершила в столицу Шотландии Эдинбург. Она отправилась на встречу с первым министром правительства этой части Соединенного Королевства Николой Стёрджен уже на следующий день после формирования британского кабинета – 15 июля. Такая торопливость свидетельствует о том, что Мэй всерьез воспринимает угрозу проведения в Шотландии повторного референдума о независимости. Сразу после объявления результатов голосования 23 июня, в ходе которого значительное большинство шотландцев высказалось за сохранение членства в ЕС, Стёрджен предупредила, что новый референдум в Шотландии, возможно, станет единственным способом реализовать стремление жителей региона остаться в единой Европе.

После встречи в Эдинбурге с первым министром Шотландии британский премьер заявила, что не начнет формальный процесс выхода из Евросоюза, пока не будет согласован «общий подход Соединенного Королевства» к переговорам с ЕС. Она добавила: «Я готова слушать предлагаемые варианты и… я хочу, чтобы правительство Шотландии было полностью вовлечено в наше обсуждение». Тем не менее, 17 июля в интервью ВВС Никола Стёрджен вновь заявила, что она будет рассматривать проведение второго референдума о независимости в следующем году, если британское правительство начнет переговоры по выходу из ЕС, не согласовав общий подход всех частей Соединенного Королевства. А неделей позже, на встрече с лидерами бизнеса в Эдинбурге, Стёрджен назвала главные интересы Шотландии, которые, с ее точки зрения, должны быть защищены в ходе переговоров по «Брекситу». Это сохранение свободного перемещения рабочей силы и свободный доступ к единому европейскому рынку.

Эти два вопроса, а также вопрос о времени начала официального процесса переговоров о выходе были в центре внимания и во время встреч Терезы Мэй с канцлером Германии Ангелой Меркель 20 июля и президентом Франции Франсуа Олландом 21 июля. Лидер Германии – второго по объему торгового партнера Великобритании – явно стремилась не обострять противоречия и оказала своей британской коллеге довольно теплый прием. И Меркель, и Мэй подчеркивали, что и после «Брексита» между двумя странами сохранятся тесные отношения.

Британский премьер не стала скрывать, что она не планирует начало переговоров по «Брекситу» в этом году. «Я хочу работать с канцлером Меркель и с главами других европейских стран в конструктивном духе, чтобы сделать процесс выхода разумным и упорядоченным. Нам всем необходимо время, чтобы подготовиться к этим переговорам. Поэтому я уже говорила, что они не начнутся до конца этого года. Я понимаю, что это расписание не всем нравится, но я считаю важным обеспечить ясность в этом вопросе», – сказала Мэй. Ангела Меркель согласилась с такой позицией. По ее словам, абсолютно понятно, что новому британскому правительству потребуется время для формулирования своей переговорной позиции в максимально подробном и ясном виде, и это соответствует общим интересам.

На пресс-конференции в Берлине Тереза Мэй также подтвердила, что в ходе переговоров Британия будет настаивать на введении ограничений в отношении трудовой иммиграции из стран ЕС. По сути, она не может не упоминать об этом вопросе, поскольку он был главным в ходе кампании за выход из ЕС. Меркель не стала акцентировать данную проблему. Более того, она упомянула, что переговоры о «Брексите» будут включать обсуждение торговых отношений между Евросоюзом и Великобританией после ее выхода. «Это должны быть параллельные процессы», – отметила она. Суммируя итоги переговоров двух женщин-лидеров в столице Германии, информированное интернет-издание Politico писало: «Похоже, их первая развернутая встреча подтвердила ожидания, что две пасторские дочери с похожим бэкграундом и личностными чертами достигнут быстрого взаимопонимания».

Если Ангела Меркель проявила готовность войти в сложное положение новоиспеченного британского премьера и призывала к терпению, то президент Франсуа Олланд на переговорах с Мэй в Париже был настроен менее примиренчески. На пресс-конференции Олланд признал, что только сформированному британскому правительству требуется некоторое время, но затем заявил: «С точки зрения общих интересов Европы, чем раньше начнется официальный процесс выхода Великобритании, тем лучше, поскольку неопределенность является наибольшей опасностью. Когда экономические игроки сомневаются в условиях, на которых Британия покинет Евросоюз, и во взаимоотношениях, которые будут установлены после этого, могут возникнуть риски для стабильности европейской экономики и соответственно рабочих мест». При этом глава Франции счел нужным отметить, что до начала официальных переговоров между Великобританией и ЕС не может быть содержательных дискуссий или «предпереговоров».

В отличие от Меркель, Франсуа Олланд четко и жестко обозначил главное противоречие между Евросоюзом и Великобританией, которое наверняка станет камнем преткновения после того, как правительство Терезы Мэй введет в действие статью 50 Лиссабонского договора. «Если Соединенное Королевство хочет остаться частью единого рынка, оно должно придерживаться четырех свобод, касающихся перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Ни одна из этих свобод не может быть отделена от других, – сказал Олланд. – Перед Соединенным Королевством встанет выбор: остаться в едином рынке, сохранив свободу перемещения людей, или получить другой статус. Это решающий вопрос, который станет предметом переговоров».

Жесткий подход Франсуа Олланда, вероятно, определяется тем, что Франция рассматривает «Брексит» как возможность расширить свое влияние внутри Евросоюза и переманить в Париж часть транснациональных финансовых институтов, базирующихся в лондонском Сити. Конечно, Олланда в мае следующего года, скорее всего, сменит в Елисейском дворце представитель правоцентристской коалиции. Но, во-первых, внешняя политика Франции в главном останется прежней. А во-вторых, Олланд в своей решительной позиции не одинок. Она разделяется высшими должностными лицами Евросоюза. 25 июля президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер в интервью французскому телеканалу France 2 вновь подчеркнул, что если Великобритания хочет сохранить свободный доступ к единому рынку, она должна принять ключевые правила ЕС «без исключений».

В ближайшие месяцы Тереза Мэй собирается посетить других европейских лидеров, чтобы попытаться убедить их в необходимости компромиссов. Однако заявления Олланда и Юнкера свидетельствуют, что надежды Британии сохранить бестарифный режим торговли с Евросоюзом при введении контроля над иммиграцией из стран ЕС имеют мало шансов на реализацию.

А пока Тереза Мэй вынуждена гасить возникшие в связи с итогами референдума очаги напряженности внутри Соединенного Королевства. В понедельник, 25 июля, она совершила визит в столицу Северной Ирландии Белфаст. Как известно, жители этой части страны, пусть и незначительным большинством, проголосовали против «Брексита». Теперь католиков-ирландцев Ольстера остро волнует вопрос, что будет после выхода из ЕС с ныне открытой границей между двумя странами. В Дублине и среди ирландских националистов в Белфасте вновь оживились разговоры относительно перспектив воссоединения Северной Ирландии с исторической родиной. Естественно, это вызывает напряжение среди протестантов-юнионистов. В результате с таким трудом достигнутое замирение в Ольстере может пошатнуться.

Тереза Мэй ставила целью поездки в Белфаст развеять возникшие опасения относительно беспрепятственного пересечения границы. После встречи с руководством Северной Ирландии Мэй заявила: «Никто не хочет возвращения к жестким границам прошлого. Мы хотим найти путь решения этой проблемы, который был бы действенным и практичным для всех». Та же позиция была зафиксирована на переговорах британского премьера с премьер-министром Ирландии Эндой Кенни 26 июля. Однако эти успокаивающие заявления все равно не снимают проблему, поскольку ее невозможно решить вне контекста будущих переговоров Великобритании с ЕС.

Пока британскому премьеру удается оттягивать принятие крайне болезненных для страны решений. Но раньше или позже ее правительству придется определяться, как на новой основе выстраивать отношения с объединенной Европой, каков здесь может быть оптимальный баланс экономических и политических интересов. В Брюсселе тем временем надеются, что свалившийся на Великобританию после референдума клубок проблем снизит притягательность лозунгов евроскептиков в других государствах Евросоюза.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net