Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

03.02.2006 | Татьяна Становая

ПАРТИЯ ВЛАСТИ ХОЧЕТ ВЛАСТИ

Заявление Владимира Путина в ходе его пресс-конференции с иностранными и российскими журналистами о том, что он выступает против предоставления парламентскому большинству права предлагать президенту кандидатуру премьер-министра, вызвала много споров о партии «Единая Россия» и ее перспективах. Слова президент были расценены как удар по партии власти. Сама же партия начала активно поддерживать президента, утверждая, что его заявление не противоречит ее позиции и «Единая Россия» не отказывается от своей идеи партизации власти.

Напомним, что «единороссы» давно добиваются для себя реальных полномочий, которые позволили бы им участвовать в принятии политических решений. В 2003 году президент России в своем ежегодном обращении к Федеральному собранию заявил, что необходимо подумать о создании правительства, опирающегося на парламентское большинство. Слова эти прозвучали за несколько месяцев до выборов депутатов Госдумы. В тот момент надо было повысить привлекательность партии власти для элиты, чиновничества и бизнеса. Возможность участвовать в формировании правительства – а именно так тогда поняли президента «единороссы» - значительно повышала амбиции партии и мотивацию для ключевых фигур.Однако после выборов стало понятно, что партии не доверили участие в формировании правительства. Решение о выдвижении Михаила Фрадкова на пост председателя правительства стало во многом неожиданным для парламентского большинства, особенно на фоне консультаций с президентом на эту тему. Тогда «Единая Россия» решила бороться за вступление в свои ряды федеральных министров. В этом случае можно было бы говорить о том, что партия имеет своих министров и вообще руководит страной. Однако и министры не спешат в «Единую Россию». Более того, на фоне кризиса января 2005 года, когда население активно возражало против монетизации льгот, уже сама партия не захотела видеть ряд членов кабинета министров в своих рядах.

Тем не менее, вопрос о том, каким образом бороться с восприятием партии власти как безликого и безыдейного механизма легитимации решений Кремля, продолжает оставаться в повестке дня. «Единороссы» сумели добиться пока только одной важной уступки: в конце прошлого года был принят закон, позволяющий партии, получившей большинство на региональных выборах, предлагать президенту кандидатуру губернатора. Правда, и эта уступка во многом символическая. Ведь окончательное слово все равно остается за президентом, да и партия вряд ли будет предлагать кандидатуры, не согласованные с Кремлем. На самом деле получается, что согласование этой кандидатуры будет идти не только в полпредстве, но и по каналам руководства «Единой России».В ноябре прошлого года вице-спикер Госдумы Олег Морозов заявил, что разработал законопроект, позволяющий партии, победившей на выборах в Госдуму, предлагать президенту кандидатуру премьер-министра. Он отметил, что предлагаемый им законопроект предусматривает, что президент страны вправе согласиться с мнением победившей на федеральных парламентских выборах политической партии относительно кандидатуры главы правительства, но может и внести другие кандидатуры. Как видно, даже такая радикальная, казалось бы, для российской политической системы идея представлена в настольно мягком виде, что при желании предложения победившей партии по кандидатуре премьера могут оказаться и вовсе не учитываться в процессе его назначения. Однако президент высказался против даже этого варианта (хотя нельзя исключать, что он будет в итоге принят).

И тем не менее, ожидания, что партия власти будет наделяться реальными полномочиями, в последнее время растут. Это было бы логично в условиях ухода Владимира Путина с поста президента в 2008 года, о котором он говорил неоднократно. Ведь «Единая Россия» имеет столь высокий рейтинг именно за счет личной поддержки со стороны популярного президента. Сегодня ей нет альтернативы, она является наиболее эффективным механизмом для лоббирования, для построения политической карьеры. Однако что будет с партией после того как уйдет президент, сказать трудно. Отсюда и предположения, что для сохранения ее жизнеспособности (а ведь без этого летит весь механизм принятия решений Госдума может оказаться без пропрезидентского большинства) необходимо предоставить ей реальные рычаги власти. Это особенно важно, учитывая, что Владимир Путин и после президентских выборов будет вынужден ее поддерживать.

Однако, видимо, реальных рычагов партия так и не получит. Получается, что на фоне ожиданий роста ее влиятельности слова президента действительно выглядят и воспринимаются как удар по ней. Можно предположить, что максимальный ресурс, который ей могут доверить – контроль над большинством мест в Госдуме. Иными словами, речь идет о сохранении статус-кво, что на самом деле через несколько лет может оказаться трудноразрешимой задачей (партия власти способна развалиться вследствие ухода Путина, ведь новый президент может оказаться и не таким популярным, и аппаратно более слабым). Поэтому и был найден компромисс: «Единой России» позволяют говорить о партизации власти, но никакого правительства партийного большинства не будет.

Как заявил вчера секретарь президиума Генерального совета партии «Единая Россия» Вячеслав Володин, «полностью разделяю точку зрения президента, что на постсоветском пространстве в условиях развивающейся экономики, укрепляющейся государственности, в условиях окончательного формирования принципов федерализма нам нужна твердая президентская власть. Тем не менее, по его словам, «Единая Россия» по-прежнему считает идею партизации политического процесса в России своей главной задачей: «Первым шагом на этом пути стал вступивший с этого года в действие закон, по которому победившая на региональных выборах партия получает право предлагать кандидатуру главы региона». «К сожалению, - подчеркнул Володин, - в ряде комментариев, появившихся в СМИ по итогам пресс-конференции президента, произошла подмена понятий. Почему-то посчитали, что только парламентская форма правления, такая как в Германии или в Великобритании, может предоставить партии возможность реализовать свое право на власть. Это не совсем верно. Партизация власти имеет различные формы. Если глава государства выдвигается политической партией и побеждает на всенародных выборах, это также дает партии возможность реализовать свое право на власть».

На самом деле никакой партизации в буквальном смысле этого слова не существует, все это выдумки партии власти, которая понимает, что не может реализовать свою мечту стать правящей партией. «Партизация» способна действительно формально создать иллюзию роста влиятельности партии власти, в том числе и за счет вступления в нее губернаторов, чиновников и т.д. Однако главное отличие «партизации» власти от прихода к власти правящей партии состоит в том, что в первом случае партия остается объектом, инструментом, но никак не субъектом принятия политических решений. Во втором случае партия является именно субъектом. Поэтому партизация, по версии нынешней партии власти, это все лишь ее желание выглядеть правящей партией.

Ссылки по теме:

«Единая Россия» и подготовка Кремля к выборам

«Единая Россия»: от партии власти к правящей партии

«Единая Россия» - проблема имиджа партии власти

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net