Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

11.08.2016 | Александр Ивахник

Тереза Мэй готова к диалогу с Путиным

Владимир Путин, Тереза Мэй9 августа состоялся первый разговор по телефону между президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром Великобритании Терезой Мэй, которая возглавила правительство менее месяца назад. При этом пресс-служба Кремля отметила, что разговор произошел по инициативе британской стороны.

В сообщении Кремля также говорится, что лидеры России и Великобритании обсудили актуальные вопросы и договорились провести в ближайшем будущем личную встречу. Лидеры двух стран встретятся на полях саммита Группы 20 в Китае в начале сентября, уточнили в пресс-службе британского премьер-министра.

Характерен заголовок агентства Reuters к заметке, посвященной телефонному разговору: «Путин и Мэй согласны встретиться, чтобы попытаться растопить замороженные связи». Отношения между Лондоном и Москвой действительно находятся в замороженном состоянии. Даже на фоне общей конфронтации между Россией и Западом Великобритания в последние годы отличалась наиболее критической позицией в отношении Кремля. Глубокая трещина в отношениях возникла еще при лейбористском правительстве после отравления в Лондоне в 2006 году экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко и отказа Москвы в выдаче Великобритании для судебного расследования предполагаемого организатора отравления Андрея Лугового. После прихода к власти консервативного правительства Дэвида Кэмерона поначалу наблюдались некоторые попытки оживить двусторонние отношения. Многим памятно, как Кэмерон и Путин вместе наблюдали за поединками дзюдоистов во время Олимпиады в Лондоне в 2012 году.

Однако прорыва не произошло, а затем продолжилась быстрая деградация отношений. Главными факторами этого процесса стала твердая поддержка Москвой режима Башара Асада в ходе гражданской войны в Сирии, а затем присоединение Крыма к России и активная российская роль в вооруженном конфликте в Донбассе. В отличие от Берлина и Парижа, Лондон отказался от взаимодействия с Москвой в попытке урегулирования украинского кризиса. Наряду с администрацией Обамы правительство Кэмерона наиболее решительно выступало за введение Западом антироссийских санкций. В течение последнего года Лондон весьма нервозно реагировал на неоднократные появления российских стратегических бомбардировщиков вблизи воздушного пространства Великобритании. В свою очередь, в Москве крайне резкую реакцию вызвало оглашение доклада судьи Роберта Оуэна по итогам общественного расследования убийства Литвиненко, в котором утверждалось, что убийство «возможно» было одобрено Путиным. В итоге и политические, и торгово-экономические связи между Великобританией и Россией оказались почти на нуле.

Из скупого сообщения пресс-службы Кремля следует, что «с обеих сторон выражена неудовлетворенность нынешними параметрами сотрудничества» двух стран и «условлено активизировать совместную работу по ряду направлений». В комментарии представителя Даунинг-стрит сказано: «Премьер-министр отметила важность отношений между Соединенным Королевством и Россией и выразила надежду на то, что, несмотря на разногласия по определенным вопросам, они смогут взаимодействовать открытым и честным образом по вопросам, которые имеют для них наибольшее значение».

Один из этих вопросов был объявлен: это, конечно, борьба с международным терроризмом. «Премьер-министр и президент согласились, что британские и российские граждане сталкиваются с общими угрозами со стороны терроризма и что сотрудничество в сфере авиационной безопасности, в частности, является важной частью усилий в борьбе с терроризмом», – отметила представитель Даунинг-стрит. А в сообщении пресс-службы Кремля указано: «Лидеры двух стран договорились о налаживании диалога по линии спецслужб, занимающихся проблематикой обеспечения авиационной безопасности». Информация о будущем диалоге между спецслужбами имеет принципиальный смысл, поскольку Лондон прервал все формы сотрудничества с Москвой в сфере безопасности и борьбы с международным терроризмом еще в 2008 году – после российско-грузинского вооруженного конфликта в Южной Осетии.

Кроме того, в ходе разговора с президентом Путиным Тереза Мэй подтвердила участие британской делегации «на солидном уровне» в торжествах, приуроченных к 75-летию прибытия в Архангельск (спустя несколько недель после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз) первого британского Северного конвоя. Это обоюдное напоминание о прежних союзнических отношениях в сегодняшней ситуации может сыграть определенную символическую роль.

Тот факт, что телефонный разговор с президентом Путиным инициировала Тереза Мэй, на первый взгляд, выглядит неожиданным. В России широко освещалось, что 18 июля, всего через пять дней после назначения на пост премьер-министра, Мэй в парламенте говорила о реальности угрозы «от таких стран, как Россия и Северная Корея». Тогда в ходе дебатов о модернизации британского подводного ядерного флота глава правительства заявила: «Как мы увидели на примере незаконной аннексии Крыма, нет сомнений в желании президента Путина подорвать международную систему, основанную на правилах, для того, чтобы продвинуться в преследовании собственных интересов». Но «железные ноты» в выступлении нового премьер-министра перед парламентариями легко объяснимы. Ей нужно было найти «бронебойные» аргументы для обоснования выделения больших средств (£31 млрд.) на модернизацию стратегических ядерных сил и продемонстрировать свою решительность на внешнеполитической арене.

Видимо, Владимир Путин, который сам любит прибегать к жесткой риторике, прекрасно понимает мотивы заявлений Терезы Мэй в ходе тех парламентских дебатов. Во всяком случае, во время телефонного разговора он вновь (после письменных поздравлений) поздравил Мэй с назначением на пост премьер-министра. К тому же известно, что, находясь еще на посту министра внутренних дел, Мэй выступала против проведения так называемого общественного расследования в отношении убийства Литвиненко, ссылаясь на фактор «международных отношений».

Конечно, ждать серьезных конкретных результатов от предстоящей личной встречи Владимира Путина и Терезы Мэй было бы наивно. Но очевидно, что в крайне сложных внешнеполитических условиях, в которых оказалась Великобритания после «Брексита», британский премьер хочет разморозить двусторонние отношения. Россия объективно играет очень большую роль в крупнейшем международном конфликте вокруг Сирии, и для Британии, которая тоже активно втянулась в борьбу с исламским терроризмом в Сирии и Ираке, игнорировать эту роль было бы контрпродуктивно. Тем более, что на Западе, особенно в Европе, появляется всё больше признаков усталости от попыток наглухо изолировать Россию и взять ее на «санкционный измор». Дополнительным мотивом для восстановления диалога с Москвой для Британии, как, наверное, и для других европейских держав, являются непредсказуемые международные последствия, к которым может привести победа Дональда Трампа на президентских выборах в США.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net