Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

12.08.2016 | Алексей Макаркин

Не такая уж скучная кампания

Не такая уж скучная кампанияДумская избирательная кампания разворачивается неспешно. Партии не склонны вести активную агитацию, а избиратели, в свою очередь, не проявляют особого интереса к выборам. Однако это не означает, что выборы обязательно будут скучными.

Сдержанность партий понятна. В стране кризис — первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко недавно сообщила, что если ничего не менять в экономике, то к концу 2017 года не останется бюджетных резервов и нечем будет платить зарплаты. Пока что деньги есть, но времена нефтяного благополучия прошли не только для федерального, но и для партийных бюджетов. Неудивительно, что партии и политики стремятся экономить деньги, чтобы не выйти на финишную прямую без амуниции.

А сейчас избиратели действительно не интересуются политикой. Август — время отпусков, и даже те россияне, которым не повезло вырваться в это время из городов, стараются как можно больше времени уделять садовым участкам. Какое-то оживление произойдет только к концу августа, но оно не будет связано с выборами — просто надо будет готовить детей к школе. 1 сентября — День знаний, но и после этого у будущих избирателей не будет времени думать о политике. 2 сентября надо сходить в магазины книг и канцтоваров и докупить те учебники, ручки и тетради, которые не удалось приобрести заранее. 3-4 сентября — законные выходные, время очередной поездки на фазенды (не тратить же зря время бархатного сезона!). И только 5 сентября, выйдя в понедельник на работу, избиратели начнут интересоваться будущими выборами.

Так что эффективная агитация будет длиться менее двух недель — с 5 по 16 сентября (суббота, 17-го, — «день тишины»). Именно в этот период избирательная кампания перестанет быть скучной, а партии вложат в кампанию все свои ресурсы для того, чтобы привлечь избирателей. Сейчас же происходит длительная «раскачка», в ходе которой партии стремятся повысить свою известность и мобилизовать активистов, но не более того.

Сентябрьская кампания может быть интересной, так как оппозиционные партии получат возможность активно продвигать в основных СМИ выгодные им темы, связанные с социальной сферой, здравоохранением, пенсиями и зарплатами, ЖКХ, включая проблему платы за капитальный ремонт. В настоящее время политикам из оппозиции трудно пробиться на телеэкраны с выигрышной повесткой. Формально они представлены на основных политических ток-шоу, но темы обсуждений часто далеки от реальных запросов их электоратов. Политикам приходится говорить о геополитике или украинской ситуации, причем в этих сюжетах парламентские партии действуют в фарватере «Единой России», а либералы играют роль «плохишей», на которых ополчаются и оппоненты, и патриотически настроенная аудитория, да и ведущий, не скрывающий своих симпатий и антипатий.

На думских же выборах геополитические расклады окажутся на глубокой периферии (внешняя и оборонная политика — прерогативы президента), а на первый план выйдет «социалка», где у оппозиции немало аргументов — и рациональных, и эмоциональных. Вспомним избирательную кампанию 2011 года, где бурный рост рейтинга «Справедливой России» был обусловлен не только мобилизацией рассерженных горожан, желающих видеть в Думе Гудковых и Пономарева (но получивших еще и Мизулину), но и рекламным роликом с ныне покойной Риммой Марковой, талантливо сыгравшей роль обиженной пенсионерки, — столь успешным, что «чуровский» ЦИК признал его разжигающим социальную рознь. Эта технология способствовала притоку на сторону «эсеров» патерналистского электората.

Сейчас же политическое предложение расширилось и претендентов на голоса протестных избирателей разного толка будет существенно больше, чем пять лет назад, когда в выборах участвовало всего семь партий (да и то две из них — «Правое дело» и «Патриоты России» — играли роль статистов). Кроме того, если голосование в избирательных округах носит преимущественно прагматичный характер (наибольшие шансы имеют наилучшие лоббисты, способные принести округу дополнительное финансирование), то при выборе партии избиратели нередко исходят из эмоционального фактора.

Поэтому в сентябре возможны попытки сразу нескольких электоральных мобилизаций, в том числе парламентских партий. КПРФ и «эсеры» будут бороться за голоса патерналистов. ЛДПР — за ту часть среднего класса, которая в 2011-м ругала Чурова за предвыборное волшебство, а сейчас считает Родченкова и Степанову предателями, из-за которых народная любимица Исинбаева не сможет получить заслуженное олимпийское «золото».

Активность могут проявить и внепарламентские партии. «Родина» попытается мобилизовать наиболее активную часть патриотической общественности, до сих пор мечтающую о Новороссии до Приднестровья. Будет и попытка «региональной» мобилизации, то есть голосования прежде всего за «своего», местного политика, — этим займется Партия роста. «Яблоко» и ПАРНАС будут конкурировать за голоса либералов, причем пока что ПАРНАС, согласно опросу «Левада-Центра», вышел вперед — за него готово проголосовать 2% от желающих принять участие в выборах, тогда как за «Яблоко» — 1%. Разрыв невелик, и он неудивителен. ПАРНАС подвергается наиболее жесткой критике со стороны антилиберальных сил, и в ответ возникает небольшое, но ощутимое «контрдвижение», стремление поддержать партию «назло» мейнстриму. Примерно так же часть советского общества читала антидиссидентские тексты и сочувствовала тем, кого в них клеймили. Впрочем, для того чтобы получить более высокий результат, этого недостаточно, так как часть радикально-либерального электората на выборы принципиально не пойдет. А умеренные либералы, скорее, могут заинтересоваться «Яблоком».

Проблема в том, что кроме четырех парламентских партий (три из которых гарантированно проходят в Думу, а четвертая — «Справедливая Россия» — с высокой вероятностью) 5%-ный барьер может преодолеть только еще один список, да и то не обязательно. Напомним, что в 1999 году в условиях раскола «партии власти» в Думу прошли шесть партий, а в 2003-м, когда «партия власти» консолидировалась, — уже четыре, причем «Яблоку» для прохождения тогда не хватило меньше одного процентного пункта. Поэтому конкуренция мобилизаций будет весьма острой, и, какая из них окажется наиболее удачной, покажет сентябрьский финиш. Впрочем, некоторым проигравшим может достаться «утешительный приз» — 3% голосов и госфинансирование.

И, наконец, интерес к выборам может быть связан с возвращением в политику целого ряда фигур, вытесненных из нее после ликвидации одномандатных округов и резкого сокращения числа партий. Включение некоторых из них в партийные списки вызвало разговоры о том, не хотят ли «Патриоты России» быть спойлерами КПРФ, а Партия роста — то ли «Яблока», то ли ПАРНАСа. Ведь первые включили в свой список Александра Руцкого, а вторые Ирину Хакамаду. На самом деле, в политике есть масса интересов, которые не укладываются в простую биполярную логику «Кремль — оппозиция». Есть реальная ситуация, при которой в политической сфере расширилась конкуренция, открылись «окна возможностей», и вполне закономерно, что политики стремятся ими воспользоваться. То же самое относится, например, к Владимиру Рыжкову, вошедшему в федеральную часть списка «Яблока», и к экс-мэру Владивостока Виктору Черепкову, баллотирующемуся от «Родины», и к целому ряду других известных политических фигур.

Впрочем, на результаты выборов может также повлиять фактор, который сейчас не может предсказать ни один аналитик. В последнюю неделю перед голосованием все партии будут внимательно смотреть за прогнозами метеорологов. Хорошая погода может быть выгодна «Единой России» и КПРФ с их дисциплинированными электоратами. Если же с пятницы или в субботнее утро зарядит дождь, то потенциальные избиратели других партий могут предпочесть прийти на избирательный участок вместо желанной поездки на дачу. Так погодный фактор создает еще одну интригу на не таких уж скучных думских выборах.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал – газета «Московский комсомолец» от 9 августа 2016

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net