Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

07.09.2016 | Леонид Исаев

Запоздавшая инициатива

ЙеменМинувший август оказался по-настоящему «жарким» и чрезвычайно богатым на события в Йеменской Республике. Завершение кувейтских переговоров под эгидой ООН, создание Высшего политического совета – нового высшего органа власти в Сане и мирная инициатива Джона Керри, - всё это на какое-то время даже заставило мировое сообщество сместить фокус внимания с сирийского конфликта на йеменский.

Длившиеся в течение трех с половиной месяцев мирные переговоры в Кувейте в трехстороннем формате – Всеобщий народный конгресс (ВНК), «Ансар Аллах» и правительство в изгнании Мансура Хади – зашли в тупик. Причина их провала во многом лежит в экзистенциальной плоскости: если Национальная делегация Йемена (именно так стали именовать себя представители ВНК и «Ансар Аллах» в Кувейте после подписания этим летом соглашения о выступлении на переговорах единым фронтом) фокусировала внимание на разрешении существующих противоречий, исходя их сложившегося на сегодняшний день реального распределения сил, то «эр-риядская группа», будучи апологетом ретроградских тенденций, напротив, апеллировала к необходимости возврата к статусу-кво более чем двухлетней давности.

Позиции обеих сторон абсолютно оправданы. Мансур Хади и его сторонники старались действовать в рамках правового подхода, апеллируя к неукоснительному соблюдению двух фундаментальных с их точки зрения международных нормативно-правовых актов – Мирной инициативе ССАГПЗ и резолюции Совета Безопасности ООН 2216 от 14 апреля 2015 года, что, безусловно, делает его позиции на порядок более выигрышными. Неудивительно, что основным требованием правительства в изгнании было освобождение хуситами столицы Йемена – Саны и сдача ими, а также их союзниками оружия, как того требует первая статья резолюции 2216.

Представители Национальной делегации Йемена напротив стояли на позициях, если угодно, политического реализма, основываясь прежде всего на той конфигурации сил, которая сложилась к кувейтскому переговорному процессу. При таком подходе единственным консенсусным решением кризисной ситуации, с их точки зрения, являлся созыв временного коалиционного органа – Президентского совета, в состав которого должны войти представители всех противоборствующих сторон. Именно на создании временного правительства настаивали хуситы и ВНК в рамках кувейтского переговорного процесса, что в результате было отклонено «эр-риядской группой», которая покинула Кувейт, подведя черту под более чем трехмесячными мирными переговорами.

В результате сложилась ситуация, при которой главные требования и Национальной делегации Йемена о создании переходного органа, и правительства в изгнании о разоружении хуситов и их союзников отнюдь не отрицались обеими сторонами, однако главный спор разгорелся в отношении того, что должно быть сделано в первую очередь. И вопрос этот далеко не пустяковый, как это может показаться на первый взгляд.

Возвращение «законного президента» Хади в «освобожденную» хуситами Сану способно придать бежавшему президенту очередную «дозу» легитимности, которой с каждым годом ему все более катастрофически не хватает, делая и его позиции, и позиции его основных бенефициариев все более уязвимыми – ведь статус легитимного президента еще не гарантирует статуса пожизненного. С точки зрения «эр-риядской» группы, создание временного правительства прежде, чем разоружатся хуситы, означает лишь одно: Мансур Хади, не имея поддержки «на земле», моментально превратится в «последнего среди равных», будучи обреченным на статус аутсайдера в новом переходном органе.

Последствия срыва кувейтского мирного процесса не заставили себя долго ждать. И в первую очередь, реакция последовала со стороны санаанских властей. Почувствовав ограниченность возможностей антийеменской коалиции во главе с Саудовской Аравией и устоявшийся баланс сил на территории Северного Йемена, ВНК и «Ансар Аллах» приступили к имплементации своей позиции на переговорах – созданию временных институтов государственной власти в стране. Основываясь на конституции Йемена 1991 года, действия которой до сих пор никто не отменял, в Сане состоялось чрезвычайное заседание Палаты представителей, не собиравшейся с начала 2015 года, основным решением которого стал созыв Президентского совета в составе десяти человек, под председательством Салеха ас-Самада, главы политического бюро «Ансар Аллах». Заместителем председателя был назначен Касем Лабуза из Всеобщего народного конгресса.

Реакция со стороны Мансура Хади оказалась крайне эмоциональной (экс-президент грозился в трехдневный срок взять столицу штурмом), но совершенно бесполезной, а последовавшие за этим авиаудары саудовских ВВС по территории Йемена вновь вызвали бурю критики в адрес королевства со стороны правозащитных организаций в связи с гибелью мирных граждан и усугублением гуманитарной ситуации, которая за последние годы приобрела в Йемене беспрецедентный характер.

В ситуацию решил вмешаться Джон Керри, который во время своего пребывания в Джидде выступил с мирной инициативой по Йемену. «Итоговое соглашение в общих чертах будет включать в себя на первом этапе немедленное формирование нового правительства единства, власть будет распределена между сторонами конфликта, вывод войск из Саны и других ключевых зон, передачу третьей стороне всего тяжелого вооружения, в том числе баллистических ракет и гранатометов, принадлежащих хуситам и лояльным им силам», – завил госсекретарь США. По сути это была попытка примирить позиции сторон, учавствовавших в кувейтских переговорах. Основной упор был сделан на то, что оба процесса – создание временного правительства и разоружение хуситов – должны происходить единовременно. Однако американская инициатива и вмешательство в переговорный процесс были бы куда более уместными еще месяц тому назад в Кувейте. Сейчас же реакция Соединенных Штатов, похоже, выглядит запоздалой.

Провал кувейтских переговоров и последующие шаги со стороны санаанских властей переводят йеменский конфликт в принципиально новую стадию, в которой изгнанное правительство Мансура Хади оказывается уже лишним. Альянс ВНК и «Ансар Аллах» не только осуществляет политический контроль над территорией Северного Йемена даже в условиях военной интервенции, но и добился значительных успехов в правовом поле. По его инициативе в Йемене возобновил свою работу еще один абсолютно легитимный орган – Палата представителей, которая, помимо всего прочего, сформировала не менее легитимным путем еще один полюс политической власти. В такой ситуации власти в Сане уже вряд ли согласятся на формирование нового переходного органа. В лучшем случае Мансуру Хади могут гарантировать членство в Высшем политическом совете, что может быть приравнено к закату его политической карьеры.

Власти в Сане уже дали понять, что возобновление мирных переговоров в прежнем трехстороннем формате теперь невозможно, как невозможно и ведение переговоров с правительством в изгнании. Иными словами, Высший политический совет (ВНК и «Ансар Аллах») будет иметь дело только с саудовскими властями, что на деле означает принципиальное переведение конфликта из статуса внутрийеменского в межгосударственный. Скорее всего, это заставит спецпосланника ООН по Йемену и американское внешнеполитическое ведомство пересмотреть стратегию по урегулированию ситуации в этом арабском государстве.

Леонид Исаев – старший преподаватель департамента политической науки НИУ-ВШЭ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net