Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

12.09.2016 | Александр Ивахник

Запад и Турция пытаются преодолеть кризис в отношениях

Эрдоган, ОбамаЕще совсем недавно казалось, что Турция после попытки военного переворота отворачивается от Запада и быстро сближается с Россией. В российских экспертных кругах появились рассуждения о глубокой трещине в отношениях Турции и НАТО, о возможности формирования союзнического треугольника Москва – Анкара – Тегеран. Однако последние дни убеждают в том, что этим ожиданиям не суждено сбыться и Турция останется в стратегической связке с США и НАТО.

Сверхжесткое поведение турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана после провала военного мятежа в ночь на 16 июля – массовые задержания генералов и офицеров, судей и прокуроров, работников сферы образования и журналистов, громкие заявления о возможности возвращения смертной казни – вызвали жесткую критику в политических кругах Европы, которую на официальном уровне сдерживала лишь зависимость ЕС от сделки с Турцией по мигрантам. Стало совершенно очевидно, что важнейшее требование Эрдогана в отношении Евросоюза – введение безвизового режима до конца этого года – останется неудовлетворенным.

Реакция политической элиты США на репрессивный курс Анкары была несколько менее резкой, но камнем преткновения в отношениях между двумя странами стала судьба турецкого исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, с 1999 года проживающего в Пенсильвании. Эрдоган и его соратники сразу после провала мятежа назвали Гюлена организатором заговора и решительно потребовали его экстрадиции. В Вашингтоне же заявляли, что не получили от Анкары убедительных доказательств причастности Гюлена к выступлению военных, что вызывало открытое раздражение турецких властей. Более того, со стороны некоторых турецких политиков и провластных СМИ звучали утверждения об «американском следе» в подготовке попытки переворота. Вскоре после 16 июля была временно приостановлена деятельность авиабазы НАТО в Инджирлике, а ее турецкий командующий Бекир Эркан Ван был арестован.

Дополнительное напряжение в отношения Вашингтона и Анкары внесло развитие турецкой наземной операции «Щит Евфрата» в приграничных районах Сирии. Когда стало ясно, что действия турецкой армии нацелены не только и даже не столько против боевиков «Исламского государства» (запрещенного в РФ), сколько против курдского ополчения, официальные лица США решительно выступили против такого развития событий. Рассматривая вооруженные отряды сирийских курдов как наиболее боеспособную силу в наземных операциях против джихадистов, Вашингтон подверг критике антикурдскую направленность турецкой операции и призвал Анкару сфокусироваться на формированиях ИГИЛ.

В конце концов, эти призывы возымели действие. 3 сентября турецкая армия открыла «второй фронт» операции «Щит Евфрата», направив танки и тяжелую технику к контролировавшемуся игиловцами селению Эль-Раи, которое находится в 50 км западнее Джераблуса, отбитого у джихадистов на первом этапе операции. К настоящему времени турецкие военные и поддерживаемая ими «Сирийская свободная армия», оппозиционная Асаду, взяли под полный контроль приграничную полосу между городами Аазаз и Джераблус длиной около 90 км и глубиной до 4-5 км.

Эти успехи получили признание со стороны руководства НАТО. «Мы поддерживаем усилия Турции в борьбе с ИГИЛ», – отметил 9 сентября генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, находясь с визитом в Анкаре. Накануне визита Столтенберг сообщил, что НАТО расширяет сотрудничество с Турцией по вопросам обеспечения безопасности на Черном море и борьбы с терроризмом в Сирии и Ираке. В частности, воздушное пространство Турции стали наблюдать самолеты НАТО с системой AWACS, также в Турцию были доставлены дополнительные системы противоракетной обороны. Генсек Альянса подчеркнул, что своим визитом хочет «еще раз подчеркнуть твердую поддержку НАТО Турции, ее народу и турецким демократическим институтам». В ходе визита в эфире телеканала NTV Столтенберг заявил: «Высказывались мнения, что попытка переворота в Турции повлияет на ее членстве в НАТО, но я так не считаю. Турция для НАТО очень важный союзник, особенно на Ближнем Востоке. Турция участвует в разных операциях НАТО. Ее армия после попытки переворота, наверное, испытывает трудности, но Турция продолжает выполнять свои обязательства в рамках НАТО… Мы всегда рядом с Турцией и делаем все, что нужно для нее».

Шаги в сторону снятия возникшей напряженности в отношениях с Турцией были предприняты не только руководством НАТО, но и Соединенными Штатами. 4 сентября во время встречи с Тайипом Эрдоганом на полях саммита Группы 20 в китайском Ханчжоу Барак Обама выразил турецкому президенту полную поддержку в связи с провалившейся попыткой переворота и пообещал Анкаре помощь Вашингтона в привлечении заговорщиков к правосудию. При этом он не упомянул о массовых задержаниях подозреваемых в Турции.

Попытки уйти от прежней обвинительной риторики наблюдаются и с турецкой стороны. 6 сентября заместитель премьер-министра Нуман Куртулмус заявил: «Наша официальная позиция ясна. Мы не видим никаких свидетельств того, что американские чиновники поддерживали переворот». Куртулмус признал, что некоторые турецкие СМИ продолжают спекулировать на тему американской причастности к перевороту, но выразил уверенность, что официальные лица США ничего не знали о заговоре. Одновременно зампремьера снизил тональность требований относительно экстрадиции Соединенными Штатами в Турцию Фетхуллаха Гюлена. «Мы знаем, что это займет время, – сказал Куртулмус. – Это не дело политиков, это дело судебной системы».

Новый поворот во взаимоотношениях между Турцией и США применительно к Сирии появился 7 сентября, когда Эрдоган, возвращаясь с саммита Группы 20, в самолете сообщил журналистам, что президент Обама во время встречи в Ханчжоу просил у него помощи в освобождении от боевиков Ракки – сирийской «столицы» ИГИЛ. «У ИГИЛ главный центр – Ракка. Обама сказал мне, что хочет вместе с нами что-то сделать с Раккой. Мы ответили, что с нашей стороны никаких проблем нет. Мы предложили, чтобы наши военные собрались и обсудили вопрос, что конкретно предпринять», – поведал турецкий президент.

С этой сенсационной новостью пока много непонятного. Белый дом не дал никаких разъяснений на этот счет. О конкретных планах и сроках проведения операции Анкара тоже не говорит. Не исключено, что на практике до совместной американо-турецкой операции по взятию Ракки дело вообще не дойдет. На пути реализации данной идеи слишком много препятствий. Во-первых, нет никаких сомнений, что США свои сухопутные силы на Ракку не пошлют, возможна лишь авиационная поддержка. Значит, Турции потребуется ввести в Сирию мощные, многотысячные наземные силы. К тому же Ракка расположена далеко от турецкой границы. В таком походе велик риск надолго завязнуть и понести большие потери.

Во-вторых, не ясно, что делать с курдскими отрядами самообороны, которые при поддержке авиации США вели успешную борьбу с ИГИЛ на северо-востоке Сирии и контролируют значительную часть провинции Ракка. 8 сентября министр обороны Турции Фикри Ышык в ходе встречи с американским коллегой Эштоном Картером в Лондоне заявил, что ядром операции против ИГИЛ в окрестностях Ракки должны быть местные жители региона, а не курдские «Силы народной самообороны» (YPG). А глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 9 сентября вообще заявил, что «местные силы не должны быть связанными с террористическими организациями – YPG и Рабочей партией Курдистана».

В-третьих, большой вопрос – как отнесутся к этой затее Дамаск и – что еще более важно – Россия, которых, похоже, не поставили в известность о подобных планах. Едва ли США, которые приложили в последнее время много усилий для достижения пакета договоренностей с Россией по урегулированию ситуации в Сирии, будут готовы сорвать эти договоренности, пойдя на масштабную эскалацию прямого турецкого вмешательства в ход военных действий в Сирии. МИД России 7 сентября уже выразил «серьезную обеспокоенность в связи с продвижением турецких войск и поддерживаемых ими военизированных формирований сирийской оппозиции вглубь территории Сирии». В заявлении МИД отмечается, что действия Турции могут дополнительно осложнить и без того непростую военно-политическую обстановку в Сирии, негативно сказаться на международных усилиях по выработке платформы урегулирования в Сирии.

В целом представляется, что комплекс болезненных проблем, нараставших в последние месяцы в отношениях между Турцией и США, Турцией и Европой, на сегодняшний день отнюдь не решен. Вместе с тем, Запад осознал, что дальнейшее нарастание напряженности в отношениях чревато большими рисками. Как-никак Турция – одна из крупнейших стран НАТО, к тому же единственный член Альянса, находящийся в крайне важном с геополитической точки зрения ближневосточном регионе. Поэтому сейчас предпринимаются шаги по умиротворению сильно обидевшегося на западных союзников президента Эрдогана. Но и сам Эрдоган понимает, что дальнейшая потеря поддержки со стороны США и НАТО грозит Турции попаданием в чрезмерную зависимость от России. Отсюда определенные коррективы, которые можно увидеть в его поведении на международной арене, по крайней мере, на уровне заявлений.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net