Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

12.09.2016 | Александр Ивахник

Запад и Турция пытаются преодолеть кризис в отношениях

Эрдоган, ОбамаЕще совсем недавно казалось, что Турция после попытки военного переворота отворачивается от Запада и быстро сближается с Россией. В российских экспертных кругах появились рассуждения о глубокой трещине в отношениях Турции и НАТО, о возможности формирования союзнического треугольника Москва – Анкара – Тегеран. Однако последние дни убеждают в том, что этим ожиданиям не суждено сбыться и Турция останется в стратегической связке с США и НАТО.

Сверхжесткое поведение турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана после провала военного мятежа в ночь на 16 июля – массовые задержания генералов и офицеров, судей и прокуроров, работников сферы образования и журналистов, громкие заявления о возможности возвращения смертной казни – вызвали жесткую критику в политических кругах Европы, которую на официальном уровне сдерживала лишь зависимость ЕС от сделки с Турцией по мигрантам. Стало совершенно очевидно, что важнейшее требование Эрдогана в отношении Евросоюза – введение безвизового режима до конца этого года – останется неудовлетворенным.

Реакция политической элиты США на репрессивный курс Анкары была несколько менее резкой, но камнем преткновения в отношениях между двумя странами стала судьба турецкого исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, с 1999 года проживающего в Пенсильвании. Эрдоган и его соратники сразу после провала мятежа назвали Гюлена организатором заговора и решительно потребовали его экстрадиции. В Вашингтоне же заявляли, что не получили от Анкары убедительных доказательств причастности Гюлена к выступлению военных, что вызывало открытое раздражение турецких властей. Более того, со стороны некоторых турецких политиков и провластных СМИ звучали утверждения об «американском следе» в подготовке попытки переворота. Вскоре после 16 июля была временно приостановлена деятельность авиабазы НАТО в Инджирлике, а ее турецкий командующий Бекир Эркан Ван был арестован.

Дополнительное напряжение в отношения Вашингтона и Анкары внесло развитие турецкой наземной операции «Щит Евфрата» в приграничных районах Сирии. Когда стало ясно, что действия турецкой армии нацелены не только и даже не столько против боевиков «Исламского государства» (запрещенного в РФ), сколько против курдского ополчения, официальные лица США решительно выступили против такого развития событий. Рассматривая вооруженные отряды сирийских курдов как наиболее боеспособную силу в наземных операциях против джихадистов, Вашингтон подверг критике антикурдскую направленность турецкой операции и призвал Анкару сфокусироваться на формированиях ИГИЛ.

В конце концов, эти призывы возымели действие. 3 сентября турецкая армия открыла «второй фронт» операции «Щит Евфрата», направив танки и тяжелую технику к контролировавшемуся игиловцами селению Эль-Раи, которое находится в 50 км западнее Джераблуса, отбитого у джихадистов на первом этапе операции. К настоящему времени турецкие военные и поддерживаемая ими «Сирийская свободная армия», оппозиционная Асаду, взяли под полный контроль приграничную полосу между городами Аазаз и Джераблус длиной около 90 км и глубиной до 4-5 км.

Эти успехи получили признание со стороны руководства НАТО. «Мы поддерживаем усилия Турции в борьбе с ИГИЛ», – отметил 9 сентября генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, находясь с визитом в Анкаре. Накануне визита Столтенберг сообщил, что НАТО расширяет сотрудничество с Турцией по вопросам обеспечения безопасности на Черном море и борьбы с терроризмом в Сирии и Ираке. В частности, воздушное пространство Турции стали наблюдать самолеты НАТО с системой AWACS, также в Турцию были доставлены дополнительные системы противоракетной обороны. Генсек Альянса подчеркнул, что своим визитом хочет «еще раз подчеркнуть твердую поддержку НАТО Турции, ее народу и турецким демократическим институтам». В ходе визита в эфире телеканала NTV Столтенберг заявил: «Высказывались мнения, что попытка переворота в Турции повлияет на ее членстве в НАТО, но я так не считаю. Турция для НАТО очень важный союзник, особенно на Ближнем Востоке. Турция участвует в разных операциях НАТО. Ее армия после попытки переворота, наверное, испытывает трудности, но Турция продолжает выполнять свои обязательства в рамках НАТО… Мы всегда рядом с Турцией и делаем все, что нужно для нее».

Шаги в сторону снятия возникшей напряженности в отношениях с Турцией были предприняты не только руководством НАТО, но и Соединенными Штатами. 4 сентября во время встречи с Тайипом Эрдоганом на полях саммита Группы 20 в китайском Ханчжоу Барак Обама выразил турецкому президенту полную поддержку в связи с провалившейся попыткой переворота и пообещал Анкаре помощь Вашингтона в привлечении заговорщиков к правосудию. При этом он не упомянул о массовых задержаниях подозреваемых в Турции.

Попытки уйти от прежней обвинительной риторики наблюдаются и с турецкой стороны. 6 сентября заместитель премьер-министра Нуман Куртулмус заявил: «Наша официальная позиция ясна. Мы не видим никаких свидетельств того, что американские чиновники поддерживали переворот». Куртулмус признал, что некоторые турецкие СМИ продолжают спекулировать на тему американской причастности к перевороту, но выразил уверенность, что официальные лица США ничего не знали о заговоре. Одновременно зампремьера снизил тональность требований относительно экстрадиции Соединенными Штатами в Турцию Фетхуллаха Гюлена. «Мы знаем, что это займет время, – сказал Куртулмус. – Это не дело политиков, это дело судебной системы».

Новый поворот во взаимоотношениях между Турцией и США применительно к Сирии появился 7 сентября, когда Эрдоган, возвращаясь с саммита Группы 20, в самолете сообщил журналистам, что президент Обама во время встречи в Ханчжоу просил у него помощи в освобождении от боевиков Ракки – сирийской «столицы» ИГИЛ. «У ИГИЛ главный центр – Ракка. Обама сказал мне, что хочет вместе с нами что-то сделать с Раккой. Мы ответили, что с нашей стороны никаких проблем нет. Мы предложили, чтобы наши военные собрались и обсудили вопрос, что конкретно предпринять», – поведал турецкий президент.

С этой сенсационной новостью пока много непонятного. Белый дом не дал никаких разъяснений на этот счет. О конкретных планах и сроках проведения операции Анкара тоже не говорит. Не исключено, что на практике до совместной американо-турецкой операции по взятию Ракки дело вообще не дойдет. На пути реализации данной идеи слишком много препятствий. Во-первых, нет никаких сомнений, что США свои сухопутные силы на Ракку не пошлют, возможна лишь авиационная поддержка. Значит, Турции потребуется ввести в Сирию мощные, многотысячные наземные силы. К тому же Ракка расположена далеко от турецкой границы. В таком походе велик риск надолго завязнуть и понести большие потери.

Во-вторых, не ясно, что делать с курдскими отрядами самообороны, которые при поддержке авиации США вели успешную борьбу с ИГИЛ на северо-востоке Сирии и контролируют значительную часть провинции Ракка. 8 сентября министр обороны Турции Фикри Ышык в ходе встречи с американским коллегой Эштоном Картером в Лондоне заявил, что ядром операции против ИГИЛ в окрестностях Ракки должны быть местные жители региона, а не курдские «Силы народной самообороны» (YPG). А глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 9 сентября вообще заявил, что «местные силы не должны быть связанными с террористическими организациями – YPG и Рабочей партией Курдистана».

В-третьих, большой вопрос – как отнесутся к этой затее Дамаск и – что еще более важно – Россия, которых, похоже, не поставили в известность о подобных планах. Едва ли США, которые приложили в последнее время много усилий для достижения пакета договоренностей с Россией по урегулированию ситуации в Сирии, будут готовы сорвать эти договоренности, пойдя на масштабную эскалацию прямого турецкого вмешательства в ход военных действий в Сирии. МИД России 7 сентября уже выразил «серьезную обеспокоенность в связи с продвижением турецких войск и поддерживаемых ими военизированных формирований сирийской оппозиции вглубь территории Сирии». В заявлении МИД отмечается, что действия Турции могут дополнительно осложнить и без того непростую военно-политическую обстановку в Сирии, негативно сказаться на международных усилиях по выработке платформы урегулирования в Сирии.

В целом представляется, что комплекс болезненных проблем, нараставших в последние месяцы в отношениях между Турцией и США, Турцией и Европой, на сегодняшний день отнюдь не решен. Вместе с тем, Запад осознал, что дальнейшее нарастание напряженности в отношениях чревато большими рисками. Как-никак Турция – одна из крупнейших стран НАТО, к тому же единственный член Альянса, находящийся в крайне важном с геополитической точки зрения ближневосточном регионе. Поэтому сейчас предпринимаются шаги по умиротворению сильно обидевшегося на западных союзников президента Эрдогана. Но и сам Эрдоган понимает, что дальнейшая потеря поддержки со стороны США и НАТО грозит Турции попаданием в чрезмерную зависимость от России. Отсюда определенные коррективы, которые можно увидеть в его поведении на международной арене, по крайней мере, на уровне заявлений.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net