Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

16.09.2016 | Александр Ивахник

Кэмерону напоследок аукнулась Ливия

Дэвид КэмеронПолитическая карьера Дэвида Кэмерона, судя по всему, окончательно завершена в возрасте 49 лет. Сразу после голосования за «Брексит» он заявил о скорой отставке с поста премьера, которая и состоялась 13 июля. А 12 сентября Кэмерон объявил об уходе из Палаты общин. Через день после этого был опубликован парламентский доклад-расследование, в котором жестко критиковались действия бывшего главы правительства в ходе международной военной интервенции в Ливию в 2011 году.

Уйдя с поста премьера, Кэмерон говорил, что намерен остаться членом парламента до следующих всеобщих выборов. Но в понедельник, 12 сентября, он сообщил, что покидает свое место в Палате общин, где он представлял избирательный округ Уитни, графство Оксфордшир, с 2001 года. «С моей точки зрения, с учетом обстоятельств моей отставки с поста премьер-министра и реалий современной политики крайне сложно продолжать работу рядовым парламентарием, не рискуя отвлекать на себя внимание при принятии важных решений, которые предстоят моему преемнику на Даунинг-стрит и в правительстве», – заявил он. В этой фразе содержится некоторый намек на то, что бывшему премьеру нравится не всё, что делает или собирается делать нынешнее правительство во главе с Терезой Мэй.

В частности, его решение об уходе из парламента последовало через несколько дней после того, как Мэй объявила о предстоящем расширении сети средних школ с предварительным отбором учеников по уровню способностей. Кэмерон, сам выпускник Итона – наиболее привилегированной английской частной школы, но всегда имевший имидж модернизатора и сторонника либерального торизма, выступал против возвращения к разделению средних школ на общедоступные и селективные. Когда журналисты спросили Кэмерона, не является ли его уход из парламента выражением несогласия с Терезой Мэй, он ответил: «Совершенно ясно, что я собираюсь иметь свои собственные взгляды по различным вопросам, люди знают это, и в этом и состоит суть дела. Будучи бывшим премьер-министром, очень трудно сидеть в роли заднескамеечника и не отвлекать внимание публики от того, что делает правительство». Тем не менее, Кэмерон добавил, что полностью поддерживает премьерство Мэй и что она «мощно стартовала».

Думается бывшего премьера мотивировали к уходу из парламента не только конкретные политические разногласия с преемницей. О таких, как Кэмерон, говорят: «родился с серебряной ложкой во рту». Будучи выходцем из аристократических кругов, окончив Итон и Оксфорд, он уже в 38 лет стал лидером Консервативной партии, а в 43 года – премьер-министром. Возглавляя в 2010-2015 годах свое первое правительство, тогда коалиционное с либерал-демократами, Кэмерон был достаточно успешен, его кабинет удачно справлялся с тяжелыми последствиями экономического кризиса 2008-2009 годов. Во внешней политике очевидная неудача с активным военным вмешательством во внутренний конфликт в Ливии тогда не привлекла особого внимания общественности.

Зато в центре внимания в Великобритании было нарастание противоречий внутри Консервативной партии, рост влияния крайних евроскептиков, настаивавших на выходе из Евросоюза. Кэмерон не смог обуздать напор евроскептиков в партийных рядах, он рискнул и объявил о референдуме по вопросу о членстве в ЕС. Но риск этот был запредельным, тактические расчеты перевесили для главы правительства и лидера правящей партии стратегические соображения. В результате Кэмерон проиграл, но главное – проиграла Великобритания и проект единой Европы. После этого Кэмерону, по сути, не осталось места на авансцене британской политики, а прозябать в задних рядах Вестминстера ему с его амбициями было не интересно.

Однако напоследок коллеги Дэвида Кэмерона по парламенту преподнесли ему горькую пилюлю. 14 сентября был опубликован предельно жесткий доклад специальной комиссии парламентского комитета по иностранным делам относительно военного вмешательства Великобритании в ливийский конфликт в 2011 году. Несмотря на то, что большинство членов этой комиссии, включая председателя Криспина Бланта, представляют Консервативную партию, доклад содержит сокрушительную критику ливийской политики британского правительства того времени во главе с Кэмероном.

Напомним, в начале 2011 года на волне «арабской весны» в городе Бенгази на востоке Ливии началось вооруженное восстание против диктаторского режима полковника Муамара Каддафи. Поначалу повстанцы добились успехов и даже двинулись в сторону столицы Триполи, но постепенно правительственные войска перешли в контрнаступление. Каддафи угрожал, что жестоко расправится с мятежниками. Когда возникла реальная угроза падения Бенгази, Совет безопасности ООН 17 марта принял резолюцию 1973, которая, с целью предотвратить массовое уничтожение мирного населения, допускала проведение международной военной операции для установления бесполетной зоны над Ливией (Россия и Китай при голосовании в Совбезе воздержались). Наиболее активно за проведение военно-воздушной операции выступал президент Франции Саркози, к нему вскоре присоединился Кэмерон и президент США Обама. С конца марта командование военной операцией в Ливии взяли на себя структуры НАТО. Очень скоро военно-воздушная операция вышла за рамки мандата установления бесполетной зоны: французские и британские самолеты наносили масштабные ракетно-бомбовые удары по объектам наземной военной инфраструктуры режима, а цель всей операции при этом практически не скрывалась – свержение Каддафи и обеспечение победы оппозиции.

В августе 2011 года режим Джамахирии рухнул. Сам Каддафи бежал из Триполи, но позже был найден повстанцами и варварски убит. Сразу обнаружились глубокие внутренние противоречия в стане победившей оппозиции. Устойчивое правительство сформировать не удалось. Постепенно в стране воцарился хаос, единое государство по существу распалось на несколько частей, резко усилились позиции радикальных исламистских боевиков, в т.ч. отрядов запрещенного в России ИГИЛ. С ливийского побережья в Европу через Средиземное море хлынул огромный поток беженцев и мигрантов. Признанное ООН и переехавшее из Туниса в Триполи в марте 2016 года «правительство национального единства» Файеза Сарраджа реально контролирует лишь западную часть страны, да и то не всю. Контроль над основными нефтяными портами на побережье залива Сирт переходит от одних вооруженных группировок к другим.

В докладе специальной комиссии Палаты общин подвергаются беспощадной критике все стадии участия Великобритании в военной операции в Ливии. Авторы документа пришли к выводу, что «политика Соединенного Королевства в Ливии до и после интервенции в марте 2011 года основывалась на ложных предположениях и неполном понимании специфики страны и ситуации в ней».

В докладе говорится о «неточных разведданных», об отсутствии полноценного анализа «характера восстания в Ливии», в частности, роли в нем радикальных исламистских боевиков, связанных с экстремистскими группами в Ираке и Афганистане. Правительство «не смогло проверить реальность угрозы мирному населению со стороны режима Каддафи, угрозы Муаммара Каддафи принимались за чистую монету». Авторы доклада отмечают: «Если основной целью коалиционного вмешательства была срочная необходимость защитить гражданское население в Бенгази, то эта цель была достигнута в марте 2011 года быстрее, чем за 24 часа. Это означает, что ограниченная интервенция ради защиты гражданских лиц переросла в оппортунистическую политику смены режима военными средствами». Кроме того, ливийская политика Британии следовала по течению событий и не была подкреплена стратегией помощи жителям по восстановлению страны и формированию структур власти после Каддафи.

Авторы доклада приходят к следующему неутешительному выводу: «Результатом интервенции Франции, Великобритании и США стали политический и экономический коллапс Ливии, война между вооруженными группировками и племенами, гуманитарный и миграционный кризисы, масштабные нарушения прав человека, бесконтрольное распространение оружия режима Каддафи в регионе и подъем ИГИЛ в Северной Африке». При этом в докладе особо отмечается: «Через свою роль в принятии решений в рамках Совета национальной безопасности бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон в конечном счете несет ответственность за провал в выработке внятной стратегии в отношении Ливии».

Таким образом, если прощальное выступление Дэвида Кэмерона в роли главы правительства 13 июля было встречено членами Палаты общин, включая многих лейбористов, продолжительными аплодисментами, то через два месяца парламентарии не стали жалеть бывшего премьера. Трудности, с которыми уже сейчас сталкивается Великобритания после «Брексита», судя по всему, будут нарастать. И можно предположить, что с течением времени отношение к Дэвиду Кэмерону в британской политической элите и в обществе в целом будет меняться не в лучшую сторону.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net