Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Состоявшийся в воскресенье, 19 марта, съезд Социал-демократической партии Германии избрал экс-председателя Европарламента Мартина Шульца новым лидером партии и официально утвердил его кандидатом в канцлеры от СДПГ на предстоящих в сентябре выборах в бундестаг. Шульц был единственной кандидатурой и получил стопроцентную поддержку делегатов – это первый случай за весь послевоенный период.

Бизнес, несмотря ни на что

Восприятие кризиса в строительной отрасли словно проходит через классические «стадии принятия». Позади уже отрицание, гнев и торг. Большинство участников рынка колеблются между депрессией и принятием. Периодически можно встретить бодрые заявления о «достижении дна» и завершении «наиболее трудного этапа» кризиса, однако зачастую последующие события, как правило, указывают на их чрезмерную оптимистичность.

Интервью

«Политком.RU» планировал поговорить с известным политологом и политическим географом Дмитрием Орешкиным о нынешнем состоянии российской внепарламентской оппозиции. Но по ходу интервью разговор вышел и на другие темы: о глубоких социокультурных и политических различиях между российскими регионами и связанных с этим проблемах для любой власти в Кремле, а также о президентских выборах и политической ситуации после марта-2018.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Экспертиза

01.10.2016 | Дмитрий Соснин

Губернаторские выборы 2016: явка и уровень конкуренции

ВыборыВ единый день голосования 18 сентября 2016 прямые выборы высших должностных лиц состоялись в семи субъектах Российской Федерации: Тверской, Тульской и Ульяновской областях, Забайкальском крае, Чеченской Республике, Республике Тыва и Республике Коми.

В двух регионах из семи губернаторской серии 2016 года выборы по новым правилам уже проходили: в Забайкалье в 2013 году и в Коми в 2014. Однако, полномочия избранных на них губернаторов, Константина Ильковского в Забайкальском крае и Вячеслава Гайзера в Республика Коми, были прекращены досрочно.

Во всех семи регионах действующим на момент назначения выборов губернаторам удалось добиться победы. Тем не менее, уровень поддержки избранных руководителей со стороны населения, являющийся важным символическим ресурсом во взаимоотношениях с федеральным центром и внутрирегиональными элитными группами, существенно различается. Ключевыми индикаторами состоятельности губернаторов как публичных политиков можно считать явку избирателей на губернаторских выборах и процент полученных голосов.

Явка

С точки зрения активности избирателей традиционно выделяются национальные республики: Чеченская Республика, где явка составила почти 95%, и Республика Тыва - более 90%. В преимущественно «русских регионах» активность избирателей заметно ниже. В Ульяновской области приняли участие в губернаторских выборах 52% избирателей, в Тульской - 45,5%, в Тверской - 41,5%, в Республике Коми - 40,7%. Наименьшая явка зафиксирована в Забайкальском крае - 37,4%. Таким образом, за исключением национальных республик, системно демонстрирующих «феноменальные» возможности электоральной мобилизации, в «обычных» регионах синхронизация губернаторских кампаний с федеральными выборами Государственной Думы не привела к сколько-нибудь заметному повышению активности избирателей по отношению к среднероссийским показателям.

Лидер по проценту полученных голосов – Рамзан Кадыров. За главу Чечни проголосовало почти 98% жителей республики. Внушительного результата на выборах сумели добиться глава Тывы Шолбан Кара-оол (85%) и назначенный президентом в феврале 2016 года и.о. губернатора Тульской области Алексей Дюмин (84%). Уверенную победу одержали Игорь Руденя в Тверской области (72%) и Сергей Гапликов в Республике Коми (62%). По 54% голосов получили Сергей Морозов в Ульяновской области и Наталья Жданова в Забайкальском крае. Победа действующих губернаторов прогнозировалась во всех семи регионах уже на старте кампании, исходя из конфигураций выдвинувшихся кандидатов. Отдельные эксперты предсказывали возможность второго тура только в Ульяновской области и Забайкальском крае, однако на практике их прогнозы не подтвердились.

Результаты голосования показывают, что все действующие руководители регионов, как недавно назначенные федеральным центром, так и «старожилы», успешно прошли тестирование на предмет поддержки населением регионов.

Уровень конкуренции

Важнейшим показателем легитимности любых выборов, а также косвенным индикатором наличия либо отсутствия внутриэлитных конфликтов, является уровень конкуренции. Всего на губернаторских выборах 2016 года суммарно по семи регионам выдвинулся 41 кандидат, зарегистрировано 32 кандидата, на момент голосования остался 31 кандидат. Два претендента не представили документы на регистрацию, по семи приняты решения об отказе в регистрации, один зарегистрированный кандидат сошел с дистанции.

В современной российской политической системе на федеральном и региональном уровнях политические партии, по-прежнему, являются основными субъектами избирательных кампаний. Так, например, из семи регионов, в которых в 2016 году проходили губернаторские выборы, самовыдвижение кандидатов было предусмотрено только в Тульской области, причем соответствующие поправки в региональное законодательство были приняты только в мае текущего года.

Партийно-политический дизайн губернаторских выборов в целом представляет собой проекцию партийной «иерархии», сложившейся на федеральном уровне. Большинство зарегистрированных кандидатов в губернаторы были выдвинуты четырьмя парламентскими партиями – ЕР, КПРФ, ЛДПР и СР.

При очевидном лидировании кандидатов от «партии власти» на губернаторских выборах борьба за второе место разворачивалась в основном между кандидатами от КПРФ, ЛДПР и СР. Остальные партии включались в конфигурации кандидатов, исходя из технологических соображений или специфики регионального политического контекста. Причем при конструировании электорального предложения для избирателей партии выбирались преимущественно из «набора» 14 партий, принимающих участие в выборах депутатов Государственной Думы РФ. Не из этого «набора» зарегистрирован был только кандидат от Аграрной партии в Забайкальском крае.

В Республике Тыва на этапе выдвижения заявилось 9 кандидатов, включая кандидатов от «экзотических» партий – партии «ЧЕСТНО» и «Демократической правовой партии России». Зарегистрированы были представители 4 парламентских партий и «старой» непарламентской партии «Патриоты России» (впоследствии выбыл из гонки). По итогам голосования кандидат от КПРФ получил 5%, от СР – 4%, от ЛДПР – 3%. Итоги голосования демонстрируют отсутствие выраженного лидерства в борьбе за второе место, при абсолютном электоральном доминировании действующего Главы Республики.

В Чеченской Республике специфика заключалась в том, что в «типовую» конфигурацию четырех зарегистрированных кандидатов был включен представитель партии «Роста». Каждый из партнеров Рамзана Кадырова по избирательной гонке набрал в диапазоне от 0,5 до 1 % голосов избирателей. Говорить о какой либо борьбе за второе место при таких результатах не приходится.

Достаточно своеобразная конфигурация сложилась на выборах губернатора Тульской области. Алексей Дюмин, единственный из действующих на момент старта кампании губернаторов, предпочел выдвигаться не от «Единой России», а путем самовыдвижения. Кроме Алексея Дюмина еще два человека попытались выдвинуться в качестве самовыдвиженцев, но им было отказано в регистрации. В итоге в выборах принимали участие четыре человека: самовыдвиженец Алексей Дюмин, кандидат от КПРФ, кандидат от партии «Коммунисты России» и кандидат от «Российской партии пенсионеров за справедливость». По результатам голосования второе место получил представитель КПРФ, набравший 7,5% голосов избирателей.

Наименее конкурентная ситуация оказалась на выборах губернатора Тверской области. Изначально там выдвигалось пять кандидатов. Двум из них: кандидату от партии «Национальный курс» и потенциально сильному сопернику действующего губернатора, представителю КПРФ Вадиму Соловьеву было отказано в регистрации. В итоге в бюллетене осталось три кандидатуры: представители ЕР, «Коммунистов России» и ЛДПР. Второе место получил кандидат от ЛДПР – почти 15% голосов. Представитель партии «Коммунисты России» видимо собрал часть электората КПРФ и набрал чуть меньше 10%. Однако, в связи с исключением из выборного процесса кандидата от КПРФ Вадима Соловьева, вопрос о реальном втором месте в политической системе Тверской области остается открытым.

В Республике Коми первоначально выдвигалось шесть кандидатов. Один кандидат (от партии «Коммунисты России») получил отказ в регистрации. В результате в бюллетене были представлены кандидаты четырех парламентских партий плюс кандидат от «Патриотов России». По итогам голосования соперники действующего губернатора от партий парламентской оппозиции получили примерно по 10% голосов каждый, кандидат от «Патриотов России» - 2,5%. В регионе сложилась полицентрическая модель, распределенного протестного голосования.

В Забайкальском крае на должность губернатора выдвигалось и было зарегистрировано четыре кандидата. «Справедливая Россия» отказалась от выдвижения своего кандидата на территории, где два с небольшим года руководил единственный в стране губернатор, представлявший партию «эсеров». ЛДПР также не стала выставлять своего кандидата. В результате партийная конфигурация в Забайкальском крае сложилась из кандидатов от «Единой России», КПРФ, «Аграрной партии России» и «Патриотов России». По итогам выборов второй место со значительным отрывом от двух остальных оппозиционных кандидатов занял представитель КПРФ Николай Мерзликин, получивший почти 29% голосов избирателей.

В Ульяновской области на губернаторских выборах была представлена наиболее широкая палитра кандидатов: выдвинулось и было зарегистрировано 7 претендентов (от ЕР, КПРФ, ЛДПР, СР, «Коммунистов России», Яблока, Российской экологической партии «Зеленые»). По результатам голосования второй место получил кандидат от КПРФ Алексей Куринный, набравший 25,5% голосов избирателей. Одновременно Алексей Куринный баллотировался в Государственную Думу по Ульяновскому одномандатному избирательному округу №187 и сумел добиться там успеха. Остальные кандидаты в губернаторы Ульяновской области получили поддержку избирателей от примерно 1% голосов (представитель партии «Зеленые») до 6,5% голосов (представитель ЛДПР).

Резюме: сценарии кампаний

Подводя итог можно сказать, что губернаторские выборы 2016 года проходили по четырем сценариям:

1. Сценарий абсолютного доминирования кандидата лидера при крайне низких результатах остальных кандидатов реализован в Чеченской Республике и Республике Тыва, где традиционно сильны «политические машины» мобилизации и отсутствует публичная политическая конкуренция.

2. Уникальный сценарий повышенных ожиданий и надежд, связанных с появлением нового человека неожиданно делегированного в регион из ближайшего окружения Президента реализован в Тульской области. И хотя формально результат Алексея Дюмина (84%) сопоставим с результатами, полученными лидерами национальных республик, нельзя игнорировать и существенное отличие: в Тульской области явка была в два раза ниже, чем в Чечне и Тыве.

3. Сценарий уверенной победы при отсутствии явно выраженного основного конкурента имел место в Республике Коми и Тверской области. При этом в Тверской области потенциально сильный конкурент действующего губернатора был снят с выборов, в связи с чем, выборы в регионе с трудом можно квалифицировать соответствующими провозглашенным Администрацией Президента принципам «конкурентности, открытости и легитимности».

4. Сценарий победы действующего губернатора при наличии сильного конкурента, аккумулирующего голоса протестного электората, состоялся в Ульяновской области и Забайкальском крае. В обоих случаях соперниками руководителям регионов стали кандидаты от КПРФ.

Дмитрий Соснин – политический аналитик, эксперт фонда Кудрина по поддержке гражданских инициатив

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

О реформе здравоохранения в США говорят на протяжении уже более 70 лет. И проблема тут не в том, что государство не заинтересовано в предоставлении своим гражданам возможностей заботиться о своем здоровье - напротив, первую помощь человеку всегда окажут. Но и заплатить за это придется не мало. И вот в том, как сделать процесс получения базовых медицинских услуг доступным любому американцу и при этом не обременять налогами граждан в целом – это и есть задача номер один для любого президента.

Организация Договора Коллективной Безопасности в силу значимости предмета деятельности могла бы стать одним из существенных инструментов постсоветской кооперации и интеграции в военной сфере. Однако по ряду комплексных обстоятельств этот механизм был задействован лишь частично.

Об Арктике в последнее время говорят и пишут довольно много, особенно в России. Но если в нашей стране основными субъектами подобного рода дискурса, а также исполнителями конкретных решений являются государственные деятели и военные, то в странах Запада в качестве таковых выступают некоммерческие организации, экологи, представители научного сообщества.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net