Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

07.02.2006 | Сергей Маркедонов

ВЫБОРЫ МЭРА ЧЕРКЕССКА И СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ВЛАСТИ В КЧР

Карачаево-Черкесская Республика (КЧР) «сосредотачивается» в ожидании очередной избирательной кампании. В марте республике предстоит пережить выборы мэра столичного города Черкесска. Однако уже сегодня предстоящие выборы главы столицы КЧР стали предметом жестких внутриреспубликанских баталий. И хотя федеральный центр пока сохраняет нейтралитет, предпочитая не вмешиваться в спор политических субъектов Карачаево-Черкесии, очевидно, что долго такое «наблюдение» за процессом со стороны продолжаться не может.

Весь фокус в том, что главный вопрос всякой избирательной кампании – процедурный - относительно выборов мэра города Черкесска не решен. И чем дольше этот вопрос не будет решен, тем более велика вероятность очередной масштабной этнополитической дестабилизации в республике.

Черкесская муниципальная избирательная комиссия назначила выборы мэра Черкесска на 12 марта. Выборы руководителя столицы КЧР чрезвычайно важны для президента республики Мустафы Батдыева. После «семейного скандала» (в который оказался вовлечен зять президента Али Каитов), Батдыев всеми силами стремится укрепить пошатнувшиеся позиции, в том числе и за счет продавливания «своих людей» на высшие посты в столице республики. В случае неудачного для Батдыева исхода муниципальных выборов президент КЧР продолжит свое политическое отступление.

Но пройдут ли эти выборы 12 марта, со стопроцентной точностью сказать нельзя. С одной стороны, на пост главы Черкесска уже выдвинуто 7 кандидатов, готовых попытать счастья на всенародных выборах. С другой стороны, против самой процедуры всенародного избрания мэра столицы выступает нынешний городской руководитель - и.о.мэра Петр Коротченко. Мэрия Черкесска традиционно рассматривается жителями республики как некий административный «бастион» русской общины. В реальности ситуация не столь однозначна, но в массовом сознании населения КЧР за постсоветский период сформировался именно такой образ. В январе 2006 года городское собрание Черкесска приняло новый устав, в соответствие со статьями которого мэр города должен избираться по советскому принципу – депутатами горсобрания, а не всенародным голосованием. Помимо этого два члена городского избиркома оспорили в судебном порядке решение о назначении выборов 12 марта. Они требуют признания незаконным решения черкесской муниципальной избирательной комиссии о назначении даты выборов как принятого в недопустимых условиях, с нарушением ряда обязательных процедур.

По мнению местных экспертов, есть определенные основания считать, что иски членов городской избирательной комиссии – лишь начало судебной борьбы за предстоящие выборы. Процедурные противоречия по поводу выборов мэра Черкесска возникают уже не в первый раз. Осенью 2005 года выборы мэра уже назначались, но затем были отменены. К сожалению, в данных обстоятельствах «молчание» Москвы может сыграть негативную роль, поскольку способствует появлению множественности интерпретаций того, какие выборы необходимо проводить и в какой срок. Все эти интерпретации наверняка будут дополняться не только политическим, но и этническим содержанием.

Фактически сегодня Карачаево-Черкесия переживает пятый за постсоветский период системный кризис республиканской власти. Это небольшое национально-государственное образование в составе РФ является самым политизированным на российском Кавказе, если не считать Чечню. Первые три властных кризиса были вызваны обострением межэтнических отношений. После Дагестана КЧР – вторая по этнической мозаичности республика. Лидеры основных этнических групп Карачаево-Черкесии (карачаевцы, черкесы, абазины, русские, ногайцы) приняли самое деятельное участие в «параде суверенитетов» начала 1990-х гг., поставив под вопрос само существование КЧР как единого целого. В 1991 г. именно КЧР установила абсолютный рекорд по количеству провозглашенных республик. Тогда были провозглашены республика Карачай, Черкесская республика, республика Абаза и даже два казачьих «государства»- Баталпашинская и Урупско-Зеленчукская республика. В Зеленчукском районе в течение полугода продолжалось двоевластие (атаман, избранный казачьим кругом, и глава местной администрации, назначенный официальной властью Карачаево-Черкесии). В 1991 г. КЧР стояла на грани реального раскола на два национально-государственных образования. В администрации российского президента уже был заготовлен проект о разделении КЧР на Карачаевскую и Черкесскую республики. В 1994-1995 гг. КЧР пережила новый кризис. Истекла легислатура Народного собрания, избранного еще во времена СССР как облсовет и дважды трансформированного (в Верховный Совет и Народное собрание КЧР). В марте 1995 г. подавляющее большинство депутатов сложило с себя полномочия. Поскольку глава исполнительной власти. КЧР не был всенародно избран, а получил власть из рук представительного органа республики, его легитимность оказалась под вопросом. Черкесским, абазинским и неоказачьим движением было озвучено требование выхода Черкесии из состава КЧР и вхождения в Ставропольский край. Кризис власти был разрешен посредством вмешательства федерального центра. В КЧР была восстановлена система назначения высшего должностного лица из Москвы.

Первые всенародные выборы главы республики в мае 1999 г. стали источником нового системного этнополитического кризиса и крупномасштабного электорального раскола по этническому принципу. Поводом для развертывания кризиса стало недовольство результатами выборов и победой этнического карачаевца (Владимира Семенов, генерала, экс-главкома Сухопутных войск РФ) над этническим черкесом (Станиславом Деревым, на момент выборов мэром Черкесска). Если в первом туре за Дерева было подано 40% голосов, а за Семенова - 17%, то во втором Семенов набрал более 70% голосов. Этнический раскол затронул всю систему власти КЧР (суд, избирком, местное самоуправление). Однако федеральная власть, как и в начале 1990-х гг. не пошла по пути разделения республики. В июле 2000 г. Кремль добился заключения карачаево-черкесского пакта о ненападении. Лидер черкесской общины Станислав Дерев получил пост в аппарате Южного федерального округа, но при этом должен был выйти из политической игры в КЧР. Впоследствии Дерев стал представителем республики в Совете Федерации. Таким образом, после 2000 г. из двух «титульных» этносов карачаевцы оказались «более равными». С уходом Станислава Дерева черкесская община была сильно ослаблена, покинули республику и многие авторитетные лидеры русской общины.Однако закрепить свою победу элита самой крупной этнической группы не смогла. Следующий кризис - прямое следствие внутриэлитного (внутрикарачаевского) раскола, обозначившегося сразу после электорального успеха Владимира Семенова. В 2001 г. было создано оппозиционное Семенову движение «Возрождение республики», из рядов которого выдвинулся и нынешний республиканский президент Мустафа Батдыев (избран в 2003 г.). С этого времени этнополитическая составляющая конфликтности в Карачаево-Черкесии отошла на второй план.

Борьба за собственность и раздел сфер влияния между вчерашними союзниками стали «нервом» нового этапа истории КЧР. Кризис, начавшийся с криминальной истории вокруг «Кавказцемента» (осень 2004 года) показал, что карачаевская элита не выдержала тест на государственную состоятельность. Президент Мустафа Батдыев (этнический карачаевец) допустил несколько роковых ошибок, в результате чего дискредитировал не только себя как политика, но и всю карачаевскую элиту в целом. Сначала Батдыев публично отказался от родственника (зятя Али Каитова, вовлеченного в криминальный скандал). На Кавказе такой отказ, даже если твой родственник уголовник, означает, что, во-первых, ты - ненадежный человек, поскольку отказываешься от зятя, а во-вторых, слабый и неавторитетный лидер, поскольку не сумел навести порядок в собственной семье. Затем президент КЧР ретировался из собственного кабинета, отказавшись от встречи с родственниками жертв криминального скандала. «Застенчивость в бою» на Кавказе ставит крест на перспективах любого политика. Между тем Мустафа Батдыев продемонстрировал именно это качество, не сумев «оседлать ситуацию» и навязать собственную интерпретацию событий. У Батдыева был и иной выбор - добровольный уход в отставку без ритуального проклятия в адрес зятя и бегства из собственного кабинета. Такой шаг позволил бы ему сохранить лицо и остаться влиятельным политиком даже после ухода в тень. Не слишком уверенным был президент и во время новой волны этнических выступлений в республике в 2005 году (акции ногайцев, абазин).

Если к этому списку добавить социально-экономические провалы Батдыева (в 2005 г. общий долг КЧР увеличился до 660 млн. руб.), вызвавшие протестные настроения пенсионеров и льготников, то картина получается и вовсе неутешительная. Увы, но в условиях «укрепления вертикали» Мустафа Батдыев лишь воспроизвел управленческие уроки своих московских учителей, суть которых в том, чтобы не покидать власть ни при каких обстоятельствах.

Но самое главное последствие истории «обманутого тестя» - это новое «оживление» этничности в КЧР. Причем это касается не только черкесских политических группировок, но и карачаевских. Группа Ислама Бурлакова, оказывающая поддержку нынешнему руководству города Черкесска, а также газета «Вести гор», выступающее ее «информационным спонсором», позиционируют себя как защитники карачаевских этнических интересов. Свои интересы четко обозначают и черкесские группы влияния. По словам политолога Константина Казенина, «бизнес-ресурсы же у черкесских предпринимателей сегодня в республике мощны как никогда, особенно после того, как бизнес, близкий Батдыеву, вслед за драматическими событиями осени 2004 года продал свои основные активы. Вероятнее всего, черкесские силы, если выборы в этот раз состоятся, сделают существенную ставку на борьбу за русские голоса». Побороться за русские голоса не откажутся и карачаевские группы. Таким образом, «русская карта» станет одной из важных составляющих элементов кампании-2006.

Между тем, при любом решении процедурного вопроса по выборам мэра Черкесска для федерального центра в ближайшее время в КЧР будет много работы. В случае если выборы пройдут в намеченный срок 12 марта 2006 года, ожидается борьба двух административных машин - мэрии и республиканской администрации и новый всплеск этнических выступлений. Проигрыш Черкесска для Батдыева равносилен «сдаче» республики. В случае же если выборы отменят и переведут в «советский» формат, вполне реально недовольство самим фактом такого решения. Однако жесткая определенность и последовательность Москвы по столь непростому вопросу может стать умиротворяющим фактором. История предыдущих четырех кризисов в КЧР убедительно это доказывает. В Карачаево-Черкесии легитимность федерального центра еще остается важным стабилизирующим инструментом, а апелляция к Москве («как Москва скажет, так мы и сделаем») в отличие от того же Дагестана еще оказывает хотя бы минимальное воздействие. Слово за Москвой.

Сергей Маркедонов, зав.отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net