Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

01.11.2016 | Александр Голубов

Эволюция Савченко: от любви до ненависти один шаг

Надежда СавченкоВ момент освобождения украинской летчицы ее политический авторитет на родине был почти абсолютным, но спустя пару месяцев от него не осталось и следа. Как за полгода из «народного героя» превратиться в «пособника врага»?

Встреча Надежды Савченко в киевском аэропорту была одним из ключевых событий политической жизни Украины в текущем году. Такого количества телекамер не удостаивалась ни одна мировая знаменитость. Политики наперебой спорили в телеэфирах о том, чьи усилия по освобождению летчицы были наиболее значительными, и пытались как можно раньше появиться вместе с Савченко на глазах журналистов. Для того, кто сможет связать себя в публичной плоскости с новой суперзвездой украинской политики, казалось, открывались неограниченные перспективы.

В то же время понять, как себя поведет Савченко, когда перевоплотится из летчицы и политзаключенного в парламентского политика, не мог никто. Это было видно даже по поведению Юлии Тимошенко во время ее первой встречи со своей формальной соратницей. Лидер партии «Батькивщина», в избирательном списке которой только что освобожденная экс-боец батальона «Айдар» получила первое место, была крайне осторожна – словно с бомбой. Она может стать мощным оружием против врагов, но и вполне способна разорваться в руках самой Тимошенко. С едва скрываемой опаской обращался к Савченко и украинский президент Петр Порошенко на церемонии награждения, которая прошла прямо в день ее возвращения на родину.

От бывшей летчицы ожидали многого. Для большинства обывателей, она была символом отчаянного и бескомпромиссного сопротивления Кремлю. Разве может быть по-другому с человеком, публично оскорбляющим Владимира Путина? И все это — накануне вынесения приговора в российском суде. Обычному человеку хотелось противопоставить ее привычным для украинца отечественным политическим фигурам, которые ассоциируются исключительно с коррупцией и оппортунизмом.

Тот же Порошенко, с точки зрения многих граждан Украины, недостаточно смело реагирует на действия России, сохраняя в то же время деловые интересы в РФ. Если липецкая фабрика «Рошен» давно стала частью фольклора, то дружеские связи президента с российскими олигархами вызывают возмущение у более искушенных в политике украинцев. На фоне минских соглашений, которые воспринимаются значительной частью украинского населения как смягченная капитуляция, это создает плодотворную почву для обвинений в нечистоплотности и готовности предать интересы Украины ради процветания собственного бизнеса. Для недовольных таким положением дел Савченко должна была стать символом тех сил, которые готовы идти на более решительные шаги против Москвы и в то же время не отягощены связями с российскими политиками или бизнесменами.

Однако действия бывшей военной летчицы и новоиспеченного депутата быстро пошли вразрез с народными чаяниями. Ее заявления о необходимости вести переговоры напрямую с пророссийскими сепаратистами были, пожалуй, самым значимым ударом по имиджу «украинской Жанны д'Арк» и по усилиям Киева сделать Москву одной из сторон конфликта на Донбассе в восприятии Запада. Для украинской власти такие прямые переговоры невозможны, потому что в ее представлении никаких сепаратистов не существуют — есть лишь вооруженные отряды, контролируемые непосредственно российскими кураторами. А Савченко, от которой ожидали максимально «ястребиной» позиции по этому вопросу, вдруг говорит о действиях, которых от Киева требуют в Кремле, — вторя заверениям о необходимости сесть за один стол с представителями самопровозглашенных республик.

Поскольку заявлений, неоднозначных с точки зрения соответствия ожиданиям от новой политической звезды, было намного больше, то первоначальный восторг и напряженное внимание к Савченко сменились разочарованием со стороны многих ее недавних обожателей. Кто-то видел в этом происки российских спецслужб, «завербовавших» недавнего идола, кто-то — недальновидность политика «от сохи».

Но если о причинах произошедшего без спекуляций рассуждать невозможно, то результат очевиден. У Савченко остались фанаты, но большинство украинцев уже не ожидает от нее ничего выдающегося. Те, кто был восприимчив к идее примирения с пророссийскими сепаратистами, не могли воспринять бывшую летчицу как «свою» после ее службы в добровольческом батальоне «Айдар» и дерзких высказываний во время суда. Те, кто воспринимал ее «своей» именно из-за этого, не могли согласиться с ее последующими заявлениями.

В результате внимание к персоне Савченко начало угасать, вернувшись на короткое мгновение после ее поездки в Москву. Сам факт ее появления в российской столице дал многим повод утверждать, что без одобрения Кремля такая поездка была бы невозможной. А одобрение это связано исключительно с тем, что Савченко для Москвы полезна. Для других появление бывшей военной летчицы в российской столице неприятно тем, что она, по мнению этих людей, позволила показать руководство РФ в выгодном свете для Запада — как способное мириться с появлением на своей территории тех, кого еще недавно оно называло «преступниками» и злейшими врагами.

Были и менее заметные на общем фоне голоса, которые говорили, что рискованная поездка Савченко в Москву позволила привлечь внимание к процессу над другими украинскими узниками, шансы на обмен которых без освещения в прессе были бы намного ниже. Можно спорить с тем, насколько это действительно поможет возвращению украинцев на родину, но несомненным остается одно – политик, который открыто идет против ожиданий своих сторонников, неизбежно оказывается забыт. И вполне возможно, следующая такая поездка Савченко уже никого не заинтересует.

Александр Голубов – политический обозреватель (Киев, Украина)

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net