Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

05.12.2016 | Татьяна Становая

Послание «малых дел»

Послание Президента1 декабря президент России Владимир Путин обратился к Федеральному Собранию с ежегодным посланием. Это стало первым посланием за многие годы, где внешняя политика отошла на второй план. Во внутренней политике большое внимание было уделено «малым делам»: школам, больницам, дорогам и другим социально значимым вопросам. В целом послание оказалось весьма консервативным, хотя и более спокойным по тональности.

Нынешнее послание оказалось менее идеологизированным. Владимир Путин упомянул традиционные ценности в наборе других, более технократичных приоритетов власти, таких как демографический рост, экология, здоровье, образование и культура. Общая тональность была скорее примирительной. Интересно, что тот факт, что послание не было в достаточно жесткой степени «ура-патриотическим» было воспринято как позитивный сигнал со стороны либеральной общественности. Зато «охранители», напротив, увидели в этом угрозу «либерализации».

Хотя президент подчеркнул, что консолидация общества строится не на «показном единении» и не на принуждении к определенном мировоззрению, но тут же жестко высказался в отношении либералов: «это не значит, что, жонглируя красивыми словами и прикрываясь рассуждениями о свободе, кому-то можно оскорблять чувства других людей и национальные традиции». Эти слова в целом могут относиться и к более широкому модернистскому слою, обеспокоенному вектором движения страны «в прошлое». «Вы знаете, если кто-то считает себя более продвинутым, более интеллигентным, даже считает себя поумнее кого-то в чём-то, – если вы такие, то с уважением относитесь к другим людям, это же естественно», - заявил Путин.

Этот выпад в адрес «прогрессистов» практически не был замечен наблюдателями, зато гораздо больший резонанс получили слова Путина, адресованные «охранителям»: президент назвал неприемлемым «встречную агрессивную реакцию, тем более если она выливается в вандализм и в нарушение закона. На подобные факты государство будет реагировать жёстко». Однако заметим, что в логике президента такая реакция носит лишь ответный характер. Кроме того, либералы критиковались содержательно («прикрываются рассуждениями о свободе»), в то время как охранители – лишь по форме.

В числе других позитивных сигналов либеральная общественность заметила такие тезисы как защита НКО и волонтерских движений (Путин попросил региональные и муниципальные власти помогать им, а правительство - снижать административные барьеры), обещание поддерживать политическую конкуренцию и институты прямой демократии, а также обращение к силовикам не делать из борьбы с коррупцией шоу.

Но и эти «сигналы» тоже кажутся очень условными. Политическое давление на правозащитные НКО растет, в этом году «иностранным агентом» был признан «Левада-центр». Политика же по поддержке «социальных НКО» является механизмом селекции «системных» структур (нацеленных на решение периферийных для власти вопросов) от, по сути, «оппозиционных» (работающих с политически острыми темами). В политической сфере Путин обещал продолжить проводимый курс, то есть дал понять, что политика тут меняться не будет. Ставка делается на максимальную консолидацию власти и общества вокруг Путина, доминирование партии власти, поддержку патриотического подъема. При этом, например, поддержка политической конкуренции сочетается с тезисом о недопустимости «состязания амбиций и бесплодных препирательств» в парламенте. А слова «никто не может запретить свободно мыслить и открыто высказывать свою позицию» со словами о недопустимости оскорблять чувства.

Наконец, один из важнейших эпизодов послания - о недопустимости делать шоу из антикоррупционной политики – также был воспринят как призыв к правоохранительным органам снизить накал кампании. Однако такая интерпретация кажется спорной: слова президента скорее являются следствием острого конфликта между ФСБ и СКР, что завершилось арестом близких к Александру Бастрыкину генералов. Одним из раздражителей в этом конфликте была активная PR-кампания Владимира Маркина, уволенного в сентябре из СКР. Именно его анонимы из ФСБ обвиняли в проведении шоу (в то время как вся реальная работа проводилась следователями ФСБ). В этой связи Путин лишь транслирует позицию «чекистов», реализующих в действительности все громкие дела последних двух лет.

Тем не менее, важно отметить, что послание действительно носило менее конфликтный характер с точки зрения внутренней политики, а критика в адрес либералов была сбалансирована упреками «охранителям». Рост напряженности, судя по всему, не отвечает интересам главы государства, что действительно становится позитивным фактором. Однако найти реальный баланс интересов между охранителями и прогрессистами (не на словах), представляется все более сложной задачей для российской власти. Показательным в этой связи стало выступление Путина на заседании совета по культуре. Президент заявил, что попытки срывать выставки или спектакли должны «пресекаться по всей строгости закона». Он также призвал разобраться в ситуации с запретом рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда» в Омске. Инициатором отмены стал прокатчик, говорили в Минкульте Омской области, однако этому решению предшествовало давление со стороны «православных активистов», поддержанных правящим архиереем (хотя в центральном руководстве РПЦ такую ригористичную позицию не одобрили). Но контроль за содержанием театральных постановок будет де-факто возлагаться на культурное сообщество, которое должно разработать критерии допустимого в искусстве. В ходе обсуждения возникла идея создания совета из представителей Минкульта и Союза театральных деятелей, который, в частности, должен заниматься вопросами, вызывающими «напряжение» - Путин с этой идеей согласился.

Сохраняется в послании и четко сформулированная ставка на сильное государство, альтернативной которому представлены «управляемые извне, безвольные» страны, где царит анархия, а власти потеряли доверие населения. В пример Путин приводит не только слабые государства (вероятно, имеется в виду, прежде всего, Украина), но и европейские страны с их миграционным кризисом. В то же время ставка делается на поиск исторического согласия, о чем говорят слова президента, обращенные к революции 1917 года. Тут Путин, с одной стороны, призвал к примирению «красных» и «белых», но с другой стороны, фактически раскритиковал при этом либералов. «Недопустимо тащить расколы, злобу, обиды и ожесточение прошлого в нашу сегодняшнюю жизнь, в собственных политических и других интересах спекулировать на трагедиях, которые коснулись практически каждой семьи в России, по какую бы сторону баррикад ни оказались тогда наши предки», - говорил Путин, имея в виду, вероятно, споры о роли Сталина и публикацию «Мемориалом» списков предвоенных сотрудников НКВД.

В то же время в послании четко прослеживается пассаж, в котором выражается политическая поддержка новой линии Вячеслава Володина в Госдуме: на повышение авторитета нижней палаты парламента. Путин также похвалил восстановление смешанной системы выборов, которое было проведено по инициативе Володина. В любом случае ставка делается на сохранение политического статус-кво.

После политического блока Путин уделил внимание социальной сфере, где центральное внимание было уделено вопросам более локальным, относящимся скорее к ведению региональных и муниципальных властей. Показательно, что вопросы более общего порядка, такие как индексация пенсий и зарплат бюджетников, или майские указы не получили никакого внимания. В определенной степени это указывает на кризис стратегической повестки дня причем не только в социальной, но и в экономической сфере. В социальной политике президент отчитывался о проделанной работе (например, введено 94 новых перинатальный центра) и давал не столько поручения, сколько абстрактные ориентиры (нужно освободить врачей от рутины), которые трудно назвать программными. В ряде случаев президент лишь обозначал проблему, не давая никакого решения (очереди в поликлиниках). А конкретные поручения касались не комплексных, а узких тем, например, о подключении медицинских учреждений к интернету. Говоря о ситуации в сфере образовании, Путин поднял проблему третьих смен в школах, проблему ветхого фонда, но особое внимание уделил нравственному воспитанию школьников. Среди других социально значимых тем: благоустройство городов (Путин призвал чаще советоваться с жителями), экология и утилизация отходов (важные темы для Сергея Иванова, сохраняющего высокую активность и, вероятно, поддержку президента).

Экономический блок был посвящен вопросам стимулирования экономического роста (подробнее об этом в экономическом обзоре недели). Путин вновь заявил, что причины торможения кроются не только во внешних, но и во внутренних причинах. Ключевым остается отраслевой подход к стимулированию роста: это поддержка прежде всего, различных видов машиностроения, АПК, а также выпуск гражданской продукции предприятиями ВПК. «В 2025-м уже 30, к 2030-му не менее 50 процентов должно быть гражданской продукции», - поставил задачу президент. Особое внимание было уделено и IT-индустрии, где Путин попросил сохранить льготы по страховым взносам. Одним из важных приоритетов названа поддержка экспорта российской продукции на мировые рынки. Сюжет о развитии цифровой экономики напомнил стилистику «модернистских» посланий Дмитрия Медведева.

Ключевым сюжетом послания стало поручение президента правительству «с участием ведущих деловых объединений не позднее мая будущего года разработать предметный план действий, рассчитанный до 2025 года, реализация которого позволит уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых». Эта формулировка может трактоваться как позитивный сигнал сторонникам приоритета экономического роста над макроэкономической стабильностью, но показательно, что перед оглашением послания Путин назначил министром экономического развития выходца из Минфина Максима Орешкина. Жестом в пользу условной «партии роста» стал и призыв Путина изучить политику зарубежных стран по стимулированию банков к кредитованию реального сектора. Для привлечения инвестиций Путин предложил также развивать финансовый небанковский сектор, региональные банки и подумать о «народных облигациях».

Многих решений по экономической стратегии, которых ждали с нетерпением, в послании не оказалось. Ключевые же решения по налоговой реформе переносятся на поствыборный период – после 2018 года. Путин напомнил о поручении «исключить трактовку работы самозанятых граждан как незаконной предпринимательской деятельности», а также предложил ускорить работу по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности.

Внешней политике Путин выделил весьма скромное место. Сохранив жесткую риторику в адрес Запада, который президент снова обвинил в давлении на Россию, травле спортсменов, организации антироссийской пропаганды и «менторских поучениях», Путин, тем не менее, обращался к нему в относительно примирительном тоне. Российский президент заверил, что Россия готова вести себя на мировой арене ответственно, помогать в разрешении конфликтов, уходить от противостояния, уважать международное право и принципы справедливости в международных делах. «Мы не ищем и никогда не искали врагов. Нам нужны друзья», – заявил он. Он предлагает вернуться «к серьезному разговору о построении устойчивой системы международных отношений XXI века», к «российской идее формирования многоуровневой интеграционной модели в Евразии – Большого Евразийского партнерства».

Взамен Путин просит уважать национальные интересы России, среди которых выделены отказ Запада от ограничения возможностей российских СМИ (большое возмущение в России вызвало принятие Европарламентом резолюции о противодействии российским СМИ), пересмотр риторики (с антироссийской на дружественную в отношении Москвы), признание внутренним делом России вопросов развития ее политического устройства, легитимности российской кампании в Сирии. Ни Украина, ни Крым в послании вообще не упоминались. Президент также выразил надежду на сотрудничество с новой администрацией США.

Это последнее послание Путина перед тем, как Кремль должен будет определиться с форматом будущей предвыборной президентской кампании. Поэтому от выступления ждали и структурных решений по системе госуправления, и более концептуального подхода к экономическому курсу и политическую реформу. Однако президент сохранил внимание лишь к частным вопросам, уйдя от стратегической, долгосрочной повестки. Послание кажется промежуточным: политические решения о будущей конфигурации власти, ее кадровом и содержательном наполнении пока не приняты. Кроме того, слишком большое влияние оказывает неопределенность, связанная с будущей политикой США: геополитика продолжает критично влиять на вектор развития страны и риторику элиты. Решения, скорее всего, будут приниматься весной будущего года, когда станет более ясной картина и о социально-экономической ситуации в стране, и по возможностям выхода из конфронтации с Западом. Пока же ставка делается на сохранение статус-кво.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Две основные сенсации мировой политики прошлого года - «Брэксит» и избрание Дональда Трампа президентом США - вызвали массу комментариев о кризисе или даже конце западной демократии. Однако последующие события показали, что политическая система государств Запада обладает достаточной степенью гибкости, чтобы противостоять волне правого популизма. При этом особенностью такого противостояния является отсутствие универсального рецепта – ситуация в каждой стране носит своеобразный характер.

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net