Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

Самый непредсказуемый президент, руководящий самой могущественной державой, прошел психологически важный рубеж – первые сто дней, после которых принято подводить промежуточные итоги политического курса нового главы государства. Политком.RU провел опрос среди экспертов-международников о том, каким они видят хозяина Белого дома по итогам первых его шагов.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Бизнес несмотря ни на что

12.12.2016 | Татьяна Становая

Сделка года

Роснефть: сделка с Glencore и QIA8 декабря на встрече с президентом России Владимиром Путиным глава «Роснефти» Игорь Сечин объявил о завершении сделки по приватизации нефтяной компании. 19,5% акций «Роснефти» приобретены консорциумом Glencore и Qatar Investment Authority. Новость стала полной неожиданностью: до последнего момента наблюдатели были уверены, что «Роснефть» сама выкупит свои акции у «Роснефтегаза».

По данным РБК, Игорь Сечин лично участвовал в поисках иностранного инвестора, неделями проводя за границей. Вероятно, самый простой сценарий выкупа акций у «Роснефтегаза» оказался не самым удобным для «Роснефти»: проблема заключалась в том, что в случае реализации такой схемы «Роснефть» затем могла потерять рычаги влияния на будущую сделку с реальным инвестором. Кроме того, компания пыталась избежать ситуации, при которой в совет директоров могли попасть новые фигуры, способные вместе с BP потом блокировать решения руководства компании. Правительство и президент неоднократно говорили, что покупка 19,5% акций у «Роснефтегаза» «Роснефтью» - это лишь «транзитная» сделка, за которой неизбежно должна последовать продажа пакета стратегическому инвестору.

Переговоры Сечин вёл и с китайскими, и японскими потенциальными претендентами, однако в итоге договориться удалось с Катаром и Glencore. Первый, вероятно, рассчитывает на более активное взаимодействие с Россией в рамках ОПЕК, реализации достигнутого недавно соглашения о сокращении добычи нефти. Кроме того, эксперт по энергетическим рынкам Михаил Крутихин говорил «Новой газете», что его источники в Дохе указывали на стремление Катара продемонстрировать свою независимость в отношении США. Иными словами, для Катара эта сделка имеет скорее политическое, чем коммерческое значение.

QIA – девятый по величине суверенный фонд в мире с активами более $250 млрд, основанный властями Катара в 2005 году. Чтобы минимизировать риски зависимости страны от энергоресурсов, фонд инвестировал в основном за рубежом, а если в Катаре, то вне нефтегазового сектора. QIA впервые серьёзно заявил о себе в России летом, подписав соглашение о создании совместного фонда на $6,5 млрд с РФПИ, а затем купив чуть менее 25% в петербургском аэропорту Пулково. Источники «Коммерсанта» утверждают, что в сделке по «Роснефти» QIA выступает самостоятельно, без участия РФПИ.

Для Glencore сделка становится своего рода антикризисной мерой: компания имеет крупные долги (на середину 2016 года чистый долг составлял $23,6 млрд, валовый — $38 млрд, но в начале декабря компания завершила глобальную распродажу активов на $4,7 млрд, чтобы сократить чистый долг до $16,5–17,5 млрд). Одним из пунктов сделки является новое пятилетнее соглашение Glencore с «Роснефтью» о закупке у российской компании нефти из расчета 220 тыс. барр. в день для сбытового подразделения Glencore. Это 5% от добычи «Роснефти» (вместе с «Башнефтью») в ноябре, по данным ЦДУ ТЭК. Пятилетний объем поставок может быть оценен в $20 млрд, если исходить из цены барреля в $50. У Glencore уже есть контракт с «Роснефтью» на 2013–​2017 годы, по которому «Роснефть» планировала поставить трейдеру до 46,9 млн т нефти (344 млн барр. в сумме, или около 190 тыс. барр./сутки). Этот контракт заключался на условиях предоплаты — «Роснефть» получала миллиарды долларов авансом. Новый контракт, гарантирующий покупку нефти по цене 50 долларов за баррель при ожиданиях роста на энергетических рынках становится крупным преимуществом трейдера.

Glencore сообщил, что внесёт в сделку €300 млн собственного капитала, а оставшаяся сумма сделки будет профинансирована за счёт денег QIA и банковского финансирования. Катарский госфонд и Glencore получают по 50% в консорциуме-покупателе. Кредит консорциуму будет организован «одним из крупнейших европейских банков», сказал Сечин. Кредит не предполагает права требования к Glencore (non-recourse to Glencore), швейцарская компания рискует только собственными €300 млн, соответствующими непрямой доле в «Роснефти» в 0,54%, говорится в сообщении Glencore. Всего же QIA и Glencore в сумме инвестируют 2,8 млрд евро ($3 млрд) акционерного капитала в рамках сделки. Остальное, то есть около 7 млрд евро, дадут банки. Основным кредитором консорциума, вместе с рядом банков, выступит итальянский Banca Intesa Sanpaolo.

Аналитики, кроме того, обращают внимание на 600 млрд рублей, которые «Роснефть получила 7 декабря в рамках облигационного займа – и прямо связывают их с приватизационной сделкой. «То есть «Роснефть» увеличила сумму своего долга. Она фактически за свои собственные деньги помогла этим инвесторам приобрести свой миноритарный пакет», - говорил Михаил Крутихин. Таким образом, речь идет о сложной операции, которая может повысить финансовую нагрузку на «Роснефть». Все это не похоже на «классическую» приватизацию, которая связана с приходом стратегического инвестора, способного самостоятельно оплатить свою покупку.

Ещё одна интрига связана с правами новых акционеров в системе корпоративного управления «Роснефтью». Пресс-секретарь нефтяной компании Михаил Леонтьев заявил, что Glencore и QIA будут представлены в совете директоров по завершении сделки. По его словам, представительство у новых инвесторов будет «как у BP, у них примерно такая же доля». Количество представителей в совете директоров «Роснефти» будет зависеть от того, изменится ли количественный состав представителей внутри совета. В июле первый вице-премьер Игорь Шувалов подписал директиву, согласно которой покупатель акций «Роснефти» должен будет заключить акционерное соглашение с Росимуществом или «Роснефтегазом», которое предусматривает голосование за кандидатов от государства в совет директоров «Роснефти». Пока иностранные акционеры смогут выдвинуть в совет директоров четырех членов (из девяти) и оказывать существенное влияние на управление. Сейчас, вероятно, «Роснефть» попытается внести поправки в Устав, расширив число членов совета директоров компании.

Сделка имеет критично важное значение для российского бюджета. По словам Путина, в бюджет от приватизации поступит €10,5 млрд (721,25 млрд руб. по курсу ЦБ на 7 декабря). Вместе с деньгами, которые «Роснефть» заплатила за «Башнефть», бюджет получит 1050,95 млрд рублей. Однако пока остаётся неясность в отношении цифры в €10,2 млрд, появившейся в сообщении Glencore. Если окончательная цена будет именно такой, то бюджет получит меньше средств, чем это предусматривалось соответствующим постановлением правительства.

В целом сделка на рынке была воспринята позитивно. Во-первых, это позволило «Роснефти» избежать неудобной для неё схемы buyback. Во-вторых, в компанию удалось в кратчайшие сроки привести реальных инвесторов. В-третьих, акции куплены в целом по рыночной цене. Дисконт составил всего 5% к цене акций компании 6 декабря. По данным Reuters, дисконт составил 2% исходя из общей оценки «Роснефти» в $59,17 млрд. В то же время напомним, что в середине лета этого года тогда ещё министр экономического развития России Алексей Улюкаев оценивал 19,5% акций «Роснефти» в 900 млрд рублей, притом, что на тот момент компания не владела «Башнефтью».

«Роснефть» также обезопасила себя от появления возможного недружественного инвестора, претендующего на участие в управлении. Glencore, как говорилось выше, от влияния отказывается, катарский фонд в одиночку достаточного количества акций не получит.

Сделка также воспринимается и как важное политическое событие. Западная пресса подчёркивала, что она стала крупнейшей в программе приватизации, несмотря на западные санкции. FT отмечала, что расчёт ЕС и США на то, что санкции отпугнут западные компании от участия в российской приватизации, не оправдался. Bloomberg писал о триумфе президента Путина, а The Wall Street Journal назвала акции «Роснефти» «одной из жемчужин короны», продажа которой принесёт российскому правительству так нужные ему деньги. «Продажа доли в «Роснефти» будет благом для г-на Путина, страна которого находится под санкциями со стороны США и Евросоюза из-за военного вмешательства на Украине», – писала газета.

Сделка по продаже 19,5% акций «Роснефти» становится ключевым событием уходящего года, причём событием, оказавшим гигантское влияние на важнейшие институты российской власти. Это и конфликтная история с приватизацией «Башнефти», завершившейся арестом министра экономического развития, и проблема отношений ФСБ с гражданскими чиновниками, которых, даже несмотря на статусы, регулярно «разрабатывают» «чекисты», и проблема бюджетного дефицита, решённого таким экзотическим способом (повторить подобный опыт российским властям в будущем году уже не получится), и вопрос неизбежной приватизации «Роснефти» с учётом принципиального интереса Игоря Сечина сохранить корпоративный контроль. Все это стало крупнейшей спецоперацией персонально главы «Роснефти», который при этом получил политическое «добро» от российского президента.

Сделка по продаже 19,5% акций «Роснефти» была расценена как персональный успех Сечина, который резко укрепляет свои позиции в неформальной иерархии российской власти. Однако можно предположить, что в действительности в среднесрочной перспективе его положение оказывается, напротив, более уязвимым. Во-первых, закладывается больше оснований для конфликта между государством и компанией за дивиденды и ее стратегию развития. Во-вторых, конфликтная история отношений правительства и Сечина сохранилась, а в будущем это может вылиться в новые концептуальные разногласия. В-третьих, привилегированное положение Сечина будет вести к росту его амбиций и запросов, в том числе, например, в отношении снижения налогового бремени компании. При этом возможности играть роль «спасателя бюджета» на сегодня у «Роснефти» почти полностью исчерпаны. А это означает, что сейчас Сечин оказался на пике своего успеха, за которым может последовать ослабление позиций.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Успешное сотрудничество Астаны и Баку (назовем его «транскаспийский трек») имеет для Москвы важный прикладной интерес. Прежде всего, по причине его потенциального вклада в развитие ЕАЭС на южном направлении - в сторону Ирана.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net