Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Итоги первого тура при условии отсутствия форс-мажорных обстоятельств ведут к тому, что второй тур выглядит техническим. Все ключевые социологические центры Франции прогнозируют уверенную победу Эммануэля Макрона с результатом выше 60% (62-66%), в то время как Марин Ле Пен может получить от 33% (Harrys, 18-20 апреля) до 40% (Ifop, 24 апреля).

Бизнес, несмотря ни на что

28 марта стало известно, что Сбербанку удалось продать свою украинскую дочку. Покупателями выступили Norvik Banka Григория Гусельникова и бизнесмен Саид Гуцериев (через белорусскую компанию), который получит контроль в «Сбербанк» Украина. Сразу появления этой новости отделения банка в Украине были разблокированы.

Интервью

Химическая атака в провинции Идлиб и последовавший за ней ракетный удар США по авиабазе правительственных войск в Сирии серьезно изменили ситуацию в стране. О подоплеке произошедших событий и их последствиях в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед и исламовед, эксперт института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

29.12.2016 | Александр Гущин, Александр Левченков

Украина: основные тенденции внутренней и внешней политики в 2016 году

УкраинаЕсли попытаться охарактеризовать 2016 год Украины в одной фразе, что само по себе сделать сложно, то скорее можно обозначить его как год разочарований и надежд. 2016 действительно оставляет определенные перспективы на будущее, прежде всего, в экономической области, но одновременно с этим ставит вопросы о необходимости кардинального реформирования всех сторон социальной жизни, без которого украинское государство и социальная система остаются под угрозой дальнейшей деградации.

Экономика

Уходящий год был очень непростым для Украины в экономическом плане. Экономический рост по итогам года составит скорее всего немногим более 1%, что, с одной стороны, говорит о выходе из того неудержимого падения, которое наблюдалось в течение последних двух лет, но с другой, явно не соответствует пока тому уровню роста, который необходимо достичь для выправления провала 2014-2015 гг. За последние два года, не считая 2016 г, украинская экономика просела более чем на 20%. И без того не отличаясь высокой эффективностью своей постсоветской экономической модели, экономика Украины сегодня не достигает и 70% по отношению к уровню 1991г. Только за последние 3 года инвестиции упали на 22,5 %.

В 2016 г. продолжал наблюдаться ряд крайне негативных тенденций, среди которых продолжение кризиса внешней торговли, что выразилось в худших по сравнению с показателями 2015 г. показателями сальдо платежного. Почти 40 % всего экспорта – это продукция аграрного производства и рост экспорта именно аграрной продукции наблюдается в условиях, когда отмечается спад в таких отраслях как растениеводство и животноводство.

Украинская экономика не сделала ни малейшего шага в сторону того, чтобы избавиться от своей зависимости от экспорта, и проблема как раз заключается в том, что украинский экспорт сегодня, это в основном как раз продукция с низкой добавленной стоимостью. С одной стороны это может в тактическом плане быть позитивным, особенно в контексте предполагаемого роста в будущем году цен на ряд позиций сырья в мире, но с другой стороны, стратегически это делает украинскую экономику очень зависимой от внешних колебаний. Еще одним тревожным симптомом остается высокая доля теневой экономики, которая по самым скромным оценка составляет до 50 % ВВП.

При этом наибольший урон нанесен машиностроению, большая часть экспорта которого шла в Россию. Сейчас же по этому экспорту нанесен огромный удар, он практически прекратился, при этом Россия в целом довольно эффективно заместила недостающие украинские комплектующие.

2017 год во многом станет определяющим для развития украинской экономики. В какой-то степени именно он определит, является ли рост в 1 с небольшим процента в 2016 г. тенденцией, и способно ли правительство обеспечить дальнейший рост. Многое в данном контексте будет зависеть от кредитов и военно-политической ситуации. Но, тем не менее, главная и острейшая необходимость – боле активное проведение структурных реформ, что пока выполняется плохо. 2016 г. же показал главное – то, что старая модель постсоветской экономики Украины, которая существовала 25 лет и была основана на советском фундаменте окончательно уходит в прошлое, но достойной альтернативы, оформленной в стратегическое видение, а не в декларации, пока не просматривается.

Внутренняя политика

Во внутренней политике Украины 2016 г. можно охарактеризовать как год очень напряженный, но, тем не менее, довольно стабильный по украинским меркам. В нем доминировало несколько тенденций.

Первая тенденция – то, что президенту и его команде удалось сосредоточить в своих руках гораздо больше властных полномочий, чем это было ранее. Сегодня это и силовой блок, за исключением МВД, и Нацбанк и естественно остающаяся под контролем Порошенко внешняя политика. Такая ситуация стала возможной после состоявшейся в начале 2016 г. отставки правительства А.Яценюка, когда была сформирована новая коалиция, в которой Народный фронт имеет уже гораздо меньше влияния. Вероятнее всего, тренд на укрепление властной вертикали будет постепенно продолжаться.

Вторая тенденция: в электоральном плане позиции президента Украины далеко не так хороши. Он заметно уступает по рейтингу лидеру «Батькивщина» Ю.Тимошенко, которая имеет поддержку в примерно 17 процентов и превосходит президента на 5 процентных пунктов, а осенью 2016 г. заметно активизировала свои усилия, задействовав социально-популистскую риторику и обрушившись с критикой на власти частности по проекту бюджета.

Тем не менее ей не удалось продвинуться на пути проведения возможных досрочных выборов в Украине или организации эффективного протеста. Такие выборы были бы совершенно невыгодны правящей коалиции, которая бы, пройди они сегодня, потеряла бы примерно половину мест в Верховной Раде.

В оппозиционном лагере конкуренты у Тимошенко также довольно заметны, это и «Оппозиционный блок», и «Самопомощь». Что касается политического проекта М.Саакашвили, то, несмотря на то, что после отставки с поста губернатора Одесской области он сделал ряд громких заявлений, пока перспективы его политического лидерства в общенациональном масштабе представляются довольно туманными. Кроме того следует принимать во внимание тот факт, что даже лидеры оппозиции в целом взывают мало доверия у граждан, разочарованных всеми политическими силами, разочарованных тем, что идеалы, за которые многие их них выходили на улицы в 2013 г. остались нереализованными на практике, а полноценной перезагрузки политической системы так и не произошло. Более половины граждан страны вообще отказывают в доверии каким-либо политическим силам.

Что касается возможных досрочных парламентских выборов, то вероятность их проведения зависит от двух факторов - внутриполитической обстановки в контексте сохранения коалиции и экономической ситуации, а также от позиции новой администрации в Вашингтоне. Не исключено, что, если будет принято решение о проведении через Раду закона о выборах в Донбассе, то внешние партнеры Украины могут оказать влияние с целью проведения выборов, однако в любом случае это будет уже осень 2017 г.

Третьей важной тенденцией стало обилие внутриполитических скандалов, начиная со скандала вокруг бывшего министра Абромавичюса, и заканчивая последним скандалом с пленками депутата Онищенко. Последний, обвинив президента в подкупе депутатов, тем не менее, либо придерживает что-то более серьезное и не публикует, либо просто блефует, ведь последующих за первой прослушкой дальнейших разоблачений президента так и не последовало. Это, вероятно вызвано активно ведущимся торгом с Онищенко. Тем не менее, сам скандал показывает, что нравы украинский политики остались теми же, что и ранее – закулисность и скандальность.

Кроме того, большое значение в последние недели имела ситуация с национализацией Приватбанка, принадлежащего И.Коломойскому. Она продемонстрировала, с одной стороны, что президентская команда стремится усилить свое влияние, а с другой, сама тема Привата эффективно перевела внимание общественного мнения в сторону от скандала пленками Онищенко. Ситуация в Привате была действительно сложной, из банка выводились деньги. В результате коррупции в управлении и просто неэффективного менеджмента в банке по образовалась дыра в 150 млрд. гривен, и это при том , что Нацбанк занимался рефинансированием Привата.

Несмотря на то, что на первый взгляд национализация банка – это серьезный удар по Коломойскому и сигнал олигархам, следует помнить, что Коломойский получает и определенные выгоды - он теперь не ответственен за выплаты и поддержание Привата на плаву. За это теперь отвечает государство. Конечно, Коломойский лишился главной жемчужины в своей империи, но тем не менее, ситуация в Привате была настолько сложной, что неизвестно, что было ему выгоднее. Очевидно, что решение о национализации принималось после долгих консультаций. Как сам Коломойский, так и депутаты, контролируемые им в Раде (несколько десятков человек) не протестовали против операций с Приватом.

В целом рубеж 2016 – 2017 гг. Украина встречает в сложной внутриполитической обстановке. Перед властью стоят серьезные проблемы сохранения правящей коалиции, что во многом обуславливает сохранение до сих пор на посту главы МВД А.Авакова, недопущения развития автономистского движения в регионах, дальнейшего укрепления своего влияния в силовых структурах, как можно более долгого отсрочивания парламентских выборов.

Внешний контур: политика и экономика

Принципиальным изменением в положении Украины на внешнеполитической арене в уходящем году стало заметное сокращение внимания к украинским событиям со стороны международного сообщества и зарубежных средств массовой информации. Почти два года претендуя на ведущие позиции среди проблемных сюжетов мировой политики, в 2016 году украинский кризис прочно отошел на второй план, уступив пальму первенства сирийскому конфликту. Напряженные по накалу страстей президентские выборы в США, Brexit, обострение миграционного вопроса в ЕС также содействовали ослаблению внимания мировой общественности к Украине. Для Киева, с весны 2014 года старательно выстраивавшего образ страны-жертвы, данное обстоятельство сыграло очевидную отрицательную роль.

В целом из 2016 года Украина выходит, не решив ключевые вопросы повестки дня собственной внешней политики. Условно направления приоритетной активности украинской дипломатии в уходящем году можно разделить на три блока, ставшие уже традиционными и довольно тесно связанные между собой: украинско-американские отношения, отношения Украина-Европейский Союз, минский переговорный процесс и сопряженное с ним украинско-российское политико-экономическое противостояние.

На первых двух направлениях Киев имел в начале 2016 года довольно четкие задачи. От Вашингтона ожидался рост поддержки на всех международных площадках, увеличение финансовой и военно-технической помощи, укрепление партнерских отношений по линии НАТО. Все это должно было сочетаться с неослабевающим давлением США на Россию путем затягивания «санкционной петли». Отношения Украина-Европейский Союз планировалось выстраивать, исходя из скорейшей ратификации Соглашения об Ассоциации, роста товарооборота благодаря Соглашению о зоне свободной торговли и введения для украинских граждан безвизового режима с ЕС. Помимо этого, на протяжении года сохраняли актуальность вопросы финансовой поддержки со стороны ЕС, а также расширения торговых преференций для экспорта отдельных групп украинских товаров на европейский рынок.

Официальный Вашингтон до конца 2016 года сохранял проукраинскую позицию по многим волнующим Киев вопросам, включая сохранение (и даже точечное расширение) санкций против России, возложение основной ответственности за конфликт на Донбассе на Москву, поставки отдельных видов (нелетальных) военной техники и оборудования (тактические беспилотники, приборы ночного видения, радиолокационные комплексы, медицинское оборудование, средства защищенной связи), финансовую помощь (в 2016 году американцами было выделено $335 млн на нужды украинской обороны и безопасности, а также $1 млрд кредитных гарантий на пять лет), помощь в обучении украинских военных. Предпринимаемые по линии НАТО шаги также демонстрировали преобладание антироссийских настроений, что выразилось в принятии на саммите в Варшаве решения о развертывании дополнительных военных контингентов альянса вблизи российских границ. Однако закон «О поддержке стабильности и демократии в Украине», принятый Конгрессом и разрешающий поставки летального оружия, не был утвержден действующим президентом США. Прорыва в американо-украинском торгово-экономическом партнерстве также не произошло, импорт за первые десять месяцев вырос на 14% до $1,405 млрд, в то время как экспорт упал на 18% до $0,352 млрд.

Приход к власти в США администрации Дональда Трампа является сейчас, пожалуй, главной интригой во всем украинском вопросе. Известно, что новый президент вынашивает планы по перезагрузке отношений с Москвой, а к Киеву относится с недоверием. Вторая половина 2016 года для действующей украинской администрации во многом прошла в тени американских выборов, на которых официальный Киев однозначно ставил на победу Хиллари Клинтон и выстраивал контакты по периметру приближенных к ней персон в американском истеблишменте. В этом контексте конец 2016 года принес Украине болезненное поражение. Даже некоторые украинские эксперты еще с 2014 года говорили о том, что украинский вопрос имеет значение для США, прежде всего, в контексте столкновения американо-российских геополитических интересов, и поэтому сам по себе вторичен. Однако кризис в отношениях России и США, скатившихся на грань новой Холодной войны, позволял Киеву надеяться на то, что его голос имеет шанс стать более самоценным. Возможность развития диалога между Москвой и Вашингтоном с приходом команды Трампа эту надежду может похоронить.

Евросоюз упрочил позиции ведущего торгово-экономического партнера Украины с удельным весом торговли товарами более чем 41%. При этом украинские чиновники отмечают рост объемов торговли примерно на 6% по итогам первых шести месяцев 2016 года. Если говорить о крупнейших странах-партнерах в ЕС, то в 2016 году налицо тенденция к замедлению темпов роста взаимной торговли при сохранении превосходства импорта над экспортом. Так, в торговле с Германией наблюдалось увеличение экспорта на 4% до $1,165 млрд при росте импорта на 3% до $3,452 млрд, с Польшей - увеличение экспорта на 6% до $1, 754 млрд при росте импорта почти на 12% до $2,142 млрд, с Францией - падение экспорта почти на 11% до $0, 367 млрд при росте импорта почти на 60% до $1,172 млрд.

Негативными для Киева оказались результаты референдума в Нидерландах, отказавшихся ратифицировать предложенную версию Соглашения об ассоциации Украина-ЕС. Brexit в Великобритании и проблемы в миграционной политике внесли свою лепту в усложнение процесса принятия положительного для Украины решения по ряду вопросов, включая введение безвизового режима. Тот факт, что европейцы с меньшей готовностью идут навстречу Киеву, во многом связан с внутренней ситуацией на Украине, до сих пор не оправдавшей надежд на эффективную борьбу с коррупцией и радикальные финансово-экономические реформы, а также на придание большей устойчивости политической системе.

Текущая позиция ЕС по отношению к Киеву с учетом требований Нидерландов была резюмирована в заключении Европейского совета по Украине 15 декабря 2016 года. В заключении подчеркивается, что Соглашение об Ассоциации не предполагает предоставление Украине статуса страны-кандидата в ЕС, возможность свободного проживания или работы в странах Евросоюза, дополнительную финансовую поддержку. Кроме того, Евросовет отказался давать гарантии коллективной поддержки в сфере безопасности и военной помощи. Вместе с тем, в документе было подчеркнуто решающее для судьбы Соглашения об Ассоциации значение борьбы с коррупцией, демократических принципов, свобод и прав человека.

Вкупе с перенесением рассмотрения вопроса о безвизовом режиме на следующий, 2017 год, данное заключение позволяет сделать вывод, что, хотя базовая позиция руководства Евросоюза в отношении Украины остается неизменной (территориальная целостность страны признается, процедура ратификации Ассоциации должна быть завершена, отмена виз для украинцев представляется целесообразной мерой), эта позиция обрастает все большими уточнениями по сути ограничительного характера.

Рост во многих странах Евросоюза усталости от антироссийских санкций, не приносящих видимого эффекта, происходит на фоне подготовки двух ключевых европейских государств, Германии и Франции, к выборам. Если в Германии позиции Меркель в преддверии 2017 года дают шансы на победу, то во Франции среди ведущих кандидатов в борьбе за пост президента Франсуа Фийон и Марин Ле Пен, которые настроены на рационально-прагматический подход в отношениях с Россией.

Тот факт, что надежды на европейский и американский капитал как фактор роста украинской экономики пока не оправдались, подтверждается статистикой инвестиционной активности зарубежных государств на Украину. В целом, серьезного роста прямых зарубежных инвестиций до конца 2016 года по-прежнему не отмечалось, хотя здесь впервые с 2013 года наблюдается положительная динамика. Так, если в конце 2015 года общий объем зарубежных инвестиций упал до $43,371 млрд, то в октябре 2016 года он вырос до $45,152 млрд. Самое интересное, что причиной этих, пусть и скромных положительных тенденций стал рост инвестиций из Нидерландов и, особенно, из… России (!). В отличие от таких европейских грандов как Германия (в 2014 году – $5,7 млрд и второе место по инвестициям, в 2016 году – около $5,5 млрд и третье место), Великобритания с Виргинскими островами (в 2014 году – 4,1 млрд, в 2016 – менее $3,7 млрд), Франция (в 2014 году - $1,6 млрд, в 2016 году – $1,5 млрд), в той или иной степени сокративших или приостановивших инвестиционную активность на Украине, Голландия нарастила свое участие с $5,1 млрд в 2014 году до $5,9 млрд, а Россия – с $2,7 млрд в 2014 году до $4,6 млрд к концу 2016 года, что финансовые аналитики связывают с докапитализацией «дочек» российских банков. Доля прямых американских инвестиций остается крайне незначительной.

В целом уходящий год не принес украинской внешней торговле потрясений, сравнимых с предшествующими двумя годами. По данным украинской службы статистики, в январе-октябре 2016 года общие объемы импорта удалось удержать практически на уровне 2015 года. Наиболее серьезные потери наблюдались в импорте минеральных продуктов, особенно, минеральных топлив, нефти и продуктов ее перегонки, объемы поставок которых по сравнению с 2015 годом сократились более чем на треть, хотя минеральные продукты и составляют более 20% от всего украинского импорта.

Экспорт товаров из страны за указанный период сократился на 7,9%. Примерно 38% всего украинского экспорта составили продукты растительного происхождения (особенно, зерновые культуры), жиры и масла животного и растительного происхождения, а также пищевые продукты. Сохранил ведущие позиции экспорт недрагоценных металлов и изделий из них – 23,7% (большинство – черные металлы), машин, механизмов, оборудования, в том числе, электротехнического – 10,2%, минеральных продуктов – 7,5%, продукции химической промышленности – 4,3%.

Хотя формально приведенные данные не позволяют относить современную Украину к странам - аграрным придаткам мирового рынка (о чем периодически пишут некоторые эксперты), но тенденции к превращению страны в экспортера преимущественно аграрно-пищевой продукции проявляются в динамике. Так, экспорт украинской металлургии за неполный год потерял более 15% объемов, минеральных продуктов – более 18%, машин и оборудования – почти 8%, а химической промышленности – более 30%. В то же время продукты растительного происхождения сохранили, а жиры и масла нарастили объемы прошлого года почти на 20%.

Что касается западных соседей Украины, то если отношения с Польшей подвержены довольно серьезным влияниям исторической политики, особенно принимая во внимание приход к власти в Варшаве консервативных сил, в отношении Словакии и Венгрии ситуация несколько иная. Эти страны, с одной стороны, не желают рушить отношения с Россией, подспудно выступают за смягчение антироссийских санкций, а с другой – хотят, чтобы их голос в ЕС был услышан. При этом в отношениях с этими странами, особенно принимая во внимание их приграничное положение, в качестве относительного позитива для киевских властей можно выделить только реверс газа, однако более системных проектов, в том числе и в рамках межрегиональной инфраструктуры, пока нет. Отношения же с Венгрией по–прежнему обусловлены скорее темой венгерского национального меньшинства.

Сегодня в украинском экспертном сообществе, постепенно появляется осознание необходимости если не возврата к многовекторности, то использования не только западного, но и прочих направлений политики, и осознается важность многих стран постсоветского пространства. Однако пока это осознание имеет очень много ограничителей и не является доминирующим.

Минский переговорный процесс оставался в 2016 году важнейшим вопросом повестки дня международной жизни в Восточной Европе и в отношениях Украины и России. Российские, украинские и западные эксперты, имея различные точки зрения на то, кто виноват, единодушно констатируют, что минские соглашения так же далеки от реализации, как и почти два года назад, при их заключении. Попытки нащупать компромиссные схемы (такие как формула Штайнмайера, предусматривающая введение в действие закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на временной основе в день проведения выборов, а на постоянной – после отчета ОБСЕ об их итогах, или идея о разработке «дорожной карты» по урегулированию на Донбассе на Берлинской встрече лидеров Нормандской четверки) не привели к принципиальным изменениям, поскольку до сих пор не удается даже достичь прочного перемирия (в очередной раз перемирие было объявлено 24 декабря), надежды на реализацию соглашения о разведении сил и средств противоборствующих сторон по итогам переговоров контактной группы не оправдались, а красноречивая цифра ОБСЕ о 300 тысячах нарушений режима прекращения огня за 2016 год говорит сама за себя. На Украине по-прежнему тормозится принятие законопроекта об изменениях в Конституцию, предусматривающих наделение неподконтрольных Киеву районов особым статусом.

Время играет не на пользу Киеву в том случае, если последний все же рассчитывает на полноценную реинтеграцию де-факто потерянных регионов. В настоящее время Донбасс представляет собой фактически рублевую зону и является по сути дотационным от России регионом. Вся образовательная и воспитательная политика на Донбассе строится на базе антиукраинских настроений, и чем больше времени данная ситуация будет оставаться без изменений, тем сложнее Украине будет претендовать на повышение лояльности местного населения. Тем не менее, нынешний состав парламент Украины вряд ли способен приступить к реализации политической части минских соглашений в нынешнем составе, однако пойти на новые выборы можно будет либо в случае крушения коалиции, что не выгодно властям, либо под давлением внешнего фактора, если таковое буде от новой американской администрации. Пока же фиксируется ситуация, которая свидетельствует, несмотря на периодические обострения о все большем замораживании конфликта.

Появление информации о новых американских предложениях в контексте урегулирования можно будет оценивать в практической плоскости ближе к весне. Ясно, что есть определенное окно возможностей для решения рамочного по линии Вашингтон-Москва, но по-прежнему многое будет зависеть от самой позиции Киева и от того в какой степени новой администрацией Белого Дома будут переформатированы отношения Киева и Вашингтона. При этом, следует помнить, что несмотря на то, что новая администрация не будет рассматривать постсоветское пространство, по крайней мере на первом этапе своей деятельности, как приоритет, в обозримой перспективе постсоветское пространство все равно будет восприниматься как арена конкуренции, особенно в его западной и в несколько меньшей степени на Южном Кавказе.

Александр Гущин - доцент Российского государственного гуманитарного университета

Александр Левченков - доцент Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

11-12 апреля состоялся первый визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Москву. Визиту предшествовало обострение российско-американских отношений из-за химической атаки в Сирии, после чего переговоры оказались на грани срыва. До последнего момента также было не ясно, примет ли Тиллерсона Владимир Путин. В итоге встреча с президентом России все же состоялась, однако общие итоги подтверждают заметное ухудшение двусторонних отношений, что констатировали обе стороны.

3 апреля в Санкт-Петербурге в вагоне поезда на перегоне станций метро «Сенная площадь» и «Технологический институт» произошел взрыв. В результате взрыва погибли 14 человек, 49 пассажиров подземки госпитализированы. Кроме этого, неразорвавшееся взрывное устройство было найдено на станции «Площадь Восстания» и обезврежено специалистами. Теракт в питерском метро является основанием для того, чтобы проанализировать ряд связанных с ним проблем.

Минувшая неделя, добавив определенности в «график» продвижения по маршруту перезагрузки финансовых и торговых потоков на европейском экономическом пространстве, лишь умножила вопросы к содержательному наполнению трансформаций. И хотя надежд на победу прагматических подходов не становится меньше, путь этот обещает стать весьма сложным и растянутым во времени.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net