Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

14.02.2006 | Татьяна Становая

МИХАИЛ ФРАДКОВ: ОБСТАНОВКА НАГНЕТАЕТСЯ

В последнее время участились слухи о вероятной отставке премьер-министра России Михаила Фрадкова. 9 февраля радиостанция «Эхо Москвы» сообщила со ссылкой на свой источник, что она может состояться уже весной этого года. По информации источника, Фрадкова заменит вероятный преемник Владимира Путина на посту президента РФ в 2008 году.

Слухи о возможной скорой отставке Михаила Фрадкова появились буквально сразу после его назначения. Фрадков считался фигурой временной: ему предстояло провести ряд непопулярных реформ, а затем освободить место для президентского преемника. Его воспринимали в таком качестве и чиновники, и бизнесмены. Для самого Фрадкова главной задачей было сохранить свой пост на как можно более длительное время и при этом иметь возможность выполнять премьерские функции. В экспертном сообществе доминировала точка зрения, что наиболее удобным временем для смены премьера является конец 2006 - начало 2007 годов: именно в это время будущий преемник сможет проявить себя, не наделав ошибок. Однако логика политической борьбы может значительно ускорить уход Фрадкова. Можно выделить несколько этапов борьбы вокруг Фрадкова.

Первый этап – с момента назначения до отставки Дмитрия Козака с поста руководителя аппарата. Этот период был периодом наиболее слабого премьера. Принимая решение о назначении Фрадкова весной 2004 года, Владимир Путин руководствовался его неангажированностью: Фрадков вообще не принадлежал к «питерским» и вполне мог сойти за нейтрального, технического премьера без собственных политических амбиций и без стремления играть на чьей-то стороне. Однако это вовсе не освобождало от политических интересов, связанных с премьером, различные группы влияния в самом Кремле. Например, по данным СМИ, Фрадков считался человеком, имеющим хорошие отношения с заместителем главы президентской администрации Игорем Сечиным. В этот период Фрадков и не был полноценным главой кабинета министров: считалось, что эту функцию будет выполнять именно Дмитрий Козак, оставляя Фрадкову лишь представительские прерогативы.

Второй этап начался сразу после отставки Козака. Надо признать, что это было одним из ключевых событий в судьбе премьера: именно оно позволило ему претендовать хотя бы на статус технического премьера. С этого момента и по сей день ситуацию вокруг Фрадкова можно описывать в контексте его аппаратной борьбы за собственную дееспособность. И эта борьба часто была более чем успешной.Период с сентября 2004 года (отставка Козака) до весны 2005 года для Михаила Фрадкова оказался одним из самых «горячих». С одной стороны, именно в этот период Фрадков начинает экспансию: он выдвигает собственный проект по снижению НДС до 13%. Премьер выступает против министров экономического блока по целому ряду вопросов: удвоение ВВП, использование стабфонда и т.д. Именно в этот период Фрадков превращается, хотя и в слабого (ни одной макроэкономической идеи он так и не сумел отстоять), но все же игрока, и именно в этот период его таковым начинает воспринимать элита. Однако именно в этот период Фрадкову пришлось столкнуться и с очень серьезными ударами, выраженными прежде всего в кризисе реформы по монетизации льгот. Тогда Госдума попыталась выдвинуть вотум недоверия правительству, а весной 2005 года вероятность отставки премьера была очень высока. Тем не менее, основной «удар» все-таки пришелся на ряд профильных министров, занимавшихся реформой и, спустя несколько месяцев, негативный эффект от монетизации был исчерпан. Тогда же разгорелся скандал и вокруг «слияния» «Роснефти» с «Газпромом»: Фрадков фактически выступал на стороне первой, что создавало напряженность вокруг его фигуры. Тогда решающую роль сыграла и публичная поддержка президента, которая, надо признать, присутствовала затем постоянно. Владимир Путин не раз выражал удовлетворенность работой кабинета министров и даже опровергал слухи о вероятной отставке Фрадкова.Наконец, именно в этот период ужесточилась политическая борьба в Кремле вокруг поста премьера. Слухи о его отставке появлялись постоянно. Стоит напомнить, например, что в мае 2005 года «Газета.ру» сообщила о готовящейся отставке. Спустя месяц «Независимая газета» опубликовала «информацию» о том, что Фрадкова укусила бешеная кошка, премьер болен бешенством, и не в состоянии выполнять свои обязанности. Последняя информация оказалась явной провокацией и как раз свидетельствовала о наличии политических противников Фрадкова во власти. Назначение изначально нейтрального Фрадкова привело как к видимому балансу интересов групп влияния, так и к их политической неудовлетворенности.

Третий этап символизирует некоторую стабилизацию. С весны 2005 по сентябрь 2005 года жизнь Фрадкова не осложняло ничего, кроме ставшего системным конфликта с министрами экономического блока, разногласия с которыми не позволяли правительству эффективно работать. В июне президенту пришлось вмешаться в ситуацию и фактически поддержать министра финансов Алексея Кудрина. В то же время в августе президент опровергает слухи о возможной отставке правительства и выражает удовлетворенность работой кабинета министров. Тем не менее, правительство вплоть до начала 2006 года не может разрешить комплекс основных разногласий по макроэкономическим проблемам. Этот «багаж» проблем, судя по всему, является неразрешимым, и будет сопровождать Фрадкова до момента отставки. Именно в этот период Фрадков закрепляет за собой стратегическую победу: он начинает восприниматься как глава правительства, способный вести свою аппаратную игру и противостоять министрам, имеющим прямой доступ к президенту.

Тем временем в Кремле уже готовили схему выведения в политику преемника Владимира Путина. Как только она была готова, начался четвертый этап борьбы вокруг премьера. В сентябре Владимир Путин объявил о национальных проектах, а в ноябре назначил первым заместителем председателя правительства Дмитрия Медведева. Медведев сразу был воспринят наблюдателями как преемник и будущий премьер. Именно с этого этапа Фрадков окончательно превратился в «хромую утку», правда, параллельно борясь с этим демонстрацией собственной дееспособности. Совсем недавно Фрадков «не пустил» Алексей Кудрина» в Давос, а затем без согласования с министрами «подправил» программу социально-экономического развития России на три года, вписав туда задачу снижения НДС до 13%. Премьер не допустил «расползания» полномочий по новым вице-премьерам. Так, Сергей Иванов не получил комиссию по ВПК, хотя это анонсировалось. Сергей Нарышкин, глава аппарата, получил полномочия «четвертого вице-премьера», став по сути очень мощным аппаратным «прикрытием» Фрадкова, хотя изначально не был его человеком.

Тем не менее, последнее время Фрадков становится все менее активным. Дмитрий Медведев стал замещать его на заседаниях правительства, а сам премьер все больше отстранялся от работы правительства. 31 января стало известно, что он помещен в стационар в связи с простудой.

На этом этапе критика премьера со стороны министров экономического блока стала уже более открытой. Показательно, что раньше, например, Алексей Кудрин в своих публичных заявлениях всегда особо подчеркивал «рабочий» характер разногласий с премьером и приверженность принципу субординации. Однако сейчас он откровенно перешел в оппозицию «правительству». На пресс-конференции, посвященной встрече министров финансов стран G8 в Москве, Кудрин назвал финансовую политику правительства ошибочной и раскритиковал целый ряд правительственных действий, свидетельствующих о смягчении финансовой политики. Несколько ранее, будучи во Франции, Алексей Кудрин раскритиковал самовольную правку Фрадковым программы социально-экономического развития России. Впервые министр финансов позволил себе так откровенно критиковать свое начальство и тем более - перед западной аудиторией. На этом этапе повысились и ставки в борьбе за будущего преемника. Дело в том, что Медведев, будучи первым заместителем председателя правительства, еще не является для президента и в глазах общественного мнения безальтернативной кандидатурой на роль преемника. До тех пор пока он не стал премьером, шансы переиграть эту «фигуру на доске» остаются реальными. Судя по всему, Медведев не является консенсусной фигурой. А это означает, что сохраняются большие риски того, что противники Медведева сумеют предложить президенту свое видение решения проблемы-2008. По большому счету, неопределенность политического будущего Медведева является ресурсом Фрадкова.

Это заставляет сторонников Медведева форсировать статусное закрепление за ним роли преемника: это сделает процесс «необратимым». И таким закреплением как раз должно стать его назначение на пост главы правительства. Не исключено, что и в этот раз слухи о вероятной отставке Фрадкова являются лишь частью политической борьбы с целью ослабить позиции премьера. Для этого есть ряд весомых оснований.

Во-первых, президент прекрасно понимает, что назначения Медведева будет воспринято элитами как сигнал: именно его станут считать будущим президентом страны. Это приведет к преждевременному формированию диархии и ослаблению политических позиций самого Владимира Путина. Неслучайно он до сих пор не хочет вносить никакой ясности относительно разрешения проблемы-2008. Это поддерживает моноцентризм и заставляет элиты ориентироваться исключительно на президента. Во-вторых, ранний запуск проекта «Преемник» поставит «силовую часть» в более сложное положение и может спровоцировать ряд действий, способных негативно сказаться на успешности проекта. Раннее назначение может привести также и к возможным ошибкам преемника на посту премьера: ведь в России у глав правительств традиционно достаточно низкий уровень доверия и высокий негативный рейтинг.Таким образом, есть ряд объективных причин, по которым президент пока не заинтересован в отставке правительства. Однако растет и роль субъективных причин, связанных с политической борьбой вокруг проекта «Преемник». Решающим здесь может оказаться фактор самого Фрадкова: если информация о его тяжелом физическом состоянии верна, то он просто не сможет дальше выполнять свои обязанности, и президенту придется разрешить ситуацию в пользу одной из кремлевских групп. Если же информация о болезни является лишь частью атаки на премьера, то наиболее вероятным временем его отставки является конец 2006 – начало 2007 года.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net