Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

13.02.2017 | Марина Войтенко

Экономика на «точке поворота»

Марина ВойтенкоОпубликованная Росстатом первая оценка спада ВВП-2016 на 0,2% оказалась, как известно, существенно лучше ожиданий. В комментариях экспертов отмечается: пересмотр в значительной мере можно объяснить включением расходов на военное оборудование в состав валового накопления основного капитала в соответствии с новой методикой (рекомендована в том числе и статкомитетом ООН) системы национальных счетов. На этом основании 10 февраля скорректировали расчеты и в департаменте исследований и прогнозирования (ДИП) ЦБ РФ (см. бюллетень «О чем говорят тренды» №1 февраль 2017). Согласно обновленной версии, рецессия в экономике РФ продолжалась с третьего квартала 2014 года по первый 2016-го (в ноябре-декабре прошлого года предполагалось, что она длилась вплоть до 3-го квартала-2016).

В октябре-декабре «пересмотренный» ВВП вырос с устранением сезонности до 0,35% квартал к кварталу. Прогноз на первое полугодие-2017 исходит из сохранения и укрепления положительной динамики. Оценка на первый квартал текущего года составляет +0,4% к/к, на второй – +0,5-0,6% к/к (после очистки от сезонных факторов). В декабре-2016 ожидаемые значения этого показателя насчитывали 0,2%, 0,2-0,3% и 0,5% соответственно. Повышение прогнозной «температуры», подчеркивают в ДИП, основывается главным образом на данных по опережающим индикаторам деловой активности (PMI).

В январе-2017 PMI совокупных объемов производства (промвыпуск + услуги) вырос до 58,3 п.п., достигнув максимального значения с июня 2008 года. Однако близость текущего индекса к уровням, когда экономика росла примерно на 1,5% к/к, считают в ДИП, «не должна вводить в заблуждение и заставлять ожидать аналогичных темпов сейчас». Тем не менее, это может свидетельствовать о достижении «поворотной точки, окончательном переходе от стагнации к росту». В то же время, в ДИП осторожны в выводах: есть перспективы как минимум для временного выхода на более высокие темпы в сравнении с заложенными в различные базовые сценарии (МЭР, Минфина и самого Банка России); вместе с тем, «ожидать выхода экономики на устойчивые высокие темпы роста, соответствующие уровню начала 2008 года [исходя из оценок потенциального выпуска – примечание авт.], в настоящее время нет оснований».

В Центре развития НИУ ВШЭ также уверены, что рост-2017 не вполне органичен и почти полностью зависим от эффекта нефтецен (при «нефти по 50» – 1,5%, при «55 за баррель» – 1,9%). В ВТБ 24 не исключают темпа текущего года в 1,7-2,0%, правда, ориентируясь при этом на возможный «отскок» потребительского спроса, благодаря снижающейся инфляции. В ЦБ РФ отмечают: рост цен в последние месяцы, действительно вышел на траекторию, необходимую для достижения целевого уровня в 4% в 2017 году (к началу февраля он достиг год к году 5,0%). Напомним, что консенсус-прогноз Bloomberg в январе снижен до 4,4%, Reuters – до 4,3% ( в декабре – 4,5% и 4,9% соответственно). В Bloomberg полагают, что при такой динамике внутренних цен ключевая ставка центробанка к концу года может опуститься до 8,0% годовых. Согласно регулярным опросам инФОМ, продолжается снижение инфляционных ожиданий населения. В январе-2017 их прямые оценки на следующие 12 месяцев потеряли 0,9 п.п. (до 11,5%), показав минимальное значение с июля-2014. При этом доля респондентов, которые верят в достижение 4%-го таргета выросла на 5 п.п. до 23% и достигла максимума за всю историю наблюдений. Кроме того, на 7 п.п. (до 57%) сократилась доля считающих, что в 2017-ом инфляция окажется заметно выше целевого уровня.

В ЦБ РФ, однако, обращают внимание на то, что ослабление ценового давления произошло во многом вследствие временных факторов: хорошего урожая, укрепления рубля и, конечно, слабого роста реальных зарплат (в 2016-ом – на 0,6%) и основательного падения реальных доходов и торговой розницы (на 5,9% и 5,2% по итогам-2016 соответственно).

Между тем, риски недостижения целевого уровня по инфляции сохраняются. Более того – возможно возникновение и новых обстоятельств, которые потребуют более продолжительного периода умеренной жесткости в действиях регулятора. Во-первых, курс рубля находится на уровнях, соответствующих его фундаментальному равновесию. При маловероятном дальнейшем существенном росте цен на нефть это означает, что дезинфляционный эффект от динамики валютного курса близок к своему исчерпанию, указывают в ДИП. Во-вторых, восстановление экономической динамики (если исходить из «презумпции» ее устойчивости) сопряжено с оживлением и расширением спроса, что может создать дополнительное инфляционное давление.

По мнению экспертов, этот риск в принципе находится под управлением ЦБ РФ (ключевая ставка до июня, скорее всего, снижена не будет). Более серьезная «засада» для роста-2017 – состояние внутреннего спроса. По итогам 2016-го его вклад в ВВП (оценка Росстата) составил минус 3,2%, что перекрыло совокупный положительный эффект (+0,3%) от валового накопления основного капитала, увеличения товарно-материальных запасов и экспорта. В ДИП не исключают пересчета показателя в марте-апреле на основании пересмотра в официальной статистике прошлогодних поквартальных результатов. В пользу гипотезы о недооценке динамики спроса (хотя его декабрьский провал никем не оспаривается) говорят тренды начала года: растущий PMI в сфере услуг (в январе до 58,4 пункта – максимума за 8,5 лет), опережающий средний уровень продовольственной инфляции (+0,9% м/м в январе-2017), рост индексов потребительских настроений («хорошим» текущее время для совершения крупных покупок назвали в начале года 21% респондентов инФОМ – максимум с начала 2015-го).

Некоторое улучшение настроений (на фоне повышения оценок материального положения), тем не менее, пока не привело к знаковым сдвигам в потребительском поведении. Его общая картина остается по-прежнему противоречивой. В январе, по данным исследований «Ромир», повседневные расходы россиян сократились на 16,6%. Традиционный сезонный спад, впрочем, оказался менее глубоким, чем в прежние годы – в 2016-ом на 20%, в 2014-2015 годах – по 22%, в 2013-ом – на 19%. Доля расходов на потребление домохозяйств в минувшем году увеличилась на 1,5 п.п. до 72,5%, но снижение доходов привело к уменьшению покупок продовольствия на 5,3%, а непродовольственных товаров – на 5,1%, и включило режим экономии, сохраняющийся в полном объеме и в настоящее время. При этом условием оптимизации потребления (в том числе и отложенного) нередко оказываются сбережения.

По данным инФОМ, доля граждан, уверенных, что сейчас лучшее время сберегать, в январе-2017 тоже достигла максимума за всю историю наблюдений в 23%. Заметим, что в 2016 году доля расходов населения на сбережения (статистически – это сумма приобретений ценных бумаг, изменений вкладов, средств на счетах индивидуальных предпринимателей, задолженности по кредитам, покупок недвижимости, скота и птицы) потеряла 3 п.п., опустившись до 11,3% (6,1 трлн рублей в абсолютном выражении, что меньше показателя-2015 на 21%). При этом устойчивым остается интерес к банковским депозитам, а запас наличных на руках прибавил 420 млрд рублей (в 2015-ом было зафиксировано снижение на 210 млрд рублей).

Текущее неустойчивое равновесие потребительских и сберегательных мотиваций, способное затянуть восстановление внутреннего спроса может охладить наблюдаемый ныне оптимизм промышленников и макроэкономистов. Даже в начальной фазе расширение потребления может сопровождаться увеличением импорта (в январе-2017, по данным ФТС, в годовом выражении он вырос на 36,4%) при курсе доллара около 60 рублей. Заметим, что, по оценке международной организации труда, при росте ВВП РФ в текущем году реальные зарплаты должны прибавить 2-3%. Вместе с тем, эффект для спроса (увеличения оборота торговой розницы) и без того сдвигающийся на второе полугодие в большей степени станет проявляться лишь в 2018-ом.

Помимо этих ограничений фактором, сдерживающим уверенность бизнеса, остается сохраняющаяся неопределенность в экономической политике. По мнению экспертов Центра развития НИУ ВШЭ, она даже усиливается и, прежде всего, в фискальной политике (свидетельство тому – неожиданное применение «временного бюджетного правила», потребовавшее выхода Минфина на валютный рынок).

В этом же ряду намерение Минпромторга ввести новый утилизационный сбор (в 7% от цены оборудования) на машиностроительную продукцию и станки. Ведомство позиционирует меру как «точечную», предлагая не облагать утильсбором оборудование, почти не выпускаемое в России (зависимость от импорта более 80%), и то, по которому высока отечественная локализация (доля импорта менее 20%). Согласно оценке разработчиков идеи, ее реализация позволит увеличить доходы бюджета примерно на 57,4 млрд рублей в год, что приведет к росту цен на продукцию всего на 0,14%. В Российском союзе промышленников и предпринимателей уверены, что расчеты эти некорректны, поскольку совокупная нагрузка только на нефтегазовую, угольную, горнорудную промышленности и металлургию сопоставима с общими расчетами Минпромторга, но кроме этого повлечет за собой риски для инвестбюджетов у малых и средних предприятий, рост же себестоимости оборудования приведет к падению прибыли, а, следовательно, и снижению поступлений в бюджет по соответствующему налогу. Кроме того, проблемы реальной утилизации введение точечного утильсбора не решает.

В МЭР также полагают, что в нынешнем варианте предложение Минпромторга в условиях ограниченных возможностей импортозамещения в станко- и машиностроении строении будет способствовать ограничению конкуренции, росту стоимости как отечественного, так и импортного оборудования, увеличению издержек предприятий и т.п. Немаловажно и то, что введение утильсбора предлагается в условиях моратория на установление новых неналоговых платежей, предусмотренном планом правительства по их систематизации.

Налоговые риски компаний могут вырасти в связи с перспективой закрепления в законодательстве судебной практики по необоснованной налоговой выгоде (соответствующий законопроект готовится бюджетным комитетом Госдумы ко второму чтению), а также решением Верховного Суда (которое может стать прецедентом), позволяющем взыскивать долги с того юрлица, кому досталось имущество должника, даже если оно не являлось партнером по бизнесу.

По мнению представителей бизнес-объединений, требуют уточнений и намерения Минфина отказаться от бесплатности предоставляемых госгарантий. По сути мера эта, безусловно, давно назревшее решение. Системы платности гарантийной господдержки давно существуют в странах ОЭСР. Причем стоимость гарантий там непосредственно связана с уровнем риска проектов. В России же, как подчеркивает Минфин в опубликованных на минувшей неделе «Основных направлений государственной долговой политики на 2017–2019 годы», параметры ответственности бенефициаров гарантий за невыполнение соответствующих инвестиционных проектов, а также критерии оценки распределения рисков между кредитором, заемщиком и государством до сих пор не определены. Администрирование же масштабных госгарантий (по данным Минфина, в 2016-ом они достигли 2,6 трлн рублей – почти 24% федерального госдолга) сопряжено с ежегодными издержками в несколько миллиардов рублей, а источником их возмещения по-прежнему остается госказна. То есть, сама идея платности – абсолютно обоснована. Но отсутствие деталей в планах ее воплощения способно сказаться на сдерживании инвестпроектов.

На этом фоне (из событий одной только недели) примечателен выпуск МЭР «Белой книги регуляторной политики». Согласно приведенной в ней статистике, за шесть лет существования в стране процедуры оценки регулирующего воздействия (ОРВ) 30-40% (в 2016 году – 32%) соответственных новаций госвласти содержали затратные и избыточные требования для бизнеса. И это с учетом компромиссных заключений МЭР. В докладе Центра стратегических разработок «Статистический анализ федерального законодательства» (опубликован 10 февраля), подготовленном по его заказу экспертами компании «Гарант», также отмечается, что система ОРВ практически не работает (законотворцы ее попросту игнорируют, а для экспертных оценок выделяется слишком мало времени), растущая нестабильность законодательства мешает планировать будущее и бизнеса, и страны в целом. Между тем, общее мнение ведущих предпринимательских объединений: перспективы утяжеления регулятивно-административного бремени становятся все более очевидными по мере укрепления признаков начинающегося восстановления роста.

Российское хозяйство, по-видимому, действительно находится в точке разворота от стагнации к росту. Однако уверенные выводы о скорости этого процесса в настоящее время затруднительны. Общая динамика по-прежнему значимо ограничивается слабостью потребительского спроса. При этом не снижается и неопределенность в перспективах экономической (прежде всего, фискальной) политики. Не способствует ускорению, и обусловленная необходимостью держать под контролем монетарные риски умеренная жесткость действий Центробанка. В итоге в прогнозе увеличения ВВП-2017 целесообразно сохранять консервативную оценку в 0,8-1,2% с высокой вероятностью корректировки (как вверх, так и вниз) по результатам первого квартала.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Две основные сенсации мировой политики прошлого года - «Брэксит» и избрание Дональда Трампа президентом США - вызвали массу комментариев о кризисе или даже конце западной демократии. Однако последующие события показали, что политическая система государств Запада обладает достаточной степенью гибкости, чтобы противостоять волне правого популизма. При этом особенностью такого противостояния является отсутствие универсального рецепта – ситуация в каждой стране носит своеобразный характер.

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net