Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

17.02.2017 | Эмиль Дабагян

Латиноамериканская практика: специфика партийно-политического устройства Уругвая

УругвайПродолжая цикл об особенностях политического устройства Латинской Америки, сосредоточимся на специфике партийно-политических институтов Уругвая. Восточная Республика Уругвай - таково официальное название этой страны, которую можно смело назвать флагманом демократии на континенте.

В течение длительного времени на политической арене доминировали две традиционные партии – Национальная (бланко) и Колорадо, образованные в 30-ые годы XIX века и правившие на протяжении 170 лет целыми династиями. Они сменяли друг друга у руля правления, обеспечивая преемственность, устойчивый рост и относительное благополучие как элите, так и рядовым гражданам. Регулярно проводились выборы всех ветвей власти, сменялись главы государств и парламентарии, без сбоя, исправно функционировал двухпалатный парламент - Генеральная ассамблея, строго соблюдались законы, преступность находилась на минимальном уровне. Высок был авторитет страны на мировой арене. Недаром Уругвай некогда именовали южноамериканской Швейцарией.

Однако перемены, происходящие в соседних государствах, не могли не затронуть и Уругвай. В 1971 году возникла разношерстная коалиция, поставившая целью построение социализма с учетом национальных особенностей. Некоторые радикалы прибегли к насильственным методам борьбы за власть. В сложившихся условиях правительство Хуана Бордабери, пришедшее к управлению легитимным путем, в 1973 году отменило конституционные гарантии, запретило деятельность всех политических организаций, фактически совершило президентский переворот. С 1976 по 1985 год у власти находилась военная хунта, установившая один из самых репрессивных режимов Латинской Америки.

После возврата к конституционным формам правления в стране восстановились прочные демократические институты. Они закреплены в Конституции 1997 года, завершивший переходный период. Между тем, в изменившихся условиях росло и крепло молодое объединения, получившее наименование Широкий фронт. Его костяк составили социалисты и коммунисты. Вокруг них группировался разнообразный спектр партий и движений: от ультралевых до христианских демократов. У истоков Фронта находился весьма популярный генерал Либер Сереньи. По мере эволюции этой структуры менялось ее название сначала на Прогрессивную встречу, а потом на Новое большинство. Но в политической практике и в обыденном сознании сохранилось первоначальное название.

Отличительная черта коалиции абсолютная автономия всех входящих в нее партий и организаций, выступающих под собственным брендом, регулярно проводящих съезды и конференции, обсуждающих внутренние проблемы, выбирающих собственное руководство. Это уникальное объединение, не имеющее аналогов на континенте. Его широта в прямом и переносном смысле, сочетает в себе как плюсы, так и минусы, предполагает трудности в достижении консенсуса при разработке стратегии и практической политики.

Блок в целом придерживается левоцентристской ориентации. Это течение в масштабе региона консолидировалось на рубеже веков. Его идеологические и политические постулаты содержатся в документе «Консенсус Буэнос-Айреса» (1999 г.). Сущность проекта воплощена в формуле: «Неолиберальный лозунг – все в частные руки оказался таким же неэффективным и обманчивым, как и социалистический – все в руки государства». Левоцентристы в отличие от левых, отвергая шоковую терапию, не впадают в другую крайность, не ратуют за построение социализма, показавшего свою несостоятельность, а стремятся учесть плюсы и минусы обеих моделей. Особенность их программы в том, чтобы не делать резких движений, способных дестабилизировать ситуацию, не шарахаться ни вправо, ни влево, а следовать серединной линии, сочетать преемственность с постепенными переменами.

Путь к власти Широкого фронта не был усыпан розами. Впервые их кандидат на пост главы государства выдвинулся в 1994 году, сразу же достиг успеха, получив 30,6% голосов и заняв третье место, незначительно отстав от партий истеблишмента. Спустя пять лет, в первом туре он вышел вперед, однако затем соперники перегруппировались, сумели мобилизовать все ресурсы и одолели грозного соперника. Итоги парламентских выборов 1999 года знаменовали консолидацию коалиции в Генеральной ассамблее. Она завоевала 40,4% кресел в Палате депутатов и 40,0 % - в Сенате, превратившись в самую влиятельную политическую силу. Наконец, третья попытка принесла успех. На выборах, прошедших 31 октября 2004 года, победу с явным преимуществом одержал лидер коалиции 64-летний Табаре Васкес. Он завоевал 50,45 % голосов избирателей. Это превысило сумму, набранную двумя другими претендентами. Разница оказалась столь очевидной, что соперники сразу же признали итоги народного волеизъявления.

Приход к власти коалиции означал важнейшую веху в историческом развитии Уругвая. Впервые традиционные партии уступили ведущее место сравнительно молодому политическому объединению, методично продвигавшемуся к вершине Олимпа свыше 30 лет. С тех пор коалиция остается у руля правления. Т. Васкес спустя пять лет вопреки уговорам многих соратников не пошел на нарушение Основного закона, не позволяющего президенту выдвигаться на новый срок сразу же по окончании предыдущего мандата. В этой связи видный деятель оппозиции Луис А. Лакалье поставил ему в заслугу то, что тот не втянул общество «в авантюру по реформе конституции, как это произошло в ряде других стран, показав себя «главой республиканского государства который совершенствовал демократию».

В сложившихся условиях коалиция, вопреки желанию президента, ратовавшего за другую фигуру, выдвинула бывшего городского партизана, просидевшего много лет за решеткой Хосе Мухику. Его выставило «Движение народного участия». Затем состоялись праймериз. Конкурентом оказался представитель Ассамблеи «Уругвай» Данило Астори. В итоге единым кандидатом стал Х. Мухика. Он одолел во втором туре кандидата Национальной партии. Свыше 52% граждан, участвовавших в голосовании, предпочли представителя Фронта. Соперник отстал на девять пунктов и признал поражение. Победитель с незначительными модификациями продолжил линию предшественника.

В 2015 году в рамках Широкого фронта вновь возникла проблема выдвижении претендента на должность главы государства. Т. Васкес после колебаний согласился баллотироваться на новый срок. Коалиция в своем большинстве поддержала данную кандидатуру, принимая во внимание его несомненные заслуги на высшем посту. Но небольшая группа, руководима сенатором Констанцей Морейра, ратовала за более молодого кандидата. Она аргументировала собственную позицию тем, что свыше 300 тыс. молодых избирателей в возрасте 18-23-х лет впервые придут к урнам для голосования. Эти люди предпочли бы видеть иного персонажа, а не лидера, которому в 2015 году исполнилось 75 лет. По их убеждению, такие знаковые фигуры, как Васкес должны способствовать появлению новых лидеров, а не продолжать оставаться на прежних местах

Эта же проблема встала на общенациональном уровне. Буквально на пятки ветерана наступал Луис Лакайе Пу Ларраньяга, выдвиженец Национальной партии, сын экс президента Луиса Лакайе. Опросы общественного мнения давали преимущество молодому кандидату, благодаря свежести и нестандартности ряда его предложений. Но результаты голосования опровергли эти прогнозы. В первом раунде, проходившем 28 октября, ветеран, завоевав 47,8 %, легко обошел конкурента, получившего 31% голосов. Во втором туре Т. Васкес добился убедительного успеха, его поддержали 1 226 105 избирателей. Соперник набрал 939 074 голоса. И поздравил победителя.

Накануне выборов ветеран сделал сильный холл. На пост вице президента выдвинул Рауля Сендика, сына известного в прошлом городского партизана. Привлечение на одну из ключевых ролей такого человека служило подтверждением нестандартности подхода главы государства к подбору соратников.

В нынешнем составе Генеральной ассамблеи Широкий фронт располагает 50 мандатами из 99 в Палате представителей, а в Сенате – 15 из 30. Это говорит об отсутствии монополии в законодательной власти.

Непременный атрибут политической практики это референдумы, регулярно проводимые по всевозможным причинам. Именно после всенародного волеизъявления граждан начался демонтаж несущих конструкций диктаторского режима.

Прогнозируя перспективы процесса, нельзя исключать, что правящая коалиция потеряет власть. Но это не отразится на сущности и качестве демократии. Она сохранится в иной конфигурации.

Эмиль Дабагян - ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net