Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

28.02.2017 | Алексей Макаркин

Власть против своих

Виталий МилоновВ последнее время российская власть выражает все большую обеспокоенность активностью своих радикальных союзников из числа общественных активистов. Телеведущий Дмитрий Киселев неожиданно подверг резкой критике наиболее известных подобных деятелей (Виталий Милонов, Евгений Федоров), которые еще совсем недавно были его союзниками в антизападной и антилиберальной пропаганде.

Представляется, что есть четыре причины, которые побуждают власть настаивать на минимизации активности радикалов.

Первая причина заключается в том, что основные задачи «консервативной волны» как реакции на протесты 2011-2012 годов уже выполнены. «Белоленточная» оппозиция ослаблена, многие ее участники эмигрировали за границу или прекратили общественную активность. Еще важнее, что от оппозиционного «актива» отошла значительная часть периферии, которая сочувствовала всем или многим его требованиям на пике протестов. Сейчас эта периферия либо разочаровалась в возможности оппозиции что-либо изменить, либо после присоединения Крыма оказалась вовлечена в провластный консенсус. Соответственно, радикальные союзники власти, готовые не только стараться, но и «перестараться» в борьбе с оппозицией, оказываются менее востребованными.

Вторая причина – повышенная активность радикалов вызывает неприятие у части лояльных власти общественных сил. Например, «наезды» православных активистов на театральные постановки, их стремление взять на себя функции «общественных цензоров» привели к недовольству со стороны театральной общественности, которое артикулировал Константин Райкин. Позицию Райкина фактически поддержали многие видные деятели Союза театральных деятелей – тем более, что объектом нападок со стороны православных активистов оказался один из наиболее статусных провластных деятелей культуры, Олег Табаков – их резкое неприятие вызвал спектакль «Идеальный муж», поставленный в МХТ имени Чехова.

А конфликт вокруг передачи церкви Исаакиевского собора привел сразу к нескольким проблемам – от антисемитских высказываний ряда сторонников позиции церкви из числа депутатов (Милонов, Петр Толстой) до конфликта с влиятельным музейным сообществом, неформальным лидером которого является директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Возмущение деятелей культуры вызвала и акция «Союза офицеров», направленная против фотовыставки в Москве – в данном случае «общественники», по сути, взяли на себя функции правоохранителей, «размывая» монополию государства на применение насилия.

Третья причина – вовлечение активистов в аппаратную борьбу внутри власти, которое не только обостряет эту борьбу, но и выносят ее элементы в публичное пространство. Это воспринимается властью как ярко выраженный дестабилизирующий фактор. Отметим, что критика Киселевым Федорова и Милонова была лишь ответом на пикет, который участники федоровского «Национально-освободительного движения» (НОД) организовали против самого Киселева, обвинив его в симпатиях к Дональду Трампу (в котором российская власть в последние недели успела разочароваться). Такой конфликт идеологических единомышленников мог быть связан с аппаратными противоречиями, где «нодовцы» сыграли роль инструмента одной из групп влияния.

Таким образом, «оружие», приготовленное против оппозиции, стало использоваться не по назначению, причем в условиях, когда задачей власти стала консолидация элит. Ради этого снижено давление на региональных лидеров со стороны активистов Общероссийского народного фронта (ОНФ). В этих условиях вовлеченность в аппаратную борьбу повышает уязвимость радикальных организаций.

Четвертая причина – недостаточная управляемость радикальных организаций, которая создает эффект хаотизации, также не устраивающий власть. Появляется все большее количество малоизвестных, по сути дела, никого не представляющих организаций, включающихся в борьбу за общественную нравственность. Так, движение «Царский крест», являющееся группой в соцсети «ВКонтакте», раскрутило скандальную историю с фильмом режиссера Алексея Учителя «Матильда». Потом к нему присоединилась небольшая организация «Христианское государство – Святая Русь», фактически угрожавшая директорам кинотеатров, которые намерены показывать этот фильм.

В ряде случаев речь идет о деятельности индивидуальных активистов, вызывающих неприятие со стороны судебных инстанций и руководства правоохранительных органов. Так, участковый Арсен Магомедов обвинил жителя Петербурга Дмитрия Угая в незаконной миссионерской деятельности во время лекции о йоге. Суд отказал участковому, который не захотел признать свое поражение и подал апелляцию в вышестоящую судебную инстанцию. В Москве МВД не усмотрело оснований для возбуждения уголовного и административного дела в отношении протестантов, раздававших Новый Завет в электричках – заявление на них написали православные активисты.

При этом возникает вопрос о том, есть ли для таких активистов авторитеты, которые могли бы ввести их деятельность в приемлемые для власти рамки. Например, 19 февраля ректор Петербургских духовных школ архиепископ Амвросий выступил в Исаакиевском соборе с проповедью, носивший примирительный характер в отношении музейных деятелей и противники передачи собора церкви. Эта проповедь вызвало открытое недовольство со стороны православных радикалов, которые посчитали ее неуместной и демобилизующей.

Ограничительные меры в отношении радикальных союзников власти не означают, однако, полного отказа от их услуг. Несмотря на создаваемые ими проблемы, они все же остаются для нее «своими», а востребованность радикалов может со временем вырасти (например, в случае новой активизации оппозиции). Поэтому власть заинтересована в ограничении активности этих организаций, их локализации, отказе от наиболее одиозных проявлений, вносящих смуту в общество. На этих условиях такие организации способны продолжить свою деятельность – в противном случае, у них могут возникнуть проблемы.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net