Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

07.03.2017 | Олег Громов

Индустрия Донбасса: до и после блокады

Предприятия ДонбассаНа этой неделе проблема блокады Донбасса приобрела новое звучание. Националисты при поддержке партии «Самопомощь» попытались приступить к блокаде торговли Украины не только с территориями Донецкой и Луганской народных республик, но и с Россией как «страной-агрессором». Это может возыметь далеко идущие последствия, впрочем, как и сама блокада Донбасса, с которой начался новый виток напряженности вокруг восточноукраинского конфликта.

С января националисты перекрыли железнодорожное и автосообщение Украины с самопровозглашенными республиками, что нанесло серьезный экономический ущерб как самой Украине (над страной нависла угроза веерных отключений электроэнергии по причине прекращения поставок угля с территории ДНР и ЛНР), так и «республикам». Поводом для этой политической акции стал протест против «торговли на крови» - бизнеса ряда украинских предпринимателей, основанного на договоренностях с «сепаратистами». В этом свете наиболее выделяется один из крупнейших украинских и шире – восточноевропейских олигархов – Ринат Ахметов, собственник холдингов «СКМ», «Метинвест» и «ДТЭК».

Именно его предприятия больше всех пострадали от экономической блокады Донбасса. И именно поэтому ее еще называют местью уехавшего из Украины олигарха Игоря Коломойского Ахметову за содействие президенту Петру Порошенко в национализации главного актива первого – банка «Приват» - основы его одноименной финансово-промышленной группы. Но ситуация для украинской стороны в целом и олигарха Ахметова в частности только с первого взгляда выглядит катастрофичной. На самом деле блокада завершает политические и экономические процессы обособления Донбасса от остальной Украины, начатые в 2014 году. То есть доделывает то, что не смогла сделать война – превращает ДНР и ЛНР в де-факто самостоятельные образования.

Дело в том, что первая волна «отключений» украинских предприятий от привычных для них рынков сбыта и поставок из Украины произошла тогда – в 2014 году, после начала активных боевых действий летом, когда автомобильное и железнодорожное сообщение с «материковой» Украиной было прервано. В то время в первый раз прекратили свою работу такие гиганты восточноукраинской и украинской в целом промышленности как Енакиевский металлургический завод, Харцызский трубный завод, Краснодонуголь, Алчевские металлургический и коксохимический комбинаты, а также Авдеевский коксохим. Из-за перебоев с поставками сырья из Донбасса начались серьезные проблемы и у находящихся на Украине предприятий – Днепровского металлургического завода, Меткомбината им. Ильича и «Азовстали» в Мариуполе.

Однако осенью 2014 года и в особенности летом 2015-го – после прекращения боев под Дебальцево и восстановления железнодорожного полотна в этом районе – экономическая активность начала постепенно возвращаться на Донбасс. Начали восстанавливаться нарушенные ранее связи. Снова сырье, в частности уголь, стал продаваться Украине. Этому отчасти способствовал тот факт, что ряд предприятий ЛНР и ДНР остались под украинской юрисдикцией и смогли наладить логистику через линию соприкосновения. Разница с довоенным временем по сути заключалась только в стоимости проезда вагонов и фур – увеличилась коррупционная составляющая из-за неясного статуса Донбасса и обилия контролирующих силовых структур с обеих сторон.

Однако становление органов исполнительной власти в ДНР и ЛНР помогло упорядочить отношения новых властей республик с хозяевами предприятий. С одной стороны, контроль приобрел более цивилизованные формы и избавился от фактора «человека с ружьем» и иной «махновщины». С другой, новые власти пошли украинским предприятиям на уступки – разрешили остаться под украинской юрисдикцией и платить налоги в Киев в обмен на стабильность в выплате зарплат и пособий работникам.

Конечно, ДНР и ЛНР остались крохи от экономических объектов довоенного Донбасса. И это не позволяло наполнять их бюджеты, делая их бездефицитными, но так хотя бы можно было рассчитывать на то, что экономические связи в перспективе «потянут» за собой политическую сторону урегулирования. Но случилось все с точностью до наоборот.

Радикальная часть украинского общества и власти решила, что пора с этой двойственностью заканчивать. И если Донбасс не может быть завоеван военным путем, то и в таком половинчатом виде он Киеву тоже не нужен. Судя по неохотной реакции на блокаду со стороны правительства и администрации президента Петра Порошенко, такая трактовка устраивает не только радикалов, но и власть.

Дело в том, что Киев с 2014 года начал «прощаться» с Донбассом. Первой «ласточкой» стал отказ украинского правительства с июля 2014 года выплачивать пенсии и иные социальные пособия и заработные платы жителям «оккупированных территорий». Фактически это означало признание утраты украинской юрисдикции не только над территорией, но и над гражданами, оставшимися там. Затем с 2015-2016 годов украинское правительство начало переоформлять внутренние паспорта своих граждан, чем поставило жителей ДНР и ЛНР перед выбором – уезжать оттуда, становиться негражданами или переходить в иное гражданство. Так косвенно было спровоцировано решение России признать паспорта самопровозглашенных республик.

Параллельно с этими процессами с 2014 и особенно – с 2015 года началась переориентация связей предприятий Донбасса с Украины на Россию. Это коснулось в первую очередь тех структур, которые были госпредприятиями Украины, но были национализированы новыми властями – такие как ГУП «Антрацит», «Луганскуголь», Луганский авиаремонтный завод. Остальные же предприятия типа Стахановского ферросплавного завода, Енакиевского меткомбината, Харцызского трубного завода, Алчевского меткомбината и других продолжили «сидеть на двух стульях», пытаясь хоть на 30 или 50 процентов запустить производство, чтобы окончательно не потерять мощности и работников. У кого-то, как у Енакиевского меткомбината, это получилось, у кого-то, как у Луганского авиаремонтного завода – не в полной мере.

Проблема в том, что все, что идет из ЛНР и ДНР в Россию – это фактически контрабанда, поскольку международно признанной таможни там нет. И россияне неохотно устанавливали отношения с новыми властями. Кроме того, для инвестиций в то или иное предприятие требовалась ясность в вопросе – а кому оно будет принадлежать завтра? Не национализирует ли его ДНР/ЛНР или не попадет в него очередная бомба? Также оставался шанс возвращения территорий в украинскую юрисдикцию в случае полного и всеобъемлющего претворения в жизнь «минских соглашений». Однако в 2016 году стало ясно, что «Минск» в тупике, военного решения не будет, а санкции, вероятно, будут сняты или ослаблены в течение ближайших лет. Да и денег на восстановление Донбасса у Киева попросту нет. Поэтому инициатива националистов отрезать Донбасс от остальной Украины не нашла активного противодействия со стороны власти. Наоборот, «с глаз долой – из сердца вон». В жизнь начинает претворяться сценарий «Донбасс без Украины».

Конечно, ахметовские «Метинвест» и «ДТЭК», имеющие крупные активы в ЛНР и ДНР (Краснодонуголь, Свердловантрацит, Ровенькиантрацит, Зуевская ТЭС, Енакиевский меткомбинат, Харцызский трубный завод), сильно пострадают от данного шага. Но это – не самые крупные активы Ахметова, который даже и с частичной потерей Донбасса для Украины в 2015 году добился для «Метинвеста» 13-го места в рейтинге крупнейших компаний Центральной и Восточной Европы Deloitte TOP-500. Это крупнейший на Украине и один из крупнейших в СНГ производителей железорудного сырья и стали. Компания заняла в 2015 году 40 место в топ-50 металлургических компаний мира по версии Всемирной ассоциации производителей стали (World Steel Association).

Холдинг имеет значительные мощности в Днепропетровской области Украины, не затронутые боевыми действиями. Большая же часть активов «ДТЭК» (ряд энергогенерирующих и энергораспределяющих предприятий практически во всех областях Украины) вообще находится за пределами Донбасса.

Кроме того, не стоит преувеличивать «боевой» настрой ДНР и ЛНР. Они только ввели внешнее управление на предприятиях. Об их национализации никто пока не говорит. Это означает, что власти республик при политическом вмешательстве Киева и Москвы теоретически могут отменить эти решения и вернуть активы их хозяевам. Ведь национализация украинских предприятий сможет послужить прекрасным поводом для очередной волны санкций. А это России сейчас очень невыгодно, учитывая ее политику поиска компромиссов с новым президентом США по украинскому вопросу.

В этой ситуации больше всех проигрывает Украина, которая вместе с Крымом теряет и Донбасс. У России ведь при самом негативном для экономики Донбасса сценарии не остается ничего иного, кроме как принудительно налаживать производственные связи экономических гигантов региона с российскими предприятиями и потребителями. Москва не сможет просто бросить эти территории, поскольку это означает серьезные имиджевые потери и усложнение обстановки в самом Донбассе. В случае, если такой сценарий – при затягивании блокады – будет реализован, то отмотать назад уже не представиться возможным. Украина получит свои «Абхазию» с «Южной Осетией».

Олег Громов – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net