Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предстоящие 10 сентября региональные и муниципальные выборы занимают особое место в российской электоральной политике. Впервые в истории избирательный цикл приобрел растянутый характер, когда выборы, проходящие в субъектах Федерации, состоятся, притом в немалом количестве, после думской кампании и перед кампанией президентской.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Три года назад правительство РФ приняло решение о контрсанкциях – в ответ на западные экономические санкции, введенные после начала кризисов в Крыму и на Донбассе. В обществе существуют различные оценки этой политики. В итогах импортозамещения, внутренних и внешних факторах российской экономики в условиях санкций и контрсанкций помогал разобраться старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара, к. э. н. Сергей Жаворонков.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

15.03.2017 | Александр Ивахник

Турция-Европа: игра на обострение

ЭрдоганУкрепляя связи с Россией, Турция одновременно пошла на беспрецедентное обострение отношений с Германией и Нидерландами. Если в Москве президент Турции Реджеп Эрдоган называл президента Владимира Путина «дорогой друг», то у себя на родине он обрушился с вызывающей резкостью на союзников Анкары по НАТО, клеймя их как фашистов, использующих «нацистские практики». Пороховой бочкой стало отношение к предстоящему в Турции референдуму по изменению конституции.

Реджеп Тайип Эрдоган давно стремился к тому, чтобы превратить свое реальное единовластие в стране в конституционно закрепленное. Неудача попытки военного переворота в июле 2016 года позволила ему отстранить от должностей и подвергнуть судебному преследованию тысячи реальных и мнимых противников в армии, судейском корпусе, других госинститутах и СМИ и сломить сопротивление парламента. В январе 339 депутатов из 550 проголосовали за пакет поправок в конституцию, предусматривающих трансформацию Турции из парламентской республики в президентскую, а точнее – суперпрезидентскую.

Согласно этим поправкам, должность премьер-министра упраздняется, президент сам назначает министров, высших судей, других высокопоставленных чиновников, а также вице-президентов (такая должность должна быть учреждена). Любые решения, касающиеся работы правительства, включая создание и ликвидацию министерств, сможет принимать глава государства. В его руках сосредоточатся функции составления и представления бюджета в парламент страны. Президент получит право проводить некоторые решения посредством указов, минуя парламент. У главы государства появятся полномочия единолично вводить чрезвычайное положение и распускать парламент. Запрет на членство в политической партии для президента будет отменен. Если поправки будут утверждены, то Реджеп Эрдоган сможет избраться президентом в 2019 году и оставаться у власти до 2029 года.

Если бы Эрдогану удалось собрать в парламенте 367 голосов при голосовании за поправки, то ввести их в действие можно было бы без референдума. Но ему не хватило 28 голосов, и судьбоносный для страны вопрос был вынесен на народное волеизъявление, которое назначено на 16 апреля. Президент, члены правительства и функционеры правящей Партии справедливости и развития повели агитационную кампанию предельно энергично и жестко. В своей речи в феврале глава государства прямо заявил, что те, кто будут голосовать «нет» на референдуме, встанут на одну сторону с участниками июльского военного мятежа. Не забыл Эрдоган связать противников изменения конституции и с Рабочей партией Курдистана: «Сепаратистская террористическая организация говорит «нет». Те, кто занимает ее сторону, говорят «нет».

Таким образом, месседж, идущий от властей, представлен совершенно четко: вы либо с нами, либо с террористами. Отмечены многочисленные случаи, когда публичные мероприятия оппозиционных партий и активистов с агитацией против реформы не разрешались местными властями или разгонялись полицией. Само слово «нет» стало едва ли не запрещенным в публичном обиходе. К примеру, министерство здравоохранения отказалось от распространения подготовленных антитабачных листовок, потому что на них заглавными красными буквами было напечатано слово «нет». Ведущая турецкая газета Hurriyet отменила интервью с крупнейшим национальным писателем, Нобелевским лауреатом Орханом Памуком после того, как он объявил о намерении голосовать «нет».

Тем не менее, опросы общественного мнения в феврале и марте свидетельствуют, что доли сторонников и противников конституционной реформы в Турции примерно равны. Так, недавний опрос службы Gezici показал, что 43,7% избирателей намереваются голосовать за реформу, а 45,7% – против, около 10% не определились. Поэтому Реджеп Эрдоган крайне нуждается в голосах турок, проживающих в Европе, но имеющих двойное гражданство, которых не так мало. Только в Германии насчитывается не менее 1,4 млн. турецких избирателей. Причем среди них от 50 до 60% в последние годы поддерживали на выборах Эрдогана или его Партию справедливости и развития. Во Франции число турок составляет около 500 тыс., в Нидерландах – столько же, из них половина имеет право голосовать на турецких выборах.

Чтобы склонить как можно больше европейских турок на свою сторону, президент Эрдоган решил высадить на континенте мощный пропагандистский десант из ведущих членов кабинета министров, при этом не спрашивая согласия у стран, которые должны были стать ареной масштабной агитационной кампании. В такой ситуации европейские власти оказались перед сложной дилеммой. С одной стороны, опасаясь срыва сделки между ЕС и Турцией по мигрантам, они не хотели еще больше ухудшать отношения с Анкарой, которые и так напряжены из-за критики европейской стороной ситуации с правами человека в Турции. Немаловажно и то, что европейские ценности противоречат запретам на мирные политические собрания, а толерантность к мигрантам препятствует исключению их из общего правила. С другой стороны, правительства европейских стран не хотят помогать Эрдогану и его министрам ликвидировать в Турции эти самые европейские по происхождению ценности. Кроме того, в ряде случаев речь идет и о вопросах общественной безопасности, поскольку, во-первых, турецкая диаспора политически не однородна, во-вторых, надо учитывать усиление в Европе антимигрантских настроений и ультраправых организаций.

В Германии федеральное правительство решило передать рассмотрение вопроса о позволении высокопоставленным турецким эмиссарам проводить агитационные мероприятия в поддержку конституционной реформы на уровень местных властей. В результате в начале марта три немецких города – Кёльн, Гаггенау и Фрехен – отказались, «по соображениям безопасности», предоставить площадки двум турецким министрам для встреч с диаспорой.

В ответ 5 марта президент Эрдоган сравнил с нацизмом политику германских властей. «Германия сбилась с демократического пути, нынешняя политика страны не имеет ничего общего с демократией и даже сопоставима с нацистским режимом», – заявил он. Естественно, столь вопиющее для немцев оскорбление было с возмущением воспринято политиками страны. Министр юстиции ФРГ Хайко Мас назвал высказывания Эрдогана «подлыми, не поддающимися пониманию и неприемлемыми», а замглавы фракции правящего Христианско-демократического союза в бундестаге Юлия Клёкнер указала, что президент Турции должен извиниться.

6 марта к выразителям возмущения с германской стороны присоединилась канцлер Ангела Меркель. «Подобные неуместные высказывания, на самом деле, невозможно серьезно комментировать», – подчеркнула она. Особенно печально, что таким образом по сути нивелируются страдания жертв национал-социализма, добавила Меркель. Выступая 9 марта в бундестаге, канцлер заявила: «Сравнения с нацистской Германией всегда ведут к тривиализации преступлений против человечности, совершенных национал-социализмом. Мы не потерпим это ни при каких обстоятельствах». В то же время Меркель, рейтинг которой сильно зависит от сохранения сделки с Турцией по мигрантам, не стала сжигать мосты. «Несмотря на некоторые совершенно неприемлемые вещи, не в наших внешнеполитических и геополитических интересах отдалять себя от Турции», – отметила она.

Несколькими днями позже развернулся конфликт между Турцией и Нидерландами, который зашел существенно дальше, чем в случае с Германией. В Голландии национальное правительство не стало передавать решение вопроса о приеме турецких министров-агитаторов на нижестоящий уровень. Премьер-министр Марк Рютте еще в начале марта заявил о нежелательности проведения в стране агитационных мероприятий в связи с турецким референдумом: «Наша страна – это не место для предвыборных собраний других государств. Мы не будем участвовать в этом».

В полную силу дипломатический конфликт разразился в субботу, 11 марта. Голландские власти сначала отказали в выдаче разрешения на посадку самолета министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, который упорно настаивал на приезде в Роттердам для выступления перед диаспорой. Затем выяснилось, что в Роттердам на автомобиле из Германии без разрешения приехала министр по делам семьи и социальной политики Фатма Бетюль Сайян Кайя. Она собиралась выступить перед турецкой общиной у здания консульства Турции. Однако голландские власти объявили министра «нежелательным иностранцем». Полиция блокировала вход в консульство и через несколько часов сопроводила министра обратно в Германию. Оттуда самолетом Сайян Кайя улетела в Стамбул. Недовольные отказом во встрече с министрами голландские турки пытались провести манифестацию у стен консульства в Роттердаме, но голландская полиция с привлечением спецназа разогнала двухтысячную толпу. Разгон сопровождался столкновениями, как минимум 12 человек были задержаны за нарушение общественного порядка или за отказ выполнять приказы полиции. Шесть демонстрантов и один сотрудник полиции получили ранения.

Совершенно необычные для Королевства Нидерландов жесткие действия властей, вероятно, во многом объясняются внутриполитической ситуацией. 15 марта в стране состоятся парламентские выборы. В ходе предвыборной борьбы основными соперниками были Народная партия за свободу и демократию премьер-министра Марка Рютте и правопопулистская Партия свободы Герта Вилдерса, выступающая с крайних националистических и антиисламских позиций. На финише кампании Рютте явно не хотел «дать слабину» и подставиться под критику Вилдерса.

Как и можно было ожидать, реакция в Турции на субботние события последовала незамедлительно. Прилетев в Стамбул, министр Сайян Кайя провела пресс-конференцию, на которой назвала действия властей Нидерландов «незаконными, антидемократическими и бесчеловечными». «Как женщина и как министр я столкнулась с очень жесткими действиями полиции Нидерландов» – пожаловалась она. МИД Турции вызвал поверенного в делах Нидерландов и объявил ему протест. Сторонники Эрдогана устроили шумные митинги у голландских диппредставительств в Анкаре и Стамбуле. Премьер-министр Бинали Йылдырым заявил: «Мы решительно протестуем против действий властей Нидерландов. Ответные меры Анкары будут предельно жесткими. Давление на Турцию и министра, обладающего дипломатической неприкосновенностью, недопустимы».

Вечером 11 марта ситуацию прокомментировал президент Турции Реджеп Эрдоган. Он назвал власти Нидерландов «последышами нацистов и фашистами» и пообещал принять ответные меры в отношении полетов голландских самолетов в Турцию. «Посмотрим, Голландия, как после этого твои самолеты будут летать в Турцию. И я говорю о дипломатах, а не об обычных гражданах. Их поездки – это отдельная тема», – не скупился на угрозы Эрдоган. В ходе выступления в Стамбуле в воскресенье, 12 марта, турецкий лидер заявил: «Я думал, что нацизм мертв, но я ошибался. Запад показал свое подлинное лицо». Он вновь пообещал «научить» Нидерланды международной дипломатии и пригрозил стране санкциями. В тот же день глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, которому французский власти разрешили участвовать в митинге турецких граждан в городе Мец, в ходе выступления назвал Нидерланды «столицей фашизма».

Со своей стороны, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте проявил достаточную твердость. Он рассказал, что 11 марта восемь раз разговаривал с турецким премьером Бинали Йылдырымом, но разрядить ситуацию не удалось. «Если они (Турция) пойдут на обострение конфликта, нам придется реагировать, но мы сделаем все, что в наших силах, для деэскалации», – отметил Рютте. Он заявил, что страна имела полное право отказать министрам в выступлении перед турецкой диаспорой и что голландское правительство не намерено приносить свои извинения властям Турции. Напротив, премьер Нидерландов подчеркнул, что это Турция должна принести извинения за то, что сравнила голландцев с нацистами. По его мнению, «провокационные заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана являются неприемлемыми и не способствуют деэскалации конфликта между двумя странами».

Снижения остроты и масштаба конфликта пока не наблюдается. Напротив, него вовлекаются другие европейские страны. Если Франция впустила Чавушоглу для выступления в Меце, то власти Австрии и Швейцарии отменили ряд встреч турецких политиков с диаспорой на своей территории. 12 марта стало известно, что премьер-министр Дании Ларс Лекке Расмуссен отложил визит своего турецкого коллеги Йылдырыма в Копенгаген. «Учитывая турецкие нападки на Нидерланды, встреча не может рассматриваться отдельно от происходящего. Учитывая характеристики, данные Анкарой демократиям Запада, встреча будет означать, что Дания относится к действиям Турции мягче, чем есть на самом деле», – написал Расмуссен в Twitter. 13 марта канцлер Германии Ангела Меркель выразила «полную поддержку и солидарность» Нидерландам, которые в свое время «так сильно пострадали от национал-социализма», и конкретно премьер-министру Марку Рютте.

С другой стороны, вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш по окончании заседания кабмина утром 14 марта заявил: «Принято решение не пускать в Турцию посла Нидерландов, находящегося в отпуске, пока не будут выполнены наши требования». Он также сообщил, что правительство рекомендовало парламенту распустить межпарламентскую группу дружбы с Нидерландами. Куртулмуш напомнил, что в переданной голландскому посольству ноте указывается необходимость принести извинения за инциденты с турецкими министрами. Также на заседании кабмина было принято решение приостановить все контакты на высоком уровне с Нидерландами: отменяются двусторонние мероприятия, министерские встречи. «Мы будем запрещать все полеты воздушных судов, которые будут везти к нам голландских дипломатов. Мы защитим свою гордость, а более всего пострадает Голландия. Расизм и фашизм не принесет пользы», – заявил вице-премьер Турции.

Столь высокий градус конфронтации с Европой со стороны Турции, скорее всего, объясняется не столько особенностями турецкой политической культуры и психологии, сколько конкретным политическим расчетом президента Эрдогана. Он стремится использовать все средства для консолидации турок под своим знаменем и их мобилизации на нужное ему голосование на референдуме 16 апреля. Как известно, давнее и надежное средство – объединение граждан перед лицом внутреннего или внешнего врага. В качестве такого врага уже не первый год используются зловещие образы курдских террористов из РПК и почти 20 лет живущего в США, но якобы неустанно плетущего нити заговоров в Турции Фетхуллаха Гюлена. Теперь к ним, видимо, должна добавиться бесчестная и вероломная Европа, которая лишь лицемерно прикрывается демократическими одеждами. Расчет строится на том, что негативная психологическая реакция турок на «оскорбительное поведение» Европы во время референдума добавит голоса «за». Причем как турок, живущих в своей стране, так и турок, давно обосновавшихся в Европе.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С приближением президентских выборов в России обостряются дискуссии о том, какова должна быть политика в культурной сфере. Они далеко выходят за корпоративные рамки, так как связаны не только с отраслевой тематикой, но и с путями развития страны. Ключевые конфликты в этой сфере происходят вокруг фильма «Матильда» Алексея Учителя и балета «Нуреев» Кирилла Серебренникова.

8 августа 2017 года исполняется девять лет со дня кратковременного вооруженного конфликта в Закавказье, получившего по аналогии с событиями 1967 года на Ближнем Востоке название «пятидневная война». Известный американский дипломат и эксперт-международник Рональд Асмус назвал свою книгу, посвященную «горячему августу» 2008 года «Маленькая война, которая потрясла мир».

Одну восьмую своего президентского срока Дональд Трамп уже отработал. Можно ли подводить какие-то промежуточные итоги, строить прогнозы на будущее? Да, но с риском разочаровать читателя: проблемы и противоречия, выявившиеся с самых первых недель президентства, только накапливаются, хотя и не в такой степени, чтобы считать провал полным и необратимым.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net