Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

04.04.2017 | Максим Артемьев

Общественная стрессоустойчивость: как теракт в Петербурге повлияет на массовое сознание?

Общественная стрессоустойчивость: как теракт в Петербурге повлияет на массовое сознание?Теракт в петербургском метро породил множество конспирологических версий относительно целей его заказчиков и исполнителей. Приуроченный под визит Владимира Путина в родной город взрыв показал не только пробелы в системе безопасности городского транспорта, но и готовность населения некритически воспринимать всякого рода слухи и домыслы.

Публика вспоминает и про взрывы 1999-го, во время Первой чеченской войны, и про Беслан 2004-го, когда теракт стал поводом для принципиальных политических изменений. Идут разговоры и про «начало избирательной кампании» и т.д. Но какие же могут быть реальные последствия от случившейся вылазки террористов? Вся история показывает, что террористы крайне редко достигают своих целей. Особенно, когда террористические акты направлены не на конкретных жертв, а поражают абсолютно случайных людей. Кратковременное создание паники в таких случаях не переходит в долгосрочные политические последствия.

Убийство Столыпина – едва ли не единственное исключение, когда ликвидацией государственного деятеля такого масштаба, удалось всерьез повлиять на судьбу целой империи. Перед тем целая волна террористических актов в 1905-1907 захлестнувших Россию, закончилась, в общем-то, безрезультатно. Можно вспомнить вспышку терактов в Иране летом 1981 во время острого политического кризиса. Тогда были убиты и президент, и премьер-министр, и глава Верховного суда, несколько министров и несколько десятков депутатов, тяжело ранен нынешний верховный лидер страны - Хаменеи. Но эти потери привели только в консолидации режима и к полному разгрому оппозиции.

Если обратиться к уже упомянутым взрывам в сентябре 1999-го в Москве и Волгодонске, то они парадоксальным образом только укрепили власть и мотивировали население поддерживать ее военные усилия в Чечне. Паника не переросла в пораженчество - наоборот, требование уничтожить гнездо терроризма на Северном Кавказе стало не просто общим местом, но и одним из лозунгов под которым прошла крайне удачная избирательная кампания «Единства». А через полгода Владимир Путин, еще вчера никому совершенно неизвестный, был избран президентом России уже в первом туре.

Чтобы теракт попал в центр общественного внимания на длительное время и мог так или иначе использоваться в политике, необходимы, во-первых, долгосрочные последствия, во-вторых, создание соответствующего фона в СМИ.

Взрыв в петербургском метро пока является (и, хотелось бы надеяться, таковым и останется) изолированной диверсией. Даже если суммировать к нему расстрел «ваххабитами» сотрудников ГИБДД в Астрахани, он не создает впечатления серьезной террористической угрозы. Специфика массового восприятия СМИ такова, что если событие не повторяется и не представляет собой системного явления, оно быстро вытесняется на периферию общественного сознания и внимания масс-медиа.

Население России убеждено, что в целом оно защищено от террористической угрозы, и единичные ее проявления, которые, видимо, в ближайшей перспективе, увы, будут повторяться, не меняют картины мира в целом. Кроме того, нужно учитывать специфику РФ – уровень терпимости в стране куда выше, чем в Европе, например. Испытавшая тяжелейшие потрясения (Буденновск, Кизляр, Норд-Ост, Беслан) в 90-е - начале 2000-х в связи с чеченскими войнами, Россия с большим фатализмом и с меньшей требовательностью к власти относится к терактам. Взрыв авиалайнера над Синаем в 2015 не привел к давлению на власть с целью отменить военную операцию в Сирии. А сейчас даже нет четких требований, которые бы террористы могли бы ставить перед руководством РФ. Люди не считают, что если они выйдут на улицы с требованиями отставки властей или конкретных силовиков, ситуация с безопасностью улучшится. Россияне готовы терпеть, если они верят, что Кремль заботится о них, и что данный теракт, скорее, исключение. Пока – судя по данным соцопросов, они доверяют президенту и возглавляемой им вертикали власти, в том числе силовикам.

Со своей стороны Кремль, благодаря грамотно выстроенной пиар-политике, создает у них именно такое ощущение. Федеральные телеканалы подают информацию так, что у людей не остается впечатления, что от них что-то скрывают и пытаются обмануть. Возложение Владимиром Путиным цветов у станции метрополитена было показано в прямом эфире как спонтанное неожиданное действие, при минимуме охраны, когда телевизионщикам не мешали вести уже начатую трансляцию. С другой стороны, не допускается перехвата медийной повестки дня оппозицией или теми экспертами, которые могли бы жестко критиковать предпринимаемые меры безопасности.

Исходя из вышеперечисленного, маловероятно, чтобы террористическая опасность вошла в повестку дня как президентской кампании 2018-го года, так и занимала центральное место в общественных дискуссиях 2017-го. Власти невыгодно концентрировать внимание на этом, поскольку данная тема может звучать как свидетельство ее неуспеха на этом поприще. Если в 1999-2000 гг. или в 2004 г. борьба с террором объединяла население, и оно с пониманием относилось к ограничению тех или иных свобод, то сегодня в качестве мобилизационной темы она уже не заиграет. Оппозиция также не сможет ею воспользоваться в ввиду вышеотмеченной неспособности долго концентрировать эмоции на страхах.

Максим Артемьев – политолог, кандидат психологических наук

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net