Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

26.04.2017 | Игорь Бунин, Татьяна Становая

Франция перед вторым туром: попытка прогноза

Марин Ле Пен, МакронИтоги первого тура при условии отсутствия форс-мажорных обстоятельств ведут к тому, что второй тур выглядит техническим. Все ключевые социологические центры Франции прогнозируют уверенную победу Эммануэля Макрона с результатом выше 60% (62-66%), в то время как Марин Ле Пен может получить от 33% (Harrys, 18-20 апреля) до 40% (Ifop, 24 апреля).

Однако уже через сутки после первого тура компания Ifop давала Макрону 60% и Марине Ле Пен – 40%, что пока является ее самым высоким прогнозом за все время исследований (в гипотезе Макрон-Марин-Ле Пен). Ipsos-Sopra Steria прогнозирует 62% против 38%, а OpinionWay – 61% против 39%. Общий тренд всех опросов через сутки после голосования – некоторое снижение Макрона и едва заметный рост Марин Ле Пен. На сегодня пока трудно говорить, какова будет динамика.

После некоторого сближения рейтингов (что, возможно, вызвано поствыборным психологическим опустошением), можно ожидать, что уровень поддержки Макрона снова приподнимется: прежде всего за счет более отчетливого формирования «республиканского фронта», консолидации ключевых политических игроков вокруг лидера «В путь!». Но если в 2002 году такая консолидация была однозначной и бескомпромиссной, в этот раз ситуация сложнее и некоторые правые уже начали призывать голосовать за Марин Ле Пен. Так, бывший министр правительства Саркози Кристин Бутен заявила, что «Макрон – это невозможно. Он – воплощение всего, что я не терплю: либеральный либертаризм, глобализация, деньги, банки», - заявила она в интервью Фигаро.

Предварительное распределение голосов тех, кто поддержал проигравших кандидатов, показывает сложность для Макрона соблазнить именно правого избирателя. По данным CEVIPOF, проведшем исследованием вместе с Ipsos, только 42% избирателей Фийона готовы отдать свой голос лидеру движения «В путь!», 31% не исключают голосования за Марин Ле Пен. Разочарование в Фийоне также принесли удивительные 5% Николя Дюпон-Эньян, относившегося к числу «малых кандидатов» (политкорректный термин во Франции для маргиналов). Практически все опросы прогнозировали получение им не более 3-4%. Его электорат может разделиться в пропорции 34% против 46% за Макрона и Марин Ле Пен соответственно.

Перед вторым туром против Макрона может сыграть эрозия нового идеологического раскола: прогрессисты против антиглобалистов (вместо традиционного правые против левых). Уже сейчас основная критика в адрес Макрона связана с тем, что он близок «мировому истеблишменту», традиционным элитам. Будучи при этом кандидатом внесистемных сил, его «заталкивают» на системное поле, называя вторым изданием, искусственной копией Олланда. Игра на «системность» Макрона может снизить его электоральный потенциал, а избиратели, разочарованные в традиционных партиях, предпочтут Марин Ле Пен.

Тут также важно отметить и усиление влияния фактора политической географии: СМИ и эксперты заговорили о расколе между двумя Франциями – городской, прогрессивной, открытой, с одной стороны, и провинциальной, евроскептичной, с другой. Есть и другой географический раскол – между преуспевающей западной частью Франции (скорее западные и юго-западные регионы) и восточной (северо и юго-восток). Первая – процветающая, мирная, позитивно реагирующая на проект Макрона, вторая – индустриальная, более криминализированная, в большей степени страдающая от миграционного кризиса Европы. Оформление такого раскола легитимирует Марин Ле Пен и «Национальный фронт», снижая силу консолидации «республиканского фронта».

Против Макрона также может сыграть и фактор гарантированности его победы: из-за уверенности в его успехе может возрасти абсентеизм среди его сторонников, ему обязательно надо поддерживать напряженность ситуации.

В то же время среди левых у Макрона гораздо больше электоральных возможностей: это 51% избиратели Меланшона (хотя сам он так и не обозначил своей позиции по второму туру), 72% Бенуа Амона. Полевение электората Макрона, а также публичная поддержка крайне непопулярного Франсуа Олланда, сделает привлекательность Макрона для правых более низкой.

Президентская кампания при этом одновременно перетекает в парламентские выборы, где главное испытание для Макрона – получить как можно больше голосов без наличия системной политической партии. Сам Макрон признаётся, что «самые большие трудности – впереди». Переход к четырехблоковой системе- центристы Макрона, правые-республиканцы, крайне правые Марин Ле Пен и леваки («гошисты») Меланшщона с примерно равной избирательной базой, но с принципиально противоположными идеологическими установками - резко затруднят задачу формирования парламентского большинства.

Ситуацию может спасти только то обстоятельство, что голосование на парламентских выборах будет носить более традиционный характер: тут может вернуться классическое разделение левые и правые, а фактор новизны Макрона – снизиться (восприятие движения «В путь!» гораздо более расплывчатое, чем отношение персонально к Макрону). «Республиканцы» при этом рассчитывают на реванш, считая, что провал на президентских выборах – персональная вина Франсуа Фийона. Отчасти это верно – еще в ноябре после победы на праймериз правых, по прогнозам, он убедительно выигрывал и всю гонку. А провал связан, прежде всего, с разочарованием французского избирателя в личности Фийона, не сумевшего убедительно отбиться от обвинений в злоупотреблениях.

В то же время ситуация исключительна для традиционных партий правых и социалистов, чьи кандидаты не вышли во второй тур. Мобилизовать их электорат будет весьма сложно, а значит, как считают в штабе Макрона, основная дуэль развернется между представителями движения «В путь!» и «Национального фронта». В таком случае должно вновь сработать правило «республиканской дисциплины», что повысит шансы «макронистов». По подсчетам французских социологов, НФ выйдет во второй тур примерно в 280 округах и, возможно, выиграют 50 из них.

Макрон отказался идти на аппаратные соглашения с другими партиями, за исключением MoDem Франсуа Байру, с которым он договорился во время избирательной кампании. Он собирается предоставить примерно в половине округов инвеституру новым людям, вышедшим из гражданского общества. В остальных округах он собирается выдвинуть действующих депутатов от разных партий. Около 30 депутатов соцпартии уже дали согласие на выдвижение от движения «В путь!». Но депутаты Республиканской партии и центристской UDI пока не откликнулись на призыв Макрона. Их лидеры надеются создать правоцентристский парламентский блок и заставить Макрона пойти на «сосуществование». Их возглавит, скорее всего, Николя Саркози и таким способом попытается вернуться в «большую политику». Что касается ФСП, то их цели намного скромнее: не допустить повторения катастрофы 1993 года, когда партия получила лишь 57 мест в парламенте.

По мнению французских экспертов, левые, расколотые между разными идеологическими течениями (социалисты, коммунисты, меланшоновцы, экологи), не смогут получить больше 90-100 мест. В любом случае среди левых депутатов, видимо, произойдёт раскол, правые социалисты во главе с бывшим премьер-министром Манюэлем Вальсом будут ориентироваться на Макрона, левые - на Ж-Л. Меланшона.

Французские социологи предсказывают республиканцам не более 100 мест, центристам, союзникам РП, вообще не более половины мест из тех 27, которые есть у них сейчас. Если говорить о прецедентах, то всегда избиратели давали президенту некую «премию» за счёт падения явки сторонников проигравших в первом туре кандидатов. Это давало возможность сформировать парламентское большинство (в 2002 году правые имели 394 места, в 2007-343, в 2012 году левые добились 349 мест). Таким образом, у Макрона есть шанс добиться большинства, выиграв дуэли с кандидатами НФ. Принцип обновления может сработать против «нотаблей».

Игорь Бунин – президент Центра политических технологий

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий, представитель ЦПТ во Франции

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Центр политических технологий провел третье исследование эффективности работы депутатов Госдумы в российских регионах. В рамках этого исследования нами была изучена работа депутатов в период с июля по сентябрь 2017 г. Акцент в исследовании, как и прежде, сделан на работе депутатов в регионах или на той деятельности депутатов в центре, которая приносит пользу регионам.

Когда Алексей Дюмин в начале прошлого года стал и.о. губернатора Тульской области, его сразу же стали воспринимать в публичном пространстве как возможного преемника Владимира Путина. С тех пор прошло почти два года, но слухов по этому поводу не становится меньше. Хотя вопрос о преемничестве выглядит непростым – представляется, что спешить с оценками не стоит.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net