Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

26.04.2017 | Евгений Ляпин

Сербия: остановят ли массовые протесты «эрдоганизацию» страны?

СербияСербская политическая система переживает серьезный кризис. Вечер триумфа Александра Вучича, набравшего более 55% голосов на президентских выборах, стал и первым вечером волны протестов. С того времени прошло уже три недели, но демонстрации с требованиями начать очищение власти, не прекращаются. В них принимают участие тысячи сербов практически во всех крупных городах страны.

В выходные дни численность манифестантов поднимается до 60 тыс. – заметная цифра для республики с 7-миллионным населением. Основная движущая сила протестов – учащаяся молодежь. Но очевидцы отмечают, что к ним все больше присоединяются люди старшего возраста и даже члены профсоюзов силовых органов.

Демонстрации и протестные шествия стали своеобразным ответом наиболее активной части сербского общества на избирательную кампанию Вучича. Почти все ведущие медиа страны были мобилизованы на поддержку действующего премьер-министра. Последний получил в два раза больше эфирного времени на ТВ, чем остальные десять кандидатов вместе взятые. Агитация в пользу Вучича не останавливалась даже в «день тишины» накануне самих выборов. По словам социолога Дьокицы Йовановича, это обстоятельство сделало всю кампанию фактически нелегитимной.

Кроме того, острой критике подвергается ситуация с избирательными списками. Согласно данным, которые приводит издание «Блиц», количество избирателей на 800 тыс. превышает количество совершеннолетних граждан Сербии. «Простор для манипуляции с почти миллионом голосов огромен», - подтверждает член Государственной избирательной комиссии Владимир Гайич. В то же время, за рубежом смогли проголосовать лишь 11 тыс. сербов. Для сравнения, в одной только Германии сербская диаспора насчитывает около полумиллиона человек. В прошлом году страну покинули порядка 40 тыс. граждан. Естественно, такое соотношение цифр вызывает серьезные подозрения в обществе.

Среди протестующих распространено мнение, что имела место и прямая фальсификация, обеспечившая Вучичу победу в первом туре. Действительно, для премьера было принципиально важно набрать сразу более 50% голосов. В противном случае все оппозиционные силы получили бы естественный стимул к объединению вокруг одного кандидата, и тогда его успех (в котором, впрочем, никто не сомневался) выглядел бы куда менее эффектным. Чтобы опровергнуть данные подозрения Госизбирком провел публичный пересчет бюллетеней с двух участков, расположенных в г.Нови-Пазар. Занявший второе место на выборах Саша Янкович заявил, что на них был зафиксирован вброс. Однако официально удалось выявить лишь четыре недействительных бюллетеня. Противники Вучича, сочли эту процедуру еще одним трюком. В социальных сетях отмечалось, что бланки для голосования выглядели так, словно бы их отпечатали специально для телекамер – у них нет тех помятостей, которые непременно должны были возникнуть в результате сворачивания, перекладывания и транспортировки.

С учетом этого неудивительно, что именно руководство национального телевидения (канал RTS) и Государственной избирательной комиссии вызывает наибольшее отторжение у манифестантов, которые уже в первые дни протестов начали требовать их отставки. Еще одной одиозной фигурой является председатель Скупщины Майя Гойкович. По отзывам оппозиционных депутатов, она, вместо того, чтобы выполнять функцию парламентского модератора, соблюдающего политический нейтралитет, действует исключительно в интересах правящей Сербской Прогрессивной партии (СПП). Также Гойкович приняла решение приостановить работу Скупщины в период избирательной кампании, что сделало невозможной любую критику в адрес премьер-министра с парламентской трибуны.

Тема сербского уличного протеста не исчерпывается сугубо электоральными вопросами. Куда больше демонстрантов беспокоит перспектива «эрдоганизации». Вучич не просто «украл выборы», он выстраивает автократический режим, - уверены его оппоненты. Действительно, победа на выборах принесла премьер-министру президентский пост и устранила альтернативный «центр силы» - Томислава Николича. Возглавляемая им партия является старшим партнером правящей парламентской коалиции. Суды также во многом зависимы от Вучича и его окружения. О влиянии на СМИ уже говорилось выше. Таким образом, на сегодняшний день под контролем «самого проевропейского политика Сербии» полностью или частично оказались все ветви власти, включая «четвертую».

В этих условиях возможно полное перераспределение политического веса в связке «премьер-президент». Вопреки конституционному статусу глава правительства может превратиться в техническую фигуру, простого проводника президентских инициатив и указаний. «Вучич получит властные полномочия, которых в Сербии не имел никто со времен Слободана Милошевича», - резюмирует Драгослав Дедович, глава сербской редакции Deutsche Welle. «Если кабинету министров будет сопутствовать успех, то очки пойдут в пользу Вучича. Если нет - президент дистанцируется от правительства и даже станет его непримиримым критиком. Ему теперь не надо самому марать руки - это будут делать за него другие, которых он будет хвалить или наказывать в зависимости от результатов их деятельности», - продолжает эксперт.

По отношению к манифестантам новоизбранный президент демонстрирует благодушно-пренебрежительное отношение. При этом он не устает подчеркивать масштаб своей поддержки среди сербских избирателей и одновременно приверженность демократическим принципам. «Столь убедительная победа, как 40-процентный перевес над вторым местом, обязывает меня заботиться и о меньшинстве» - передает издание «Danas» слова Вучича на пресс-конференции в штаб-квартире СПП. Еще один акцент в выступлениях сербского лидера – малочисленность протестующих, а также их противопоставление «воле большинства граждан», что делает уличные акции похожими на «театр абсурда». «В Белграде вышли 4700 человек. Это демократический процесс. Никто не вмешивался, мы им разрешили протестовать. Это настоящий признак демократии - когда у вас есть право на любой протест без помех и вмешательства» - заверил Вучич репортеров американского портала Politico. Вместе с тем, его окружение и проправительственные СМИ не выбирают выражений. Происходит откровенное шельмование протестующих как маргиналов, бездельников и алкоголиков, действующих по указке «внешних сил» и «проигравших оппозиционных политиков». Депутат от СПП Владимир Джуканович отзывается об участниках и организаторах демонстраций, как о «худших неолиберальных кругах» и разрушителях традиционных ценностях, «идущих рядом с гей-активистами».

Один из главных вопросов в сербском информационном пространстве – кто стоит за организацией протестного движения? При объяснении происходящего спикеры правящей партии раз за разом обращаются к неизменному жупелу восточноевропейского политикума – Фонду Сороса. Американский миллиардер якобы выделил 10 млн. долларов на дестабилизацию ситуации в стране. Еще одни виновники протестов, по версии Вучича и его сторонников – оппозиционные политики и партии, прежде всего, Демократическая партия. В самом деле, большинство политических оппонентов избранного президента в той или иной степени выразили поддержку протестующим. Однако сами участники митингов указывают на антисистемный и внепартийный характер движения. Существующая парламентская оппозиция явно не пользуется их доверием. «Если бы «оппозиционеры» могли представлять наши интересы, мы бы сейчас не были на улицах», - говорится в Facebook-группе «Protiv diktature», через которую координируются протесты.

Хотя у подобной позиции есть свои репутационные плюсы, она создает значительные трудности в деле формализации требований и установок. По большому счету, у протестующих есть сильная эмоция, но нет программы. И здесь трудно не согласиться с Вучичем, сказавшем в том же интервью Politico: «Если вы начнете вникать в их претензии ко мне, то вскоре поймете, что преобладает личная неприязнь. Конкретных требований из сферы экономики и т.д. они не предъявляют». Неприятие фигуры нового президента – центральный момент во всем уличном движении. Правда, со временем у его участников все же сформировался более-менее устойчивый список требований. Помимо отставки лиц, ответственных за предвыборные манипуляции, в него входят приведение в порядок избирательных списков, децентрализация властных полномочий, устранение партийного влияния на СМИ, суды и госкомпании, повышение жизненных стандартов, а также проведение новых выборов. Выработка более детальной программы тормозится отсутствием единой идеологической направленности. Митинги объединяли людей самых разных взглядов – либералов, леваков, анархистов, сторонников и противников вступления в ЕС и НАТО, тех, кто считает Вучича недостаточно прозападным и тех, кто считает его чересчур прозападным. В какой-то момент на первые роли попытались выйти праворадикальные группировки, но их быстро вытеснили.

Важно отметить, что у протестов отсутствует какая-либо внешнеполитическая повестка дня. Они проходят вне традиционной сербской парадигмы «ценностного выбора» между Россией и Западом. Риторика официальных представителей российской стороны в адрес демонстрантов по враждебности даже превосходит заявления представителей СПП. Заместитель председателя Государственной Думы Сергей Железняк прямо обозначил позицию Москвы по отношению к происходящему: «Протесты в Сербии - это управляемая провокация. Это стандартный сценарий цветных революций, чтобы ослабить легитимно избранное правительство и дестабилизировать страну». Аналитики трактуют эти слова как недвусмысленный сигнал пророссийским политическим силам, что им следует воздержаться от поддержки демонстрантов.

Для европейской дипломатии протесты – серьезный вызов, ставящий ее в весьма непростое положение. Руководство ЕС горячо приветствовало победу Вучича и создало ему реноме «настоящего европейца». Многочисленные акции протеста и свидетельства брутального вмешательства в ход предвыборной кампании со стороны действующей власти способны дискредитировать всю стратегию Брюсселя в отношении Сербии. Однако на фоне новых рисков, постоянно возникающих на Западных Балканах, Евросоюз больше дорожит стабильностью Сербии, чем ее социально-политическим прогрессом и потому воздерживается от критики Вучича. Многие наблюдатели считают такой подход вопиющим лицемерием. «Это говорит нам о том, что ЕС не очень-то заботят его любимые демократические ценности, права человека и свобода прессы, покуда правительства готовы следовать его экономической политике без лишних вопросов», - не скрывает своего разочарования философ и соредактор журнала «MILICA» Андреа Йованович.

Уже сейчас сербские политические эксперты пытаются осмыслить, какие изменения в жизнь страны принесет протестное движение. Никто не сомневается, что в отсутствие единой организационной структуры оно скоро начнет затухать. Но, тем не менее, у протестов есть большой потенциал как средства оздоровления деградировавшей политической системы страны и появления в ней новых сил, способных привлечь разочарованную сегодня, но достаточно пассионарную часть гражданского общества. «Протест и плохие результаты на выборах должны побудить оппозицию начать изменения», - надеется лидер Либерально-демократической партии Чедомир Йованович

Андреа Йованович уверен, что нынешней активности не было бы без выступлений 2016 года - так называемого «Белграда на воде», когда тысячи жителей столицы выступили против строительства офисного квартала на месте снесенных торговых построек. И соответственно, наблюдаемые сегодня протесты также могут стать заделом для большого гражданского движения в будущем. «Путь к переменам будет долгим и трудным», - напоминает философ.

Евгений Ляпин – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net