Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

02.05.2017 | Игорь Бунин, Татьяна Становая

Накануне решающей битвы: Эммануэль Макрон против Марин Ле Пен

Марин Ле Пен, Макрон7 мая во Франции пройдет второй тур президентских выборов и кампании обеих кандидатов похожи на ожесточённую и бескомпромиссную схватку, на кону которой судьба не только Франции, но и всей Европы.

Кампания Марин Ле Пен

Марин Ле Пен вышла во второй тур, побив все прежние рекорды Национального фронта. Она набрала 21,4% голосов, тогда как ее отец получил лишь 16,9% в 2002 году, а сама Марин Ле Пен набрала в 2012 году всего 17,9%. За нее проголосовало 7,6 миллионов избирателей, тогда как на самых успешных региональных выборах 2015 года – лишь 6,8 миллионов. НФ опередил и Соцпартию, и Республиканскую партию. К своему новому статусу Марин Ле Пен шла на протяжении последних лет, превратив «Национальный фронт» из партии протеста в силу с самым прочным электоральным ядром (почти 80% тех, кто поддерживает «НФ», являются убежденными сторонниками идей партии). Но она не достигла того успеха, на который рассчитывала и который прогнозировали опросы – опередить всех в первом туре и стать первой партией Франции. С результатом 23,9% Макрон был впереди.

Этот относительный провал был вызван как объективными, так и субъективными причинами. Во-первых, французы не верят в способность НФ управлять страной и предполагают, что его лидерам не хватает ни опыта, ни компетенции. Во-вторых, у НФ нет союзников и он всегда был внесистемной силой, тогда как во французской избирательной системе невозможно добиться успеха без полноценных союзников. И, самое главное, сохраняющий свою силу, хотя и весьма ослабленный принцип «республиканской дисциплины», предполагающей, что во втором туре избиратели голосуют против крайне правых кандидатов.

К этим объективным обстоятельствам добавились постоянные колебания в стратегической линии избирательной кампании. Марин Ле Пен начинала ее вести под лозунгом «Умиротворенная Франция», она ее продолжала с антиисламскими и антииммигрантскими лозунгами, с упором на идеологию «независимой Франции», предполагающей выход из ЕС и возвращение к франку. Став по итогам первого тура неформальным лидером «безнадежной Франции» (по данным Ipsos и BVA, за Марин Ле Пен проголосовали по большей части неблагополучные французы, едва сводящие концы с концами, лишенные перспектив карьерного роста и утратившие надежду на улучшение своей жизни), лидер «Национального фронта» перед вторым туром начала срочно корректировать свой образ, пытаясь сделать его более сбалансированным и «президентским».

Ей пришлось добавить к своей жесткой риторике изрядную долю оптимизма, говоря больше о любви, надежде и будущем. Наблюдается заметная попытка гуманизировать свой образ. Будучи в Ницце, она обратилась[i] к «соотечественникам», подчеркивая, что для нее важен каждый, вне зависимости от сексуальной ориентации или цвета кожи. «Все, что меня волнует – это Вы, это Ваше счастье». Снизить страх перед «Национальный фронтом», показать, что страна не превратится в Северную Корею после прихода Марин Ле Пен – одна из главных ее задач. «У нас есть 10 дней на то, чтобы показать, что за женщиной-правителем скрывается женщина сердца», - отмечал заместитель генсека «Национального фронта» Жан-Лин Лакапель.

Фактически Марин Ле Пен продолжает свою стратегическую линию на «де-демонизацию» НФ, выработанную после ее прихода к власти в 2012 году, призванную изменить образ партии, которую обвиняли в расизме, антисемитизме, гомофобии, сексизме.

Значительную часть своего времени Марин Ле Пен тратит на острую критику своего противника Макрона. «Второй тур приближается и глянец трескается», - говорила о своем противнике Марин Ле Пен на митинге своих сторонников в Ницце, где позиции «Национального фронта» особенно сильны. Макрону досталось за произнесение речей на английском, за его скандальную реплику о колонизации как преступлении против человечности, фальшивый патриотизм и нарциссизм. «Господин Макрон – это наша полная противоположность. Его проект – это проект глобалистский, олигархический, проиммиграционный, индивидуалистский, ультра-европейский», - говорила Марин Ле Пен в Ницце. А спустя несколько дней, в ходе первомайского выступления она назвала Макрона ставленником мировой финансовой закулисы.

«За или против Франции» - отвечала Марин Ле Пен тем, кто представляет второй тур голосованием «за» или «против» Марин Ле Пен. Лидер «Национального фронта», рассчитывая консолидировать голоса противников евроинтеграции, первоначально апеллировала к поддержке всех тех, кто в 2005 году проголосовал против вступления в силу европейской Конституции (тогда таковых оказалось 55%). Но тема евроинтеграции стала ловушкой для НФ: большинство французов (до 70%) не хотело бы развала ЕС и, тем более, замены евро на франк. И в последние дни перед вторым туром начались непонятные судорожные высказывания лидеров НФ. Марин Ле Пен продолжала утверждать, что «евро мертв». Но Флориан Филиппо, вице-президент НФ и автор идеологии «суверенизации» Франции, вдруг заявил, что «многое можно изменить, не отказываясь от евро». Луи Алио, другой вице-президент НФ, утверждал: что главное «добиться переориентации ЕС». Вся эта какофония означает, что партия отказывается от создания национальной валюты в качестве приоритетной задачи, чтобы не пугать электорат Республиканской партии, ориентированный на Европу.

Лидеры НФ запутались, выбирая свою адресную аудиторию: отказ от радикального антиевропеизма должен, с их точки зрения, привлечь правых избирателей, но явно оттолкнет леворадикальный электорат. Между тем, одна из ставок - избиратель Жан-Люка Меланшона, ставшего единственным участником президентских выборов, отказавшихся после первого тура от вступления в «антилепеновский» фронт. Несмотря на то, что по всем опросам общественного мнения, те, кто поддержали его 23 апреля, в своем большинстве (около 41-50%) склонны проголосовать за Макрона, интерес лидера «Национального фронта» к электорату «Непокоренной Франции» объясняется новым идеологическим расколом, образовавшимся в рамках нынешней президентской гонки. Избиратель Меланшона, как и избиратель Марин Ле Пен, – антисистемный, это избиратель условной партии «дегажистов», требующих радикального обновления элиты и пересмотра системы распределения благ в пользу бедных. Показательно, что почти треть проголосовавших за лидера «Непокоренной Франции» - безработные. Меланшон со своими идеями выхода из ЕС и НАТО, антилиберализма и антиглобилизма, а также радикального популизма (изъятие всех доходов выше 400 тыс. евро в год), в новой идеологической системе координат оказался ближе к праворадикалам, чем к умеренным социалистам, изначально представляющих, казалось бы, единую с ним политическую семью.

28 апреля Жан-Люк Меланшон после пяти дней сильнейшего давления (из-за нежелания высказаться против Марин Ле Пен), призвал сделать все возможное, чтобы «Национальный фронт» не победил. В интервью TF1 он предостерег своих избирателей от «ужасной ошибки» голосования за Марин Ле Пен, но при этом упрекнул и Макрона за отказ проявить гибкость. «Вместо того, чтобы меня оскорблять, выкручивать руки моим друзьям и издеваться над ними, почему бы не сделать жест доброй воли? Марин Ле Пен по крайней мере пытается выстроить диалог с «непокорными», - жаловался[ii] Меланшон, так и не дождавшийся знаков внимания со стороны движения «В пути». Правда, и требовал от Макрона он невозможного – отказа от реформы труда, что является одним из ключевых пунктов в программе фаворита президентской гонки.

Сдвиг вправо – это также и заслуга Филиппа Оливье – сводного брата Марин Ле Пен, до осени 2016 года активно участвовавшего в кампаниях движения «Вставай, Франция», но ставшего затем одним из ключевых фигур НФ. Именно Филипп Оливье отстаивает линию на более активную апелляцию к правому избирателю, а также смягчение таких радикальных предложений как выход из ЕС (Марин Ле Пен перед первым туром говорила, что это решение может быть принято только после референдума, что делает его сомнительным). Марин Ле Пен, тем временем, пытается развивать экспансию не только в лево, но и в право, образовав коалицию с Николя Дюпон-Эньяном, чей результат оказался главным сюрпризом первого тура. Получив почти 5% (вместо 3-4% по опросам), он аккумулировал голоса разочарованных правых, так и не решившихся проголосовать за Франсуа Фийона. По данным BVA, 46% избирателей Дюпон-Эньяна, позиционировавшего себя как голлиста, склоняются к поддержке Марин Ле Пен во втором туре и лишь 19% - Макрона. Объявив 28 апреля о заключении соглашения с Марин Ле Пен, Дюпон-Эньян пообещал провести для нее победную кампанию, за что тому уже обещан пост премьер-министра. Решение Дюпон-Эньяна стало настоящим шоком[iii] для правых, назвавших этот шаг предательством и позором.

Активизирует Марин Ле Пен и свою риторику в адрес мелких предпринимателей, ремесленников, многие из которых, проживая в небольших городах, на протяжении 2016 года дрейфовали в сторону «Национального фронта». Апеллируя к ним, Марин Ле Пен поднимает[iv] вопросы «французской идентичности», ценностей, настоящей Франции, лицами которой являются малые производители дорогой и высококачественной продукции: фермеры, мясники, кондитеры, задыхающиеся от административного и налогового бремени. Одной из важных тем нынешней кампании во Франции стала судьба именно таких малых производителей, составляющих гордость Франции, но исчезающих в силу опустошения малых городов и посёлков, вынужденных мигрировать в крупные города. Отсутствие торговых лавок, вытесняемых супермаркетами, уютных локальных ресторанчиков, банковских и особенно почтовых отделений - снижает качество жизни и формирует в малых городах чувство брошенности, опустошения, и играет в пользу «Национального фронта», говорил[v] Жером Фуке, социолог из IFOP в программе France5 26 апреля, ссылаясь на исследования[vi]. Он отмечает и схожесть риторики между традиционными силами во Франции и риторикой Хилари Клинтон на президентских выборах в США: в отношении потенциального электората Трампа она использовала слово «жалкие», подтверждая все страхи избирателей, утративших чувство защищенности. «Закрытые ставни мясной лавки и кондитерской в малом провинциальном городе – каждый день перед глазами жителей глубинки», - говорил Жером Фуке, но именно им Марин Ле Пен обещает возрождение.

Вопрос о том, двигаться ли вправо, к более респектабельному и благополучному избирателю юга, для которого в центре внимания вопросы французской идентичности и миграционная политика, или делать ставку на «безнадёжную Францию», индустриальную, нищую, охваченную страхом – это еще и вопрос о судьбе «Национального фронта», о внутрипартийном размежевании которого эксперты заговорили в 2013 году. Марин Ле Пен в большей степени ориентирована на северные регионы, для которых левая риторика приоритетна. На юге быстро укрепляет свои позиции 27-летняя племянница Марион Марешаль Ле Пен, которую с детства хорошо знает Филипп Оливье. Возможно, именно нежелание давать фору своим идеологическим конкурентам в недрах «Национального фронта» также объясняется и более активно заигрывание Марин Ле Пен именно с избирателем Меланшона, чем избирателем Фийона. Но ноги у НФ явно разъезжаются, а выступления ее лидеров противоречат друг другу.

Кампания Эммануэля Макрона

Эммануэль Макрон, тем временем, пытается расширить свой «центр» за счет сдвига вправо, активизируя усилия с целью завоевания симпатий не только социал-демократов (показательно, что 1 мая на его крупнейшей акции присутствовала Сиголен Руаяль, бывший министр экологии при Франсуа Олланде), но и социал-голлистов. Утратив темп кампании в первые два дня после первого тура, ему пришлось быстро наверстывать упущенное. Его главное преимущество первого тура – внеидеологичность – становится его проблемой второго тура: только 27% (sondage BVA, 20 vague) из тех, кто намерен проголосовать за Макрона, делают это исходя из поддержки содержания его программы против 58% сторонников Марин Ле Пен. 30% из тех, кто намерен поддержать Макрона, выбирают его как «меньшее их двух зол», 31% таким голосованием ставят блок на пути избрания Марин Ле Пен. Мотивация поддержки Макрона остается скорее «от противного».

Перекроенное политическое поле Франции по итогам первого тура приводит к парадоксам: поддерживаемый по большей части левым избирателем, Макрон вынужден протягивать руку умеренным правым. 30 апреля, предварительно показавшись на публике вместе с бывшим премьер-министром Жака Ширака и приближенным Алана Жюппе Жан-Пьерром Раффареном (оказавшем ему однозначные знаки поддержки), Макрон прибыл в Шательро (Châtellerault) — небольшой город во французском департаменте Вьенна, один из немногих провинциальных городков, где Макрону удалось обогнать Марин Ле Пен. Зайдя фактически на электоральную поляну Марин Ле Пен, Макрон призвал не верить в противопоставление «Франции городов» и «Франции полей», обещал селу инвестиции на 5 млрд. евро, а также добиться пересмотра пункт за пунктом «общей сельскохозяйственной политики» - единого плана регулирования АПК, принятого в ЕС и угрожающего интересам французских фермеров.

Макрон ведет кампанию под лозунгом «Вместе», пытаясь сделать невозможное - мобилизовать вокруг себя и левых, и правых, апеллируя одновременно к творческой интеллигенции, прогрессистам, ученым, противопоставляя свой проект будущего проекту Марин Ле Пен – «это Фракция реакционная, националистическая. Упадок, закрытость. Выход Франции из Европа, из мира, из истории», - говорил Макрон на митинге сторонников 1 мая.

Решился Макрон и на крайне рискованный шаг, попытавшись напрямую выстроить диалог с рабочими, в значительной части голосующими за представителя «Национального фронта». Не самой удачной оказалась его поездка 26 апреля на завод Whirpool, бастующий против своего закрытия и переноса производства в Польшу – прямой результат глобализации. Обеспокоенные рабочие, которых сначала посетила Марин Ле Пен, а затем Макрон, не могли отделаться от чувства, что стали заложниками[vii] в большой политической игре. А Макрону пришлось выслушивать критику, что визит слишком запоздалый, да и обещать много им не мог, предпочтя говорить горькую правду популизму, в котором сразу же обвинил свою соперницу. Тем не менее, лидер движения «В пути» не оставляет попытки стать ближе к народу, уделяя внимание развитию футбольных полей, школ в отдельных поселениях, вспоминая про французских рыболовов, которым обещана более справедливая политика регулирования со стороны ЕС (что также подчеркивает и баланс между ценностями суверенитета и европейской интегрированности).

Если Марин Ле Пен в качестве ключевых аргументов против Макрона использует тезисы о его связях с финансовой олигархией и его «системности», и его близости к левому правительству и лично к президенту Олланду, крайне непопулярному во Франции, то Макрон делает ставку на жесткой антифашисткой риторике, продолжая играть на страхах избирателя перед радикализмом «Национального фронта». Посетив[viii] Орадур-сюр-Глан – поселок, 642 жителя которого были уничтожены фашистами в июне 1944 года, Макрон заявил: «забыть – значит дать истории повториться», - сказал он, однозначно намекая на угрозу «НФ». 1 мая он посетил и мемориал[ix] на месте гибели молодого марокканца, убитого в 1995 году экстремистами из числа сторонников «Национального фронта». В этот же день Макрон отдал дань 76 тысячам евреев, депортированным из Франции во время Второй мировой войны, а также «всем жертвам экстремистов». Образ «республиканского фронта», позволившего в 2002 году Жаку Шираку беспощадно раздавить Жан-Мари Ле Пена, активно эксплуатируется Макроном сегодня: ведь почти каждый второй избиратель, отдавший за него голос в первом туре, сделал это исходя из страха перед риском избрания Марин Ле Пен.

Макрон, строящий свою кампанию перед первым туром страстно, пассионарно, во втором вынужден предлагать себя Франции как президента «по расчету»: он публично признал, что понимает – часть электората проголосует за него по логике «против Марин Ле Пен», и выразил уважение такому выбору. «Брак по расчёту» - попытка призвать к рациональному голосованию, уступающему место голосованию из страха.

1 мая Макрон заявил, что приглашает присоединиться к нему всех тех, кто не согласен с его политикой, ставя во главу угла общие ценности - свободы и демократии. «Я сегодня борюсь за то, чтобы Вы могли демократическим путем выразить свое несогласие. Моя борьба за это делает возможной и Вашу борьбу», - говорил Макрон.

«Республиканскому фронту» в 2017 году главную угрозу создал невидимый кандидат без лица «ни Макрон, ни Ле Пен», получивший поддержку огромного числа французов, многие из которых готовы защищать свои интересы и с помощью насилия. В Париже прошла акция протестов нескольких тысяч лицеистов, молодых людей даже, не имеющих пока права голоса, но громко заявивших о своем несогласии с отсутствием выбора. Протест перерос в драки с полицией, вынужденной применить силу против тех, кто стал бросать камни и зажигательные смеси в представителей органов правопорядка. Нынешние антифашистские акции по сравнению с 2002 годом оказались гораздо слабее и малочисленней. «Республиканский фронт», работавший едва ли не на автомате, стал давать сбои. К Марин Ле Пен после первого тура присоединялись правые политики, образовалась коалиция с Николя Дюпон-Эньяном, а заметная часть политического класса предпочла отмалчиваться[x], оставляя для Марин Ле Пен широкое поля для электоральной экспансии и самолегитимации.

Заключение

Исследование BVA (sondage POP 2017, vague 20) подтверждает, что явка во втором туре составит 73-78%. Лишь 60% французов, не готовые голосовать за Марин Ле Пен, считают важным мобилизоваться против «Национального фронта» 7 мая, что означает: четыре француза из 10 не видят такой необходимости. Более того, 30% всех опрошенных желали бы победы Марин Ле Пен, в то время как 17% к итогам голосования безразличны. «Республиканский фронт» лишается своей электоральной базы. Обнаруживается также, что соотношение тех, кто хочет избавиться от Марин Ле Пен (52%) и тех, кто не считает это приоритетом или и вовсе желает ее победы, равнозначно (47%).

К этому добавляется и большое разочарование избирателей Фийона, Меланшона, Амона и малых кандидатов в результатах первого тура. Для этой части электората реальный выбор сужается до «белого голосования» (французский аналог «против всех») или голосованием ногами. Мотивы тут разные: одни говорят о разрушении «республиканского фронта», другие – нежелании вкладывать в результат Макрона. «Между двух зол я выбираю никакое», - цитировала[xi] газета «Le Monde» избирателей, специально опрошенных для своего издания в преддверии второго тура. Страх перед Марин Ле Пен уступает место нежеланию дарить Макрону легитимную и легкую победу.

Второй тур выборов, уже вне зависимости от результатов, которые, скорее всего, завершатся победой Макрона, фиксирует кризис политической легитимности. По данным BVA, 71% опрошенных не удовлетворен итогами первого тура. Только 38% опрошенных желают победы Макрона при 59-62% намеренных проголосовать за него. Президентская кампания, предварившая начало беспрецедентного политического землетрясения Пятой республики, постепенно перетекает в парламентскую: именно ее результаты будет призваны подвести промежуточный итог и закрепить новую институциональную расстановку сил на французском политическом поле, создав новый партийный пейзаж Франции.

[i] http://www.lexpress.fr/actualite/politique/a-nice-le-pen-ereinte-macron-pompier-pyromane-et-tente-de-s-humaniser_1903267.html

[ii] http://www.20minutes.fr/elections/presidentielle/2059607-20170430-presidentielle-jean-luc-melenchon-met-garde-electeurs-contre-terrible-erreur-vote-fn

[iii] http://www.lexpress.fr/actualite/politique/elections/dupont-aignan-rallie-le-pen-une-immense-faute-une-honte-un-collabo_1903712.html

[iv] http://www.lepoint.fr/l-etrange-campagne-de-marine-le-pen-16-04-2017-2120129_19.php

[v] https://www.onair-alert.com/actu/555249/2017-04-26/jerome-fourquet/france-5/c-dans-l-air

[vi] http://www.ifop.com/media/pressdocument/896-1-document_file.pdf

[vii] http://www.europe1.fr/politique/apres-la-venue-de-macron-et-le-pen-les-salaries-de-whirlpool-desabuses-3312782

[viii] http://premium.lefigaro.fr/elections/presidentielles/2017/04/28/35003-20170428ARTFIG00451-macron-joue-la-carte-du-rassemblement.php

[ix] http://premium.lefigaro.fr/elections/presidentielles/2017/05/01/35003-20170501ARTFIG00053-macron-rend-hommage-a-brahim-bouarram-et-n-oubliera-rien-du-passe-du-fn.php

[x] http://www.lepoint.fr/politique/emmanuel-berretta/appel-a-voter-macron-debats-tendus-chez-les-republicains-24-04-2017-2122185_1897.php; http://premium.lefigaro.fr/elections/presidentielles/2017/04/27/35003-20170427ARTFIG00325-aubry-refuse-d-appeler-explicitement-a-voter-pour-macron.php

[xi] http://www.lemonde.fr/election-presidentielle-2017/article/2017/04/28/voter-contre-le-pen-aujourd-hui-c-est-faire-gagner-le-fn-dans-cinq-ans_5119070_4854003.html

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net