Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

05.05.2017 | Александр Ивахник

Россия-Турция: взаимное притяжение и сирийский барьер

Россия ТурцияВ отличие от встречи Владимира Путина с Ангелой Меркель 2 мая, лишь зафиксировавшей имеющиеся противоречия между Москвой и Берлином, состоявшиеся в Сочи на следующий день переговоры лидеров России и Турции оказались намного более плодотворными. Путин и Реджеп Эрдоган договорились о снятии большинства экономических барьеров. Но главный результат касается совместных действий в Сирии – Россия и Турция пришли к согласию о создании там четырех «зон деэскалации».

На пресс-конференции после трехчасовых переговоров Владимир Путин выглядел весьма довольным и заявил о завершении периода восстановления двусторонних отношений после кризиса, связанного с атакой турецких ВВС на российский бомбардировщик Су-24 над сирийско-турецкой границей в ноябре 2015 года. Отношения вернулись к норме, констатировал российский лидер. Он объявил, что решено отменить ограничительные меры в таких сферах, как торговля, строительство, текстиль, услуги, использование в России турецкой рабочей силы и т.д. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович позже сообщил журналистам, что Росавиация отзовет разосланную авиакомпаниям телеграмму с предупреждением о возможной приостановке чартерных полетов в Турцию.

Либерализация торговли касается, в частности, снятия ограничений на импорт в Турцию российского зерна (Турция является вторым после Египта крупнейшим покупателем отечественного зерна). С 15 марта Турция ввела на российскую пшеницу и кукурузу заградительные пошлины в 130%, на рис – 45%, на подсолнечное масло – 36%. В Анкаре эти действия объясняли продолжающимся запретом на импорт в Россию части аграрной продукции, в частности томатов. Россия запретила импорт самых популярных категорий овощей и фруктов из Турции с 1 января 2016 года. По итогам переговоров в Сочи было объявлено, что возобновление поставок российского зерна должно начаться в течение ближайших дней.

Единственным заметным видом сельхозпродукции, по-прежнему запрещенным к ввозу в Россию, остались злополучные помидоры, по поводу которых в Турции было больше всего шума. Путин обосновал необходимость сохранения запрета интересами российских производителей. «Наши сельхозпроизводители взяли достаточные объемы кредитов. Это довольно длительный цикл производства, связанный в наших климатических условиях со строительством тепличных сооружений и так далее. Поэтому вот по этому виду товаров ограничения пока будут оставаться», – объяснил он. Вице-премьер Аркадий Дворкович высказал мнение, что ограничения будут сохранены в течение ближайших трех-пяти лет, но будут «более гибкими».

Кроме того, из-за актуальных террористических угроз решено пока не отменять визовый режим въезда в Россию турецких граждан. Однако президент РФ пообещал либерализовать визовый режим для турецких специалистов и бизнесменов, которые часто пересекают границу. По словам президента, конкретный список фамилий будет согласовываться МИДами двух стран.

Помимо нормализации торгово-экономических отношений итоги встречи Владимира Путина и Реджепа Эрдогана в Сочи привлекли внимание выдвижением инициативы по созданию на территории Сирии так называемых «зон деэскалации». Согласие двух лидеров по этому вопросу выглядит неожиданным, поскольку в апреле Москва и Анкара все больше отдалялись во взглядах на сирийский конфликт. Турция, как и большинство западных и арабских стран, однозначно возложила вину за инцидент с химическим оружием в провинции Идлиб 4 апреля на режим Башара Асада. Анкара также сразу поддержала американский ракетный удар по авиабазе сирийских ВВС Шайрат и с удвоенной силой стала настаивать на отстранении Асада от власти в Сирии. Казалось, Турция отказывается от роли одного их трех гарантов (наряду с Россией и Ираном) астанинского процесса межсирийских переговоров по прекращению огня. Да и само соглашение о прекращении боевых действий, достигнутое в Астане в конце декабря, в последние два месяца практически перестало соблюдаться и Дамаском, и вооруженной оппозицией.

Тем не менее, в Сочи выяснилось, что Эрдоган готов присоединиться к Путину в выдвижении инициативы по созданию в Сирии «зон безопасности» или «зон деэскалации». Кстати, с подобной идей применительно к территориям, прилегающим к сирийско-турецкой границе, Эрдоган выступал уже давно, но тогда Москва была настроена решительно против. Однако сейчас и двусторонние отношения, и внутрисирийский контекст значительно изменились. На пресс-конференции после встречи Путин и Эрдоган не упоминали о противоречиях по вопросу о виновнике химической атаки в Хан-Шейхуне. Эрдоган лишь сказал о согласии по поводу того, что ответственные за это преступление должны быть наказаны.

В свою очередь, Владимир Путин заявил о единой позиции обеих сторон по поводу того, что «решить сирийский кризис можно исключительно политическими средствами», но «для того чтобы этот политический процесс развивался, нужно обеспечить прекращение огня». По его словам, Россия, Турция и Иран как страны, которые сделали больше всего для прекращения боевых действий, все время думали о том, как закрепить режим прекращения огня. «Один из способов закрепления режима прекращения огня – это создание зон безопасности или зон деэскалации», – отметил президент РФ. «Как это назвать – зоной безопасности, зоной деэскалации – не важно, важно, чтобы режим, о котором мы там договоримся, соблюдался, и важно договориться о режиме контроля над соблюдением этих договоренностей. Мы как гаранты прекращения огня – Турция, Иран, Россия – сделаем все, чтобы эти механизмы совершенствовались и были действенными», – заявил Путин. Отвечая на вопрос, не приведет ли деление страны на отдельные зоны безопасности к ее раздроблению, российский лидер подчеркнул, что «отсутствие кровопролития начнет политический процесс и в конечном итоге приведет к сохранению целостности и единого руководства в Сирии». Вместе с тем он уточнил, что создание таких зон не прекратит борьбу с организациями, признанными Совбезом ООН террористическими.

Владимир Путин сообщил, что еще до переговоров с Эрдоганом российские представители обсуждали перспективу введения «зон безопасности» с Дамаском и Тегераном и получили одобрение. Глава РФ добавил, что 3 мая по телефону обсудил идею создания в Сирии зон безопасности с президентом США Дональдом Трампом. «Насколько я понял, американская администрация поддерживает эти идеи», – отметил Путин.

Презентуя идею «зон безопасности», российский лидер не забыл упомянуть о том, что окончательное решение по этому вопросу должны принять непосредственно участники конфликта, которые собрались 3 мая в Астане, «потому что в конечном итоге только от них зависит, какова будет судьба их собственной страны». По информации «Коммерсанта», Москва надеется, что меморандум о создании зон деэскалации, подготовленный российскими экспертами, будет подписан 4 мая в Астане в ходе четвертого раунда межсирийских переговоров.

В проекте документа, оказавшегося в распоряжении издания, сказано, что гарантами соблюдения режима прекращения огня в Сирии выступают Россия, Турция и Иран, «подтверждающие свою приверженность суверенитету, независимости и территориальной целостности САР». «Зоны деэскалации» предлагается создать в провинции Идлиб, к северу от города Хомса, в восточной Гуте и на юге Сирии. Точные координаты этих зон должны быть определены странами–гарантами к 22 мая. Для этого в течение пяти дней после подписания меморандума должна быть создана рабочая группа.

По данным «Коммерсанта», предполагается, что внутри четырех «зон деэскалации» будет запрещено применение любых видов оружия, включая авиацию, гуманитарным организациям будут созданы все условия для работы, будут приняты меры по восстановлению основных объектов социальной инфраструктуры, водоснабжения и других систем жизнеобеспечения. В меморандуме выражена надежда, что организация зон деэскалации позволит возобновить работу органов власти и создать условия для возвращения беженцев.

Вдоль границ зон деэскалации предполагается создать линии разграничения «для предотвращения обстрелов между конфликтующими сторонами». Там должны появиться блокпосты для прохода мирных граждан, доставки товаров и гуманитарной помощи. Из меморандума следует, что на линиях разграничения могут быть размещены иностранные воинские контингенты. Правда, какие именно – из текста не ясно. Советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина сообщила «Коммерсанту», что рассматриваются разные варианты: речь может идти как о задействовании контингентов РФ, Турции и Ирана, так и о привлечении стран, которые не участвуют в военных операциях в Сирии.

Имеющаяся информация о будущих «зонах деэскалации» в Сирии пока крайне обрывочна и не дает представления о степени проработанности и реалистичности этой идеи. Даже пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в эфире телеканала «Россия 1» вечером 3 мая отметил, что в вопросе функционирования в Сирии зон безопасности еще «далеко не все понятно». Зато понятно, что попытки воплощения этой идеи в жизнь будут наталкиваться как на серьезные противоречия между странами–гарантами, так и на крайнюю раздробленность и разношерстность сил сирийской оппозиции и их перемешанность с формированиями исламских террористов. Тем не менее, само по себе выдвижение новой инициативы сдвигает с мертвой точки, казалось, зашедший в тупик процесс сирийского урегулирования и уже потому полезно. Видимо, многое будет зависеть от степени готовности администрации Дональда Трампа принять активное участие в дальнейшей проработке идеи зон деэскалации и ее практической поддержке.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net