Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

10.05.2017 | Олег Громов

Зоны деэскалации в Сирии: интересы и позиции сторон

Сирия, солдатыВ ночь на 6 мая вступило в силу соглашение между Ираном, Россией, Турцией, сирийскими властями и большей частью группировок умеренной оппозиции соглашение о зонах деэскалации. Оно подразумевает полное прекращение боевых действий, в том числе полетов авиации над четырьмя территориями, удерживаемыми «Свободной сирийской армией» и ее союзниками. А 8 мая Россия внесла в Совет безопасности ООН проект резолюции, легитимирующий договоренности о зонах деэскалации.

Эта инициатива носит в целом позитивный характер и «двигает» ситуацию в сторону мирного решения кризиса. И этому есть разумные обоснования. Но, вместе с тем, есть и сложности, которые будут видны при непосредственном создании этих зон.

Если брать позитивные стороны, то, во-первых, это первое закрепление границ новых сложившихся де-факто квазигосударств – «зоны Асада» и «зоны оппозиции». Подразумевается, что границы зон получат четкие очертания, будут созданы КПП и наблюдательные пункты. За соблюдением неприкосновенности этих формирований будут следить наблюдатели. Пока официально только Россия заявила о готовности отправить туда своих представителей, однако можно предположить, что свои «глаза и уши» там будут иметь также Иран и Турция, а в перспективе – и представители западной международной коалиции. Идеальным на данный момент решением вопроса была бы отправка в зоны «голубых касок» ООН, однако президент Башар Асад вряд ли обрадуется такому исходу.

Во-вторых, зоны подразумевают отмену полетов над ними, что подразумевает под собой гарантии умеренной оппозиции неприменения авиации России против них, поскольку зоны затрагивают места базирования именно умеренных сил.

В-третьих, зоны деэскалации снова воскресили веру в жизнеспособность триумвирата России, Ирана и Турции по Сирии. Их подписи под меморандумом от 4 мая в Астане (что и стало началом действия зон) означают, что страны готовы поручиться за воюющие группировки на этих участках.

Вместе с тем, есть ряд проблем, которые еще предстоит решить перед или во время рассмотрения резолюции СБ о зонах деэскалации.

Так, страны-гаранты – это, конечно, много, но еще не все стороны конфликта. Есть арабские монархии Персидского залива (Саудовская Аравия и Катар, прежде всего), а также США. Ни те, ни другие пока не поддержали меморандум 4 мая. И если США в принципе ничего не мешает к нему присоединиться при выполнении определенных условий (все же это партнер, предпочитающий искать выход из ситуации), то саудиты и катарцы могут и вовсе отказаться от рационального диалога. А от них зависит часть группировок «Свободной сирийской армии», не говоря уже о более радикальных элементах, которые остались за рамками зон деэскалации. Не удивительно, что не все оппозиционеры, приехавшие 4 мая в Астану, оказались готовы подписывать меморандум.

И все же главная проблема – это американцы, которые пока что не согласились прекращать полеты собственной авиации над зонами деэскалации. Кроме того, за скобками договоренностей в очередной раз остаются курды. Проблему будущего их автономии постоянно откладывают. И это может привести к серьезному конфликту, когда ситуации вызреет, а решения по-прежнему не будет. Ясно, что Турция не хочет никакого неподконтрольного себе курдского формирования у своих границ. Однако и сирийские курды не спешат уподобляться своим иракским собратьям и идти в союз с Анкарой, особенно учитывая обострившееся противостояние турецких военных с «Рабочей партией Курдистана», которая имеет базы на севере Сирии.

Стоит обратить внимание на то, что президент США Дональд Трамп 9 мая одобрил предоставление курдам тяжелого вооружения в виде 120-мм минометов, крупнокалиберных пулеметов и легкобронированных машин. Такой транш должен быть приурочен к чему-то. И этим чем-то может быть взятие столицы «Исламского государства» - Ракки, что очень нужно для нового главы Белого дома, чтобы продемонстрировать эффективность ближневосточной политики по сравнению с предшественником.

Кроме того, это решение в стиле Трампа – так он создает более выгодные позиции для торга с Турцией, чтобы потом вынуждать ее вести так, как нужно США в рамках «триумвирата» с Россией и Ираном.

Еще один «джокер» в этой ситуации – сам Башар Асад. Как заявил российский Генштаб, внутри зон деэскалации могут находиться около 40 тысяч боевиков. А это означает огромный потенциал продолжения успешных боевых действий против сирийской армии. Асад опасается их и, как видится, не оставляет надежд как можно сильнее сократить их присутствие в Сирии. Но после взятия Алеппо и остановки продвижения российско-сирийской коалиции, не пожелавшей наступать на основной центр сосредоточения сил оппозиции – Идлиб, шансы полностью победить своих вооруженных оппонентов растаяли. А после удара американцев по сирийской военной базе ситуация может развернуться в противоположном направлении. Однако это не исключает попыток Башара Асада создать прецеденты и подготовить провокации для срыва договоренностей, как уже не раз бывало в рамках соглашений о перемирии, когда именно сирийская армия первая наносила удары по оппонентам. И все же в новых условиях ему будет невыгодно идти на конфронтацию, поскольку «красные флажки» выставлены и признаны всеми сторонами. Выход за них может автоматически повлечь отказ от игрока и выбор в пользу нового – более сговорчивого и не намеренного торпедировать и без того очень «хрупкий» и «ломкий» мирный процесс.

Олег Громов – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net