Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

12.05.2017 | Николай Пахомов

Рискованная ставка истеблишмента: Макрон как французский Трамп

Трамп, МакронСознательные либеральные наблюдатели и представители глобального истеблишмента ликуют – волна опасного популизма, захлестнувшая Великобританию и США, якобы разбилась о решительность французских избирателей, избравших Эммануэля Макрона. Однако его победа пока всё-таки не даёт возможности говорить о том, что кризис, в котором оказались западные демократии, прошёл. Очень может быть, что президентство Макрона окажется прологом к крайней стадии этого кризиса во Франции.

С этой точки зрения, политическая судьба нового французского президента может оказаться схожей с будущим Дональда Трампа. Не трудно составить список отличий двух президентов, однако куда интереснее задуматься о сходстве их политического успеха. И тот, и другой по сути аутсайдеры, они пришли к власти вне и даже вопреки существующим в их странах партийно-политическим каналам. К победе они шли небольшими шагами, по крохам набирая голоса сограждан с помощью политических технологий.

Трамп благодаря небольшой, но сплочённой и хорошо организованной группе сторонников со временем сумел набрать динамику, необходимую для победы на праймериз. Вспомним, что в первых двенадцати раундах первичных выборов в США, после которых из гонки выбыли восемь республиканских кандидатов включая Джеба Буша, миллиардер получил поддержку лишь примерно 5-6 процентов зарегистрированных республиканских избирателей. На всеобщих выборах в пользу Трампа сложилось слишком много факторов, включая значительное протестное голосования белых избирателей индустриальных районов.

Макрон же в первом раунде голосования набрал всего лишь чуть меньше 24% голосов, опередив Ле Пен всего на 2%. Во втором туре ему оставалось лишь выступить с почти беспроигрышной программой «я – не Ле Пен!».

Продолжим сравнивать двух президентов. В политических проблемах США и Франции есть нюансы, однако, во-первых, много похожего, от боязни других до снижения уровня жизни; во-вторых, можно говорить, что обе страны находятся в кризисе. При этом и Трамп, и Макрон не могут похвастаться существованием у них каких-то обширных, продуманных, новаторских программ решения имеющихся проблем. В этом смысле они уступают, пожалуй, даже традиционным политическим партиям, которых они победили. Представители этих партий могли бы хотя бы оперировать привычными лозунгами и резолюциями партийных съездов, о роли государства и свободе, терпимости и защите трудящихся, традиционных ценностях и международном сотрудничестве. Трамп и Макрон лексикой этой жонглируют, однако программной цельности не наблюдается, остаётся много вопросов о том, что они будут делать для решения проблем своих стран, не говоря уже о том, насколько их шаги будут эффективны.

У американского президента, вроде бы, уже есть возможность проявить себя на высоком посту. Однако почти четыре месяца его президентства ситуацию прояснили мало. Даже американские журналисты теряют интерес к своему первоначальному развлечению, состоявшему в сравнении того, что Трамп обещал до выборов и того, что он успел сделать, став президентом. В результате такого сравнения выходит, что действия Трампа почти всегда отличаются от его обещаний на 180 градусов. Однако это ничего не меняет – те, кто за него не голосовал, относятся к президенту всё хуже, те, кто Трампа поддержал, продолжают его поддерживать.

Возможно, Макрон будет действовать по-другому, предъявит эффективнейшие рецепты решения проблем страны, а затем и решит эти проблемы. Однако, как минимум, не менее вероятно, что его постигнет неудача. В последнем случае разочарование избирателей достигнет своего предела, выяснится, что не только традиционные политики, но и аутсайдер помочь стране не способен.

Президентство Трампа несёт для американской политической системы точно такой же риск. При всём том, что Макрон зачастую ведёт себя и говорит приятнее, чем Трамп, в этом их полное сходство. (Да и от большинства своих резких предвыборных позиций Трамп уже отступил.) Разочарование американских избирателей политическими элитами выбросило на вершину Трампа. Он обещал «сделать Америку великой снова». Что будут делать его сторонники, которых, повторим, примерно треть жителей страны, если это у него не получится? За кого будут голосовать французы на следующих президентских выборах, если неудача постигнет Макрона?

Николай Пахомов – президент Нью-Йоркского консалтингового бюро

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net