Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

18.05.2017 | Александр Ивахник

Есть ли для России место на китайском Шелковом пути?

Россия, Китай14-15 мая в Пекине состоялся грандиозный международный форум «Один пояс, один путь», посвященный китайскому проекту «Экономический пояс Шелкового пути». Среди лидеров 29 государств присутствовал и президент России Владимир Путин. Свое внимание к мировому экономическому гиганту засвидетельствовали также генсек ООН Антониу Гутерриш, глава МВФ Кристин Лагард и президент Всемирного банка Джим Ён Ким. Общее же число участников форума превысило 1,2 тысячи человек.

Это был первый мировой саммит, организованный Пекином для продвижения инициативы «Один пояс, один путь», которая объединяет проекты «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века». Инициатива была выдвинута председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 года в ходе его визита в Астану и вследствие своего масштаба сразу вызвала большой интерес. Провозглашенная цель этой международной инициативы Китая – совершенствование уже существующих и создание новых торговых путей, транспортных и экономических коридоров, связывающих почти 70 стран на Евроазиатском континенте. Официальная концепция «Одного пояса – одного пути» предусматривает модернизацию логистической сети всей Евразии. Предполагается, что будет три основных маршрута «Экономического пояса Шелкового пути»: 1) Северный – из Китая через Центральную Азию, Россию до Европы; 2) Центральный – из Китая через Центральную Азию и Западную Азию к Персидскому заливу и Средиземному морю; 3) Южный – из Китая в Юго-Восточную Азию, Южную Азию, к Индийскому океану. Что касается «Морского Шелкового пути XXI века», то выделены два основных направления: 1) из портов Китая через Южно-Китайское море до Индийского океана и дальше до Европы и 2) из китайских портов через Южно-Китайское море в южную акваторию Тихого океана.

Для инвестирования в конкретные проекты в рамках инициативы «Один пояс, один путь» Китай создал два финансовых института: Фонд Шелкового пути объемом $40 млрд. и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций с капиталом $100 млрд. Однако финансирование с их стороны в силу крайне жестких требований к одобряемым проектам было довольно скромным. Россия, которая после «поворота на Восток» в 2014 году рассчитывала получить немалые выгоды от реализации китайской инициативы, не стала исключением. В мае 2015 года Владимир Путин и Си Цзиньпин подписали в Кремле заявление о сотрудничестве России и Китая по сопряжению Шелкового пути с Евразийским экономическим союзом. Были надежды на масштабные китайские инвестиции в строительство трансконтинентальных маршрутов доставки грузов из Китая в Евросоюз и соответственно в модернизацию инфраструктуры малоразвитых регионов Дальнего Востока и Сибири. Однако дальше общих деклараций дело почти не пошло. Зафиксированы лишь две крупные инвестиции в Россию через Фонд Шелкового пути – приобретение 9,9% акций в проекте компании НОВАТЭК «Ямал СПГ» и выкуп 10% акций нефтехимического холдинга «Сибур». Обе инвестиции напрямую с концепцией «Один пояс, один путь» не связаны.

Да и в целом к настоящему моменту очертания этой амбициозной и привлекательной для многих стран китайской инициативы четче не стали: она остается на уровне общей идеи, под которую подводятся по сути любые китайские инвестиции в странах-партнерах на Евроазиатском континенте. Участники форума в Пекине ожидали получить от Си Цзиньпина больше ясности относительно того, как он видит реализацию Шелкового пути. Однако помимо произнесения правильных слов о том, что проекты должны нести выгоду всем участникам, строиться на принципах открытости и основываться на инновациях, китайский лидер внес мало конкретики. Он лишь заявил о готовности инвестировать в развитие портов, железных и автомобильных дорог, других объектов инфраструктуры в 65 государствах Европы и Азии более 110 млрд. долларов. Но в какие сроки, по каким критериям, на каких условиях – не известно.

Президент России Владимир Путин, получивший слово на форуме после председателя КНР, также предпочел говорить на языке общих формул. Он приветствовал инициативу Китая «Один пояс – один путь», похвалил Си Цзиньпина за «творческий подход к развитию интеграции» и заявил о необходимости создания большого евразийского партнерства, которое свяжет Азию и Европу. Возможность формирования столь широкого партнерства российский лидер видит в сложении потенциалов таких интеграционных форматов, как Евразийский экономический союз (ЕАЭС), «Один пояс, один путь», Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Президент России предложил расширить «Морской Шелковый путь» за счет Северного морского пути, в обустройство которого сейчас вкладываются значительные ресурсы.

Выступая на круглом столе во второй день форума, Владимир Путин подтвердил, что «Россия не только поддерживает проект «Один пояс – один путь», но и будет активно участвовать в его реализации совместно с китайскими партнерами и, конечно, со всеми другими заинтересованными странами». Отвечая на опасения по поводу того, что Китай может поглотить российскую экономику, Путин отметил, что Москва не боится экспансии Китая на российский рынок. «Россия – не та страна, которая чего-то боится. И уж точно совершенно действия Китая не направлены на какое-то поглощение», – подчеркнул он.

По итогам форума в Пекине стало известно, что Китай и Россия создадут совместный фонд развития размером 100 млрд. юаней (14,5 млрд. долларов), при этом начальный капитал фонда составит скромные 10 млрд. юаней. Фонд предназначен для развития сотрудничества между северо-восточными районами Китая и российским Дальним Востоком. Одним из приоритетных проектов станет развитие международных транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2».

Вместе с тем, нельзя не видеть того факта, что несмотря на теплые личные отношения Владимира Путина и Си Цзиньпина и явную взаимную заинтересованность двух стран в тесном политическом взаимодействии, интерес Китая к развитию экономических связей с Россией – помимо получения оттуда дешевых энергоресурсов – на данный момент невелик. Это касается и инвестирования в создание современных транспортно-логистических коридоров на бескрайних просторах Сибири.

Основные рынки для Китая – это Евросоюз (объем торговли – около 550 млрд. евро в год), США и Юго-Восточная Азия (причем со странами АСЕАН Китай с 2010 года имеет соглашение о зоне свободной торговли). Что касается Европы, то морская доставка грузов туда из Китая обходится в 1,5-2 раза дешевле, чем по земле. Поэтому транзит через Россию и Казахстан составляет лишь 1,6% торгового потока между Китаем и Европой. В таких обстоятельствах идея о грядущем сопряжении Шелкового пути с Евразийским экономическим союзом, может, конечно, звучать солидно и оказывать пропагандистский эффект на российских граждан, но она не имеет под собой каких-либо практических оснований. Слова Си Цзиньпина при закрытии пекинского форума о том, что внешняя политика «Одного пояса – одного пути» не будет основана на идеологии, но станет открытой и всеохватной, именно об этом и говорят.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net