Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Победа Макрона: чудо или мираж?» - так называется книга известного французского политолога Пьера-Андре Тагиева, который пытается понять механизм победы Макрона. По его словам, «макронисты» строят новый миф о спасителе Франции, провиденциальной личности, об ангеле, спустившемся с небес, чтобы построить «новый мир». Речь идет о чуде, о непредвиденном событии. Незнакомец ворвался в политическое пространство, которое сумел поставить с ног на голову.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

05.06.2017 | Евгений Ляпин

Изображая жертву: УПЦ Московского Патриархата в украинских политических реалиях

Украина, церковьУкраинская политическая реальность после Майдана стала огромным вызовом для Украинской православной церкви Московского патриархата. Она лишилась своего привилегированного статуса и подверглась острой критике за близость к режиму Януковича. Конфликт с Россией и военные действия на Донбассе сформировали в украинском обществе мощный запрос на лояльность. И практически сразу выявилось, что УПЦ МП – хотя бы в силу своего канонического устройства – не способна удовлетворить этому запросу.

Нейтралитет или молчаливое сочувствие неприятелю?

Московская патриархия считается в Украине одним из идеологов и проводников концепции «Русского мира». Соответственно, это ставит под заведомое подозрение в непатриотичности связанную с ней УПЦ. Предстоятель последней митрополит Онуфрий подчеркивает «нейтралитет» и принципиальную «аполитичность» церкви в любых гражданских конфликтах. Однако искренность и последовательность такого нейтралитета вызывает сомнения. В украинских СМИ и социальных сетях публикуются десятки свидетельств того, как духовенство УПЦ участвует в различных мероприятиях донбасских сепаратистов, дает им благословения, освящает их знамена и при этом не подвергается никаким прещениям со стороны своего священноначалия.

Кроме того, в сегодняшних украинских реалиях сама позиция нейтралитета явно не востребована и воспринимается скорее как молчаливое сочувствие неприятелю. Широкий резонанс вызвал демонстративный отказ митрополита Онуфрия почтить память героев Украины во время торжественного заседания Верховной Рады 8 мая 2015 года. После каждого такого случая в украинском обществе поднималась волна возмущения, и звучали требования запретить или, по крайней мере, максимально ограничить деятельность «московских попов». Дополнительное раздражение вызывает тот факт, что УПЦ МП фактически игнорирует все основные элементы украинской исторической и национальной идентичности. В то же время власти страны избегают прямого давления на промосковское духовенство, сосредоточив усилия на создании альтернативной канонической юрисдикции и диалоге с Константинополем.

Важно отметить, что кризис доверия и новые социально-политические вызовы не привели к зарождению сколько-нибудь творческого ответа в среде духовенства и верующих Московской патриархии. В качестве преобладающей реакции наблюдатели отмечают депрессию и резистанс. УПЦ не упускает случая продемонстрировать, что она по-прежнему располагает значительным влиянием и способна мобилизовать десятки тысяч прихожан для защиты своих интересов (например, июльский крестный ход, приуроченный ко Дню крещения Руси).

В ее информационной политике прослеживаются два основных тренда. Первый – акцент на своем эксклюзивном каноническом статусе, и параллельно жесткая критика в адрес «раскольников» (прежде всего, Киевского патриархата), исключающая любую возможность примирения и консенсуса. Второй – выстраивание образа «гонимой церкви», которая сталкивается с постоянной дискриминацией и подвергается нападениям «радикальных националистов». Особенно болезненной темой является смена юрисдикции приходами. Согласно данным архиепископа Черниговского и Нежинского Евстратия (УПЦ КП), в 2014-2016 гг. Московская патриархия лишилась в Украине 39 храмов. В самой УПЦ МП утверждают, что за этим процессом стоят насильственные действия националистических организаций. Периодически ее Синод выпускает обращения имя президента и различных международных организаций с изложением многочисленных нарушений прав «канонической церкви».

Между тем, МИД РФ не оставляет УПЦ МП без поддержки. На открытии XXV Рождественских чтений за нее вступился Сергей Лавров: «Необходимо прекратить гонения, пресечь вмешательство (украинского) государства в дела Церкви, которая на протяжении веков способствовала единству украинского народа». Наличие такого адвоката лишь усилило подозрения в лояльности митрополита Онуфрия и его архиереев. Директор Религиозно-информационной службы Украины Тарас Антошевский уверен: «Своими заявлениями насчет УПЦ МП российские политики не защищают УПЦ МП, а лишний раз показывают, что юрисдикция митрополита Киевского Онуфрия (Березовского) – не самостоятельная украинская Церковь, а всего лишь часть Московского патриархата, и, защищая эту часть, Москва преследует в Украине интересы РПЦ». По мнению ряда украинских экспертов и политиков, УПЦ МП выполняет задания Кремля по дестабилизации обстановки в Украине. «Московский патриархат и его спонсоры среди украинских олигархов являются инструментом влияния России на сознание украинских граждан. Государство не может спокойно смотреть, когда в церквях идет откровенная антиукраинская пропаганда», - настаивает депутат Верховной Рады от партии «Народный фронт» Антон Геращенко.

Законопроект и волна протеста

Неудивительно, что еще весною 2016-го года в Парламенте началась разработка законопроекта (№4511), направленного на обеспечение большей лояльности религиозных общин. Он получил характерное название - «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, которое признано Верховной Радой страной-агрессором». 18 мая его должны были вынести на рассмотрение депутатов вместе с еще одним законопроектом (№4128), регулирующим процесс смены приходом церковной юрисдикции. Инициатива исходила от представителей «Народного фронта», поддержанных также другими фракциями. Среди главных целей законопроекта №4511 названо «своевременное выявление возможных проявлений внешнего влияния и вмешательства со стороны государства-агрессора <...> через религиозный фактор в государственно-конфессиональную, межконфессиональную сферу отношений Украины и на ход социально-политических процессов в государстве».

С организациями, которые «проводят свою деятельность в Украине и одновременно имеют подчиненность в организационном и каноническом вопросах религиозным центрам в государстве-агрессоре», предполагается заключать своеобразный «конкордат». Во-первых, на них возлагается обязанность «уважать суверенитет, территориальную целостности и законы Украины и другие религиозные организации, которые проводят свою деятельность на территории Украины». Во-вторых, вносится дополнительное требование по согласованию с госорганами кандидатур регионального и центрального руководства, а также приглашений для иностранных религиозных деятелей, занимающихся «проповеднической и другой канонической деятельностью». Государство, в свою очередь, гарантирует указанным организациям соблюдение их прав и осуществление «беспрепятственной деятельности в границах действующего законодательства». Законопроект №4128 призван внести поправки в закон «О свободе совести и религиозных организациях». Согласно его положениям, принадлежность к общине будет определяться через «самоидентификацию» верующих. Подтверждением будет «участие в религиозной жизни конкретной общины». Прописана возможность смены юрисдикции общины через решение простого большинства членов ее собрания.

Хотя УПЦ МП не упоминается ни в одном из этих документов, ни у кого нет сомнений, что именно она выступает их конечным адресатом. И, как ни парадоксально, она же оказалась и главным имиджевым бенефициаром в данной ситуации. Спикеры Московской патриархии развернули в информационном поле активную алармистскую кампанию. Незадолго до анонсированного голосования в Раде патриарх Кирилл составил обращение на имя президентов стран «Нормандской четверки» (Германии, России, Украины и Франции), предстоятелей поместных православных церквей, Папы Римского Франциска, генерального секретаря ООН и генерального секретаря Всемирного совета церквей. «В случае принятия данных проектов будет узаконена неслыханная для современной Европы дискриминационная правовая практика в отношении большинства православного населения Украины. <...> Нечто подобное существовало разве лишь во времена нацистского правления в Германии», - говорится в обращении. Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука начал свое пастырское послание со слов «Наша Матерь-Церковь в опасности!» и обвинил авторов законопроектов в намерении «ввергнуть нашу Родину – Украину в пучину межконфессиональной войны». Тема изменений в украинском законодательстве была поднята и в Государственной Думе РФ на расширенном заседании межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей. О своей готовности заступиться за «каноническую церковь» заявили также члены фракции «Оппозиционного блока» в Верховной Раде.

Усилить медиа-активность были призваны мероприятия по мобилизации прихожан. Управляющий делами УПЦ МП Митрополит Антоний с удовлетворением отметил, что всего за несколько дней удалось собрать 300 тыс. подписей против принятия «дискриминационных законопроектов». В день, когда должно было состояться рассмотрение поправок, несколько тысяч человек собрались под стенами Парламента с призывами не голосовать за них. Впрочем, уже накануне стало понятно, что попытка депутатов обязать УПЦ к большей лояльности обречена, несмотря на одобрение их инициативы со стороны Министерства культуры и парламентского комитета по вопросам культуры и духовности. Главное научно-экспертное управление Аппарата Верховной Рады квалифицировало норму об «особом статусе», фигурирующую в законопроекте №4511, как недопустимое вмешательство государства в дела церковной организации. Внефракционный депутат Виктор Балога (в свое время возглавлявший Секретариат президента Виктора Ющенко) отказался дать и один процент вероятности того, что инициативы могли бы быть приняты Парламентом: «Закон, по которому епископат церкви будет назначаться соответствующим органом, вообще считаю полным абсурдом. Даже не сомневаюсь, что Верховная Рада не поддержит эту инициативу».

В итоге оба проекта даже не были вынесены на рассмотрение. Немалую роль здесь сыграла позиция крупнейшей фракции – «Блок Петра Порошенко». Ее обозначил заместитель главы БПП Алексей Гончаренко: «Мы должны не просто трижды, а триста трижды подумать перед тем, как в вопросы, связанные с религией и церковью, вмешиваться через законодательные действия. Считаю, что сегодня мы не должны это рассматривать, и мы это рассматривать не будем».

Жертва или бенефициар?

Законопроекты критикуются не только УПЦ МП и ее симпатизанты. Известный религиозный публицист Татьяна Деркач считает, что закон «Об особом статусе», по сути, ничего не прибавляет к действующему корпусу документов, регулирующих деятельность религиозных организаций: «У нас давно работает специальное законодательство, в котором прописаны все правила, которые должны соблюдать религиозные организации для того, чтобы не иметь проблем с государством и быть зарегистрированными в качестве юридических лиц». Эксперт обращает внимание на то, что подавая документы на регистрацию, религиозная организация по умолчанию берет на себя обязательства соблюдать требования действующего законодательства и правопорядка Украины. Более того, 16-я статья действующего закона «О свободе совести» оставляет за государством право снимать с регистрации структурные подразделения любой религиозной организации за призывы граждан к несоблюдению Конституции. Также уже на протяжении двадцати лет действует правило, по которому приезд «священнослужителей, религиозных проповедников, наставников, других представителей зарубежных организаций, являющихся иностранными гражданами и временно находящихся в Украине» допускается после официального согласования с госорганами, - напоминает Деркач. Эксперт полагает, что защита интересов государства во взаимоотношениях с УПЦ МП в большей степени зависит от профессионализма и хладнокровия спецслужб, чем от дополнительных законодательных актов.

С учетом этих обстоятельств реакция Московской патриархии выглядит излишне драматичной. «Что касается образа жертвы, то УПЦ МП его вполне способна создать сама из ничего. В действительности, ей вообще не о чем беспокоиться», - не скрывает своего критического отношения Татьяна Деркач. В доводах нет недостатка. УПЦ МП сохранила связи со многими влиятельными представителями украинского истеблишмента. По уверениям Синода (обращение в честь 25-й годовщины проведения Харьковского собора 1992 г.), она является вполне самостоятельной и независимой религиозной организацией и управляется именно из Киева, а значит, в любом случае, не попала бы под действие закона «Об особом статусе». И наконец у других российских православных юрисдикций (Истинно-православная церковь, «осколки» Русской Православной Церкви Заграницей) «церковные законопроекты» не вызвали ни малейшей паники – ни в части «самоидентификации прихожан», ни в части согласования кандидатур епископата с соответствующими органами. «Видимо, они уверены и в том, и в другом. А вот УПЦ МП своим прихожанам не очень доверят. Как и Богу, вероятно, тоже», - иронизирует эксперт.

Политолог Петр Олещук полагает, что у государства есть более эффективные рычаги влияния на епархии Московской патриархии в Украине, нежели бюрократические процедуры: «Церковные здания в государственной собственности. Конфессии чувствительны к льготам. Если бы занимались этим, то УПЦ Московского патриархата была бы наилояльнейшей структурой». В самом деле, УПЦ МП по-прежнему пользуется значительными льготами и привилегиями наравне с другими церквами. По информации, приведенной депутатом Рады от «Народного фронта» религиоведом Виктором Еленским (один из авторов законопроекта №4128), только за последние три года она получила более двухсот гектаров земли от государства (почти в пять больше площади Ватикана), не считая сотен переданных в пользование храмов и существенных бюджетных субсидий.

Таким образом, для УПЦ МП на текущий момент сложилась исключительно комфортная ситуация. Она уверенно чувствует себя в информационном пространстве, ее позициям практически ничего не угрожает (кроме потенциальных конфликтов в нескольких десятках спорных приходов) и у нее нет недостатка в защитниках. Самое главное, УПЦ МП научилась грамотно эксплуатировать образ «гонимой церкви» и пользоваться всеми его преимуществами в отсутствие каких-либо реальных гонений.

Евгений Ляпин – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Центр политических технологий провел третье исследование эффективности работы депутатов Госдумы в российских регионах. В рамках этого исследования нами была изучена работа депутатов в период с июля по сентябрь 2017 г. Акцент в исследовании, как и прежде, сделан на работе депутатов в регионах или на той деятельности депутатов в центре, которая приносит пользу регионам.

Когда Алексей Дюмин в начале прошлого года стал и.о. губернатора Тульской области, его сразу же стали воспринимать в публичном пространстве как возможного преемника Владимира Путина. С тех пор прошло почти два года, но слухов по этому поводу не становится меньше. Хотя вопрос о преемничестве выглядит непростым – представляется, что спешить с оценками не стоит.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net