Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предстоящие 10 сентября региональные и муниципальные выборы занимают особое место в российской электоральной политике. Впервые в истории избирательный цикл приобрел растянутый характер, когда выборы, проходящие в субъектах Федерации, состоятся, притом в немалом количестве, после думской кампании и перед кампанией президентской.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Три года назад правительство РФ приняло решение о контрсанкциях – в ответ на западные экономические санкции, введенные после начала кризисов в Крыму и на Донбассе. В обществе существуют различные оценки этой политики. В итогах импортозамещения, внутренних и внешних факторах российской экономики в условиях санкций и контрсанкций помогал разобраться старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара, к. э. н. Сергей Жаворонков.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

07.06.2017 | Алексей Хлебников

Изоляцией по инакомыслию: о кризисе между Саудовской Аравией и Катаром

Хамим бин Хамад аль ТаниВ понедельник утром Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Йемен, Ливия и Мавритания разорвали дипломатические отношения с Катаром. Также страны приостановили все сухопутное и авиасообщение с эмиратом, дополнительно исключив его из Арабской коалиции, воюющей в Йемене против повстанцев-хуситов.

Официальной причиной данных действий была названа поддержка Катаром различных террористических групп, включая Братьев Мусульман, ИГИЛ, Аль-Каиду, а также групп, поддерживаемых Ираном и действующих против Саудовской Аравии и интересов других арабских стран Персидского залива. Естественно, что это лишь официальный предлог. Вполне очевидно, что за этим решением стоит Саудовская Аравия, самый влиятельный арабский игрок в регионе. А настоящей причиной этого кризиса является борьба за лидерство среди стран-участников Совета Сотрудничества Арабских Государств Персидского Залива (ССАГПЗ), в частности, желание Саудовской Аравии окончательно закрепить за собой роль лидера, которую никто не мог и даже не думал бы оспаривать, и искоренить любое инакомыслие в рядах своих соседей. ССАГПЗ является наиболее устойчивым арабским объединением в регионе, и Эр-Рияду, как основе этого альянса, необходим единый институт, чтобы решать региональные конфликты.

Важно понимать, что сегодняшнее обострение не ново для государств региона. Саудовская Аравия и Катар соперничают за влияние не первый год (поддержка Катаром оппозиционных групп в Сирии, Египте, Тунисе, Ливии, налаживание диалога с Ираном и Израилем и т.д.). Последний раз обострение произошло в марте 2014 года, когда КСА, Бахрейн и ОАЭ отозвали своих послов из Дохи. Основной претензией к Катару было финансирование и политическая поддержка Братьев Мусульман в Египте и в регионе в целом, и вмешательство во внутренние дела арабских государств через поддержку радикальных групп. Братья Мусульмане признаны террористическим движением и в КСА, и в ОАЭ, и в Египте. Катар же оказывает поддержку и покровительство Братьям.

Помимо этого, за прошлым кризисом стояла борьба за влияние над сирийской оппозицией. Чья оппозиция в итоге победит, та страна и будет иметь большее влияние в Сирии. Так, например, Катар сегодня имеет гораздо больше влияния на земле в Сирии, чем Саудовская Аравия, а его весьма успешная модель выстраивания отношений с Ираном, ставит под вопрос ведущую роль саудовского королевства на сирийско-иранском треке.

Также необходимо понимать, что катарский телеканал Аль-Джазира также является проблемой для КСА. Этот инструмент идеологического влияния крайне эффективен, так как аудитория Аль-Джазиры является самой крупной в регионе (больше, чем все другие арабские телеканалы вместе взятые). На Аль-Джазире очень часто подвергается критике политика КСА и других стран залива в регионе, и даже их внутренняя политика. Это, естественно, сильно злит саудовцев. В последние месяцы Катар и Саудовская Аравия еще более активно начали друг друга «поливать грязью» в своих СМИ, а на прошлой неделе Саудовская Аравия и ОАЭ заблокировали веб-сайт Аль-Джазиры на своей территории.

Прошлый кризис удалось разрешить за несколько недель. В апреле 2014 года на саммите ССАГПЗ в Эр-Рияде страны подписали соглашение, в котором говорилось о недопустимости вмешиваться в дела государств-членов и ставить под удар безопасность и стабильность других членов организации. Тогда же Катар принял ряд демонстративных мер, показывающих, что он согласен с политикой КСА и стран ССАГПЗ, но по факту продолжил свою политику – поддержка Братьев Мусульман, поддержка радикальных оппозиционных групп в Сирии и Ливии, связи с Ираном и т.д.

Этот же кризис отличается тем, что впервые Катар был открыто обвинен в поддержке ИГИЛ, Аль-Каиды и про-иранских групп, а это весьма серьезное обвинение, хотя и лишенное достаточного количества доказательств. По всей видимости, Эр-Рияд решил раз и навсегда разобраться с соседом, доставляющим ему беспокойство. Задача Королевства – использовать эти обвинения для давления на Доху с целью покончить с «инакомыслием» в рядах ССАГПЗ и лишить Катар самостоятельности. Саудиты хотят, чтобы нынешний эмир Катара Тамим бин Хамад Аль-Тани признал лидирующую роль Саудовской Аравии и перестал вести самостоятельную политику в регионе, которая ставит под вопрос саудовское лидерство и единство ССАГПЗ. Вполне вероятно, что в случае если эмир Катара будет противиться, то потенциально существует и другая альтернатива – тихий, мирный государственный переворот, который приведет к правлению более покладистых членов королевской семьи. Тем более, Эр-Рияд уже имеет опыт определенного участия в смене правящих лидеров в эмирате.

Также нужно понимать, что без согласия США такой шаг сложно представить. Идти на обострение отношений со страной, где находиться Американское командование СЕНТКОМ и крупнейшая база ВВС США (более 10000 военных) в регионе крайне нежелательно. В связи с этим, данное обострение является «демонстративной поркой» Дохи, нацеленной на снижение самостоятельности Катара и его региональной активности (особенно в Сирии и Ливии), возвращение его в русло политики ССАГПЗ и на утверждение влияния КСА как неоспоримого лидера. Также этот показательный процесс посылает сигнал ОАЭ, которые хотят установить зону своего влияния в Йемене, что противоречит планам Эр-Рияда полностью контролировать эту страну. Поэтому, для того, чтобы избежать в будущем обострения отношений внутри ССАГПЗ Саудовская Аравия приняла решение продемонстрировать, что может случиться с теми, кто ведет самостоятельную, активную политику в регионе, не отвечающую интересам Королевства.

Почему сейчас?

Важно, что этот кризис происходит через несколько недель после визита Трампа в КСА, в ходе которого США продемонстрировали свою поддержку Королевству и всем арабским странам Персидского залива. Помимо оружейной сделки в 110 млрд. долларов, США дали понять, что приоритетом для них в регионе будет борьба с терроризмом (ИГИЛ, Аль-Каида) и противодействие Ирану. Помимо этого, Вашингтон послал четкий сигнал, что будет рассчитывать на увеличение роли Саудовской Аравии и ее партнеров в обеспечении региональной безопасности и борьбы с терроризмом, чтобы снизить свою вовлеченность. В этих условиях, чтобы повысить свой политический авторитет и продемонстрировать Вашингтону свою готовность действовать жестко, преследуя общие цели, Эр-Рияд предпринимает такой шаг по отношению к Катару. В добавок это хороший шанс окончательно покончить с излишне активной и самостоятельной политикой Катар. КСА просто указывает пальцем на них и говорит: это все они, они поддерживают ИГИЛ и Аль-Каиду, они дружат с Ираном и поэтому Катар нужно наказать.

КСА необходимо монополизировать свое влияние среди суннитских монархий, чтобы не было никакой оппозиции их политике. По всей видимости, получив от США гарантии поддержки, Эр-Рияд решился на подобный шаг.

Также стоит отметить, что после визита Трампа в КСА и саммита ССАГПЗ, эмир Катара выступил с критикой антииранского подхода, взятого на вооружение Трампом и продвигаемого КСА, вдобавок выразив мнение о том, что Иран является силой, с которой нужно считаться в регионе. Несмотря на то, что через несколько минут после выхода этого сообщения официальные власти Катара заявили о хакерской атаке в результате чего и появилось это сообщение, процесс был запущен. Катар никогда не был сторонником жесткой линии по отношению к Ирану и выступал за развитие отношений с Тегераном. Это и было использовано в качестве основного повода для разрыва дипломатических отношений с Катаром. К тому же визит Трампа в Эр-Рияд и его анти-иранская риторика уже задали курс на всеобщую анти-иранскую «истерию».

Какие последствия?

Вероятнее всего этот кризис также не будет затяжным, как и обострение весны 2014 года. По всей видимости давление, оказываемое на Катар будет достаточным, чтобы заставить его подчиниться саудитам. Ведь помня 2014 год и по сути понимая, что Катар не изменил свою политику за это время, Саудовская Аравия будет действовать жестче, чтобы добиться реального изменения политики эмирата.

Если этого не произойдет, то может вмешаться США, открыто выступив на стороне Эр-Рияда, тем самым давая понять Катару, что лучше изменить свою политику и не расшатывать и без того имеющий проблемы ССАГПЗ. В противном случае раскол в лагере арабских стран Залива может усугубиться, что противоречит идее США о едином альянсе своих арабских партнеров, обеспечивающем безопасность в регионе.

Рассматривая альтернативные сценарии развития событий, стоит также упомянуть и о потенциальной возможности налаживания более тесного сотрудничества между Катаром и Турцией, а также потенциального укрепления отношений с Ираном. Тегеран уже предложил Катару продовольственную помощь, так как на этот раз блокада куда серьезнее. Доха импортирует практически все, и в первую очередь продовольствие, а закрытие границы с Саудовской Аравией представляет серьезную угрозу безопасности.

Шанс для Москвы?

В итоге, это может вывести Катар на траекторию сближения с Россией. Однако не стоит преувеличивать и эту возможность. Во всяком случае Москва пока что ведет себя очень осторожно и не поддерживает ни одну из сторон, называя происходящее «внутренними делами монархий залива». Лишь вечером 5 июня после телефонного разговора президентов Путина и Эрдогана вышло сообщение в котором говорилось, что два лидера призывают страны «к диалогу в целях выработки компромиссных решений в интересах сохранения мира и стабильности в регионе Персидского залива».

Москва заинтересована в развитии отношений как с Саудовской Аравией, так и с Катаром. Поэтому Россия будет выжидать и внимательно следить за развитием событий призывая стороны искать компромиссы. В последние годы отношения с обоими государствами развивались в положительном ключе, несмотря на разногласия по Сирии. В декабре 2016 года Катарский суверенный фонд (один из крупнейших в мире) участвовал в сделке по покупке 19,5% акций Роснефти, а в январе 2017 Российский фонд прямых инвестиций заключил с катарским фондом сделку на 2 млрд. долларов инвестиций в Россию. Что касается Саудовской Аравии, то с ней в 2015 году были заключены сделки на инвестирование 10 млрд. долларов в Россию. К тому же, в течение же 2017 года ожидается визит саудовского короля. Поэтому, от Москвы не стоит ожидать никаких резких движений по поводу обострения ситуации с Катаром.

Алексей Хлебников – политолог, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД)

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С приближением президентских выборов в России обостряются дискуссии о том, какова должна быть политика в культурной сфере. Они далеко выходят за корпоративные рамки, так как связаны не только с отраслевой тематикой, но и с путями развития страны. Ключевые конфликты в этой сфере происходят вокруг фильма «Матильда» Алексея Учителя и балета «Нуреев» Кирилла Серебренникова.

8 августа 2017 года исполняется девять лет со дня кратковременного вооруженного конфликта в Закавказье, получившего по аналогии с событиями 1967 года на Ближнем Востоке название «пятидневная война». Известный американский дипломат и эксперт-международник Рональд Асмус назвал свою книгу, посвященную «горячему августу» 2008 года «Маленькая война, которая потрясла мир».

Одну восьмую своего президентского срока Дональд Трамп уже отработал. Можно ли подводить какие-то промежуточные итоги, строить прогнозы на будущее? Да, но с риском разочаровать читателя: проблемы и противоречия, выявившиеся с самых первых недель президентства, только накапливаются, хотя и не в такой степени, чтобы считать провал полным и необратимым.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net