Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Победа Макрона: чудо или мираж?» - так называется книга известного французского политолога Пьера-Андре Тагиева, который пытается понять механизм победы Макрона. По его словам, «макронисты» строят новый миф о спасителе Франции, провиденциальной личности, об ангеле, спустившемся с небес, чтобы построить «новый мир». Речь идет о чуде, о непредвиденном событии. Незнакомец ворвался в политическое пространство, которое сумел поставить с ног на голову.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

09.06.2017 | Алексей Портанский

Навстречу шестому технологическому укладу: политические последствия цифровизации страны

Цифровизация страныСегодня уже не все знают, что на заре советской власти в 1920 году Ульянов-Ленин произнес фразу, ставшую крылатой на десятилетия вперед: «Коммунизм - это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Во второй половине 1980-х коммунизм окончательно ушел из нашей повестки, несмотря на почти завершившуюся электрификацию всей страны. И вот сегодня на повестке цифровизация, рифмующаяся с электрификацией. Сулит ли цифровизация стране «светлое будущее», которого так ждали предыдущие поколения, уверовавшие в свое время в электрификацию и коммунизм?

По свидетельствам некоторых министров, президент Путин буквально «заболел» цифровой экономикой и уже сделал на сей счет ряд распоряжений, дав, в частности, поручение Правительству разработать Программу «Цифровая экономика» и озадачив руководителей госкорпораций внедрением цифровизации. Судя по всему, Путин видит в переходе на цифру новый источник роста в момент, когда прежние, связанные с сырьем, утрачивают перспективу.

Соответствующие акценты были сделаны президентом и на прошедшем в начале месяца Петербургском международном экономическом форуме – направление государственной поддержки может измениться в пользу цифровых стартапов. Государство вероятно будет финансировать подготовку специалистов в области цифровых технологий. Все это несомненно очень важно – государство должно помогать бизнесу на ранних этапах цифровизации. Но будет ли это достаточным для ликвидации отставания и запуска новой экономики?

Для ответа на поставленный нелишне будет вспомнить о так называемых «технологических укладах» - совокупности технологий, характерных для определенного уровня развития производства. Благодаря теории известного отечественного экономиста Н.Кондратьева, были открыты шесть технологических укладов.

Третий технологический уклад (1880—1940 гг.) базируется на использовании в производстве электроэнергии, развитии тяжелого машиностроения и электротехнической промышленности, новых открытиях в области химии, радиосвязи, автотранспорте. Четвертый технологический уклад (1930—1990 гг.) основан на дальнейшем использовании энергетики с использованием нефти и газа, средств связи, новых синтетических материалов, автотранспорта, самолетов, компьютеров и программного обеспечения для них. Пятый уклад (1985—2035 гг.) опирается на достижения в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, использования новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства, спутниковой связи и т.п.; происходит переход от разрозненных фирм к единой сети крупных и мелких компаний, соединённых электронной сетью на основе интернета, осуществляющих тесное взаимодействие в области технологий, контроля качества продукции, планирования инноваций.

Сегодня мир начал движение к шестому технологическому укладу, контуры которого уже видны в США, Японии, Южной Корее, Китае. Он будет базироваться на открытиях в сфере нано- и биотехнологий, мембранных, квантовых технологий, фотонике, микромеханике, робототехнике, генной инженерии, технологиях виртуальной реальности, термоядерной энергетики. В Соединенных Штатах, например, уже около 5% производительных сил приходится на шестой уклад, соответственно доля пятого уклада - 60%, четвёртого — 20%.

В России, к сожалению, картина сильно отличается: не менее 30% используемых технологий относится еще к третьему технологическому укладу, более 50% – к четвёртому укладу, и лишь около 10% приходится на технологии пятого уклада (в ВПК и в авиакосмической промышленности).

Как нетрудно догадаться, именно на пятом укладе складываются условия для цифровизации экономики. Ибо цифровая экономика, выражаясь словами председателя комитета ОЭСР по политике развития данной экономики Вонки Мина, – это общетехнологический прогресс, влияющий на общее развитие всей экономики в целом. Но пятый технологический уклад, как заявил еще в 2013 г. вице-премьер Д.Рогозин, «мы профукали», и теперь должны перепрыгнуть из третьего-четвертого укладов сразу в шестой. То есть мы ставим перед собой задачу «догнать и перегнать в сжатые сроки», что в нашей истории случалось неоднократно, но отнюдь не всегда приводило к успеху.

Россия интегрирована в мировую экономику и так или иначе подчиняется ее трендам. В мире уже укоренилось понятие «цифровой бизнес» – это новая модель бизнеса, охватывающая людей/бизнес/вещи и масштабируемая глобально для всего мира за счет использования ИТ, интернета и всех их свойств, предполагающая эффективное персональное обслуживание всех, везде, всегда. Следуем ли мы на практике данному определению? Буквально на днях в Госдуму был внесен законопроект, делающий нелегальными большинство способов обхода блокировок в интернете. В комментарии для прессы уполномоченный по защите прав предпринимателей в интернете Д.Мариничев назвал внесенный законопроект «безумием». Все это идет вразрез со здравым смыслом, считает он, ибо невозможно будет отделить так называемые VPN-сервисы и анонимайзеры, используемые для обхода блокировок, от тех же инструментов, которые применяются в коммерческих целях. Другой мощнейший удар по цифровизации – вступающий в силу с июля 2018 г. так называемый антитеррористический пакет законов Яровой. Помимо того, что он потребует огромных затрат и грозит банкротством многих интернет-компаний, его реализация просто резко осложнит информационный обмен в широком смысле, без которого трудно представить цифровую экономику.

Надо также понять, что по мере развития цифровая экономика неизбежно будет ослаблять зависимость граждан от государства. К примеру, роль государства в эмиссии национальных валют снизится, т.к. люди смогут совершать сделки, используя биткоин или технологию блокчейн, и подобные примеры есть уже сегодня. Как тогда государство, усиливающее год от года контроль над различными сферами активности граждан, будет справляться с новыми вызовами? Возможный ответ известен – это продолжение практики избыточного регулирования. Однако такая практика, по мнению того же В.Мина из ОЭСР, вероятно затормозит развитие.

Вывод из сказанного очевиден: если власть говорит о переходе на цифру всерьез, то ей, помимо решения невероятно масштабной задачи завершения перехода к пятому технологическому укладу и переходу на шестой, придется готовиться к сложному политическому периоду. Ибо, во-первых, цифровая экономика неизбежно предполагает переход общества на новую степень свободы; во-вторых, когда бенефициары реформы еще не окрепнут, недовольные, но экономически и политически еще влиятельные приверженцы прежних укладов будут всячески тормозить движение вперед.

Если с этими вызовами справиться не удастся, то в качестве результатов цифровизации через какое-то время мы увидим пухлые отчеты министерств и госкомпаний по данной злободневной теме, но не более того. Подобное в недавней истории уже было, в частности, с инновациями. Хотелось бы избежать повторения.

Алексей Портанский – профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Центр политических технологий провел третье исследование эффективности работы депутатов Госдумы в российских регионах. В рамках этого исследования нами была изучена работа депутатов в период с июля по сентябрь 2017 г. Акцент в исследовании, как и прежде, сделан на работе депутатов в регионах или на той деятельности депутатов в центре, которая приносит пользу регионам.

Когда Алексей Дюмин в начале прошлого года стал и.о. губернатора Тульской области, его сразу же стали воспринимать в публичном пространстве как возможного преемника Владимира Путина. С тех пор прошло почти два года, но слухов по этому поводу не становится меньше. Хотя вопрос о преемничестве выглядит непростым – представляется, что спешить с оценками не стоит.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net