Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

13.06.2017 | Марина Войтенко

Макропрогнозы – риски сбываемости

Марина Войтенко9 июня депутаты Госдумы РФ приняли два принципиальных решения, имеющие существенное значение для хода восстановительных процессов в российском хозяйстве. Одобрение в первом чтении проекта поправок к бюджету-2017 и продление полномочий Эльвиры Набиуллиной на посту главы Банка России на следующие пять лет, по-видимому, несколько снизят градус неопределенности в экономической политике в целом, ускорив формирование ее структурной повестки и выбор «расписания» необходимых трансформаций в модели развития. Тем не менее, немало претензий к макроэкономическим ожиданиям остаются без ответов. Добавляются к ним и новые вопросы.

Согласно бюджетным новациям, госрасходы повышены на 362 млрд до 16,6 трлн рублей, доходы – на 1,191 трлн рублей до 14,7 трлн. Дефицит снижен с 3,2% ВВП до 2,1% (в номинальном выражении на 829 млрд рублей до 1,924 трлн рублей). Инфляция-2017, по прогнозу, составит 3,8%, среднегодовая цена Urals – $45,6 за баррель, экономика вырастет на 2% (ВВП достигнет 92,19 трлн рублей против 86,8 трлн рублей в предыдущей редакции закона).

Выступая в Госдуме, министр финансов Антон Силуанов отметил: устойчивость бюджета-2017 к перепадам нефтяных цен и в целом внешней конъюнктуры достигла максимального уровня за последние девять лет. Ненефтегазовый дефицит, хотя все еще остается выше безопасного уровня в 5-6% ВВП, снизился на 0,6% до 8,4% ВВП.

Между тем, Счетная палата оценивает риски недополучения доходов от дивидендов госкомпаний. Напомним, действующий закон о бюджете предусматривает их получение в текущем году на сумму 483,3 млрд рублей в размере 50% от прибыли по МСФО. Согласно же расчету СП, основанному на уточненном прогнозе Росимущества и данных по итогам отдельных общих собраний акционеров, план по сбору дивидендов с госкорпораций может быть выполнен только на 58%, «недоимка» в этом случае составит 205 млрд рублей.

В то же время, во внесенных в Госдуму поправках к бюджету-2017 прогноз поступлений дивидендов по акциям акционерных обществ сохранен в полном объеме, при этом не учтены риски возможного принятия правительством отдельных решений по изменению норматива отчислений в отношении предприятий оборонно-промышленного комплекса. Вместе с тем, в случае недопоступления ненефтегазовых доходов и из других источников финансирования дефицита бюджета законопроектом предусмотрена возможность на дополнительного расходования 200 млрд рублей из Фонда национального благосостояния.

Глава Минфина выразил уверенность в том, что это – «страховочная мера», которая не понадобится. Возможно, министр рассчитывает на дополнительные доходы от углеводородного экспорта по факту. В Счетной палате ждут их прироста к показателю, заложенному в поправках на 120-130 млрд рублей.

Тем не менее, несмотря на прохождение законопроектом первого чтения, полного «одобрямс» не случилось. Заключения думских комитетов и экспертные оценки принятых поправок содержат немало сомнений по поводу прогноза-2017 и возможности вклада бюджетной политики в ускорение восстановительного роста.

Так, базовый сценарий прогноза МЭР, на котором и основаны поправки в бюджет-2017, не учитывает продления соглашения ОПЕК+ до марта 2018-го и предполагает наращивание нефтедобычи в РФ со второго полугодия текущего года. Некорректным выглядит и прогноз по инвестициям. Если ранее ожидалось их снижение в 2017-ом на 0,5%, то теперь рост на 2% … при сокращении номинального объема капвложений. Комитет ГД РФ по бюджету и налогам отмечает, что это произошло из-за пересмотра Росстатом данных 2015 года (оценка понижена на 659 млрд рублей), но отмечает – это «позволяет говорить о возможной недостоверности других показателей прогноза, зависящих от инвестиций, в том числе динамики ВВП». В комитете Госдумы по экономической политике считают «несостоятельной» (что вовсе не бесспорно – прим. авт.) и гипотезу кабмина об оживлении инвестиционной активности, поскольку у бизнеса «практически не остается инвестиционных ресурсов» из-за высоких ставок, низкого платежеспособного спроса и невысокой рентабельности.

Множество нареканий вызывает повышение непрозрачности расходов федерального бюджета, а также отсутствие поддержки таких приоритетов как инфраструктура, образование, медицина и наука. Счетная палата и профильные комитеты Госдумы прямо указывают на неполное определение и недостаточную детализацию задач, предусмотренных Концепцией долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года и «практически полное невыполнение» майских указов президента, поскольку показатели по значимой части из них вовсе не установлены.

Существенны сомнения и в отношении доходной части. Так, в Центре развития НИУ ВШЭ указывают на то, что 40% ожидаемых дополнительных ненефтегазовых поступлений (190 млрд рублей) связаны с неналоговыми доходами, природа которых не вполне понятна. Получение же других дополнительных неналоговых доходов сопряжено с рисками, связанными не только с дивидендами госкомпаний, но и, к примеру, с реальностью получения утилизационного сбора (21 млрд рублей).

Вопросы вызывают и другие предполагаемые фискальные повороты, предлагаемые правительством. Например, в соответствие с внесенным министерством финансов в правительство проектом поправок к Налоговому кодексу РФ, восстанавливаемая инвестиционная льгота по налогу на прибыль (последний раз она применялась пятнадцать лет назад) призвана активировать капвложения предприятий, направленных на покупку, модернизацию и реконструкцию производства. До 50% таких расходов разрешается напрямую вычитать из налога на прибыль. Предполагается, что действовать льгота будет до 2027 года. Вместе с тем, согласно расчетам Минфина, выпадающие доходы бюджета составят 1,4 трлн рублей ежегодно. Как их компенсировать, пока не очень ясно, тем более, что 1,2 трлн из них – вычет из региональных бюджетов, на которые приходится 17% из 20% налога.

Уже один этот пример показывает, что без бюджетного правила не обойтись. Законодательно оно должно быть зафиксировано к осени текущего года, в соответствие с предложениями Минфина «цена отсечения» – $40 за баррель нефти Urals. Согласно расчетам, Аналитического кредитного рейтингового агентства, переход к нему, потребует снижения c 2016-го по 2020 год федеральных расходов на 4,5–5% в реальном выражении, что в ходе адаптации экономики к такому положению дел окажет нейтральное, либо слабо отрицательное влияние на темпы роста ВВП. Его повышательные эффекты проявятся в среднесрочной перспективе. Так что в текущем же году стимулирующие возможности бюджетной политики останутся, по всей вероятности, довольно скромными.

По убеждению главы ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной, российская экономика развернулась к росту, производство и инвестиции поднимаются уже несколько кварталов, инфляция уверенно снижается. Сейчас главная задача – выйти за пределы 1,5-2,0% инерционной динамики. «Это можно сделать, – уверена председатель Центробанка, – только через обновление производства, рост производительности труда, а для этого нужны инвестиции». Они, однако, невозможны без умеренных темпов увеличения цен. Поэтому ключевая задача денежно-кредитной политики – переход от снижения инфляции до целевого уровня к его поддержанию длительное время на постоянной основе. Если добавить к этому уменьшение повышенной волатильности курса рубля (чему может помочь введение бюджетного правила) и поступательное снижение ставок по кредитам (при расширении их объемов и удлинении сроков), то становится понятно-прозрачным вклад центральных банкиров в формирование стабильных макроусловий ускорения восстановительных процессов.

Казалось бы, результаты уже налицо и все предельно ясно. Тем не менее, наблюдатели по-прежнему обращают внимание на определенное противоречие между позициями ЦБ РФ, МЭР и Минфина в курсовой политике. В поправках к бюджету-2017 вновь заложено заметное ослабление рубля против текущих котировок. Между тем, расчеты лаборатории структурных исследований РАНХиГС показывают: чтобы удержать таргет при значении курса, предполагаемого министерствами экономразвития и финансов (64,2 руб/$), нужно будет опускать ключевую ставку до 4% (что соответственно вызовет падение цен депозитов к 3-4% и приведет к демотивации вкладчиков) и одновременно бороться с резким подскоком структурного профицита ликвидности, абсорбируя не менее 1,5 трлн рублей. Результатом такой комбинации, полагают эксперты, может стать срыв прогнозов и по темпам роста, и по инфляции, и по валютному курсу. При этом заметно усилиться способны риски разгона цен.

Как ожидают в МЭР, в июне инфляция сохранится примерно на позициях мая – в диапазоне 0,3-0,4%, составив в годовом выражении 4,0-4,1%. Основная причина – ускорение роста цен в мае на плодоовощную продукцию (до 2,0% после минус 3,1% в апреле). В первую неделю июня среднесуточный темп цен в целом, впрочем, замедлился до 0,018% с 0,025% в начале мая. По мнению финаналитиков, это позволит ЦБ РФ на следующем заседании Совета директоров (16 июня) продолжить снижение ключевой ставки (в комментариях отмечается высокая вероятность очередного шага в 50 б.п.). Предположения, что инфляция-2017 достигнет 3,8% в Банке России считают реалистичными. Вместе с тем, как подчеркивают в Департаменте исследований и прогнозирования (ДИП) регулятора, возможный рост давления на цены во второй половине года «может повысить риски удержания инфляции вблизи цели на среднесрочном горизонте».

Среди них: оживление спроса, позволяющее производителям в большей степени переносить издержки в потребительские цены; повышение с 1 июля тарифов на услуги инфраструктурных компаний и ЖКХ на 4% для физических и юридических лиц; ухудшение перспектив урожая в связи с холодной весной; потенциальный разворот нефтецен и курса рубля; изменения фактора базы для расчета ИПЦ, планы кабмина по увеличению госрасходов (включая повышение зарплат 5,8 млн бюджетников).

Напомним еще раз – противодействие денежных властей давлению на цены и долговременное их удержание на уровне таргета критически важны для включения мотора инвестиционного роста. Как отмечают в ДИП, «умеренно жесткая ДКП Банка России не препятствует, и за счет снижения неопределенности и роста доверия к ней со стороны субъектов экономики даже способствует восстановлению инвестиций в основной капитал». Этот эффект оказался сильнее, чем сдерживающее влияние высоких реальных процентных ставок, что позволило капвложениям начать восстановление уже во втором полугодии-2016. В первом квартале рост (год к году) составил 2,3%, внеся, по всей видимости, считают в ДИП, основной вклад в рост ВВП на 0,5%. Причем быстрее всего за счет укрепления рубля восстанавливались точечные вложения в импорт машин и оборудования (в мае он вырос на 48,6% до $8,67 млрд при общем темпе прироста поставок товаров из-за рубежа на 25,9% до $16,56 млрд).

Следует отметить и достаточно высокий (более 11 трлн рублей) объем прибыли предприятий и организаций, полученный только в одном 2016 году. Это означает, что ресурсы и источники инвестиций находятся в принципе в «норме». Причины для сдержанности, очевидно, в иных, а именно в структурных проблемах и ограничениях: качестве регулятивной среды и рисках ее неожиданных изменений, слабой вовлеченности российского бизнеса в глобальные цепочки добавленной стоимости, недостаточном предложении на рынке труда, дефицит качественных вложений в человеческий капитал, закредитованность отдельных отраслей и компаний, и др. Отсюда и вывод-предупреждение аналитиков ЦБ РФ: «Стимулирование быстрого роста инвестактивности посредством радикального смягчения ДКП не будет способствовать быстрому росту экономики в долгосрочной перспективе. Основные отрицательные побочные эффекты от такой политики заключаются в возрастании рисков возникновения пузырей на финансовых рынках, перераспределении ресурсов в пользу неэффективных отраслей, а также устойчивом повышении инфляции и инфляционных ожиданий».

Такая констатация прибавляет в актуальности с учетом разноречивости прогнозов-2017 для российской экономики. В МЭР полагают, что рост ВВП в апреле ускорился до 1,4% год к году после 0,5% в первом квартале и 0,7% в марте. В ЦБ РФ считают, что ВВП во втором квартале (на основе майской индексной оценки) прибавит 0,5%. Такой темп, скорее всего, сохранится в июле-сентябре, а также в последней четверти года. Возможно и ускорение при продолжении текущих базовых трендов и сохранении умеренно благоприятных внешних условий.

В то же время, ОЭСР в последнем обзоре мировой экономики (опубликован 7 июня) понизила прогноз по РФ до 1,4% в текущем году и до 1,6% в следующем, оговариваясь, что восстановление после глубокой рецессии – бесспорный факт, но сохранение структурных «узких мест» будет продолжать препятствовать прогрессу диверсификации. Что же касается глобального хозяйства в целом, то, как заметил генеральный секретарь организации Анхель Гурриа, его состояние стало лучше, но «самочувствие» все еще недостаточно хорошее. Характеристику вполне дополняют итоги опросов Pew Research Center, согласно которым в среднем по миру позитивно оценивают положение в экономике своей страны 46% респондентов (в развитых странах – 51%, в развивающихся – 45%, в том числе в России – 46%). По мнению же признанного гуру прогнозов Нуриэля Рубини, расслабляться преждевременно – накопленные риски в экономическом мире (трампонеопределенность, жесткая посадка Китая, Brexit-турбулентность в еврозоне, прорывы пузырей на финансовых рынках, а также геополитическая напряженность) могут реализоваться в любой момент.

На скромность возможных стимулирующих краткосрочных эффектов внутренней бюджетной и денежно-кредитной политик накладывается, таким образом, еще и зыбкий характер комфортности внешних условий. В то же время, в среднесрочной перспективе даже 2% годового прироста ВВП оказываются пределом возможностей при существующих структурных ограничениях. Отсутствие же внятной программы действий по их преодолению чем дальше, тем сильнее будет напоминать о рисках для сбываемости прогнозов, выстраиваемых при молчаливой предпосылке неулучшения качества институционально-регулятивной среды и консервации несопряженностей монетарных и общеэкономических условий восстановительных процессов в российском хозяйстве.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net