Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

13.07.2017 | Максим Артемьев

Смерть аль-Багдади: что будет с ИГ без лидера

аль-БагдадиИракское новостное агентство «Аль Сумария» передало с ссылкой на официальный сайт «Исламского государства» (организация, запрещенная в РФ), что Абу-Бакр аль-Багдади (настоящее имя — Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри) погиб, и что «Исламское государство» скоро получит нового руководителя.

Впрочем, Пентагон (с которым обычно связывают ликвидацию вождей исламских боевиков) пока не подтвердил этой информации. С другой стороны, наблюдатели по Сирии от «Хьюман райтс», ссылаясь на свои источники в ИГИЛ, утверждают, что сообщение о ликвидации аль-Багдади - истинно. При этом не уточняется, когда случилась его гибель. Известно лишь, что это произошло в провинции Дейр-эз-Зор. Напомним также, что в июне российские военные говорили, что аль-Багдади был, возможно, убит в результате ударов авиации РФ по Ракке – временной «столице» ИГ.

Известия о смерти лидера «Исламского государства» пришли практически одномоментно с объявлением об окончании операции по взятию города Мосул в Ираке, который почти три года, с июня 2014-го удерживался боевиками ИГ. Битва по овладению Мосулом, вторым по численности городом Ирака, началась в октябре прошлого года, и длилась почти девять месяцев. Игиловцы оказали ожесточенное сопротивление войскам коалиции, состоявшим из иракских правительственных сил, курдских ополченцев, при воздушной поддержке США и других стран НАТО, а также при участии Ирана. Одновременно сжимается кольцо вокруг города Ракка в Сирии, который штурмуют силы сирийской оппозиции и сирийский курдов, также при поддержки Америки, и который уже окружен и практически потерян для ИГ. Ранее, в марте, ИГ был вторично выбит из Пальмиры.

Так что вне зависимости от того - действительно ли убит аль-Багдади или нет (это может быть частью информационной операции прикрытия для его эвакуации и дезориентации противника) для ИГ наступили не лучшие времена.

Биография Аль-Багдади никогда официально не публиковалась. ИГ старалась держать втайне все, относящееся к его личности. Даже фотоснимков и записей его голоса существует буквально несколько штук. Тем не менее, в общих чертах, вырисовывается следующая картина. Будущий лидер джихадистов, за голову которого американцы сперва обещали выплатить вознаграждение в 10 миллионов долларов, а затем повысили его до двадцати пяти миллионов, родился в городе Самарра, в скромной суннитской семье. О его родных и близких ничего не известно. Аль-Багдади учился в исламском университете в Багдаде, где и остался жить в бедном пригороде Тобхи, выполняя роль помощника муллы. Он был ничем не примечателен, каким-то религиозным фанатизмом не отличался, даже играл в футбол. Политикой также не интересовался.

Все изменило вторжение США в Ирак в 2003 году, взорвавшее обстановку в этой стране. Присутствие иноземцев-христиан, несших свои порядки, возмутило консервативные слои населения, и стало причиной для расцвета джихадизма. В Ирак устремились мусульманские радикалы со всего света. Аль-Багдади был арестован американцами по неясным основаниям в начале 2004 года и почти год провел в тюрьме, по выходу из которой он стал законченным фундаменталистом. Так что именно тюремные «университеты» в плену у военных США сделали бывшего скромного служителя при мечети воинствующим радикалом.

Он присоединился к иракскому отделению «Аль-Каиды», которое стало называться «Исламским государством в Ираке», и возглавил его после убийства в 2010 своего предшественника Абу Омара аль-Багдади (не путать). Он оказался эффективным руководителем, который организовал целую серию нападений на иракские правительственные войска с использованием смертников, подорвавшие мораль последних, и вселявших ужас в мирных жителей. Эти операции показали силу и мощь «Исламского государства». Вокруг него сплотились основные силы суннитского сопротивления, которые не желали уступать еретикам-шиитам и курдам.

Подлинным подарком судьбы для Абу-Бакра аль-Багдади стало восстание в Сирии, поддержанное Западом, который сразу же ввел санкции против Башара Асада, и, тем самым, помешал ему подавать волнения в зародыше. Начавшаяся гражданская война позволила ИГИЛ (так организация стала называться отныне, включив в свое название Левант, т.е. территорию Сирии, Ливана и Палестины) перенести свои действия на территорию соседнего государства, которое впало в коллапс, и где воцарилось беззаконие. В короткие сроки ИГИЛ захватил восточные, южные и центральные районы Сирии (преимущественно пустынные и не населенные), примыкающие к Ираку.

В 2014, воспользовавшись раздраем в иракской власти и деморализацией армии, боевики ИГИЛ захватил Мосул, что стало шоком для всего мира, поскольку показало потенциал экстремистов и их возможности. Аль-Багдади был провозглашен «халифом» - т.е. главной всемирного «халифата». Напомним, что с 1924 года в суннитском мире нет больше халифов (последним легитимным был султан Турции) и халифата. Халиф, предполагается, должен иметь авторитет для всех суннитов. Аль-Багдади же признали только экстремисты в Магрибе, Нигерии, Сомали, на Филиппинах. Но руководство ими с его стороны было чисто формальным, устойчивых связей между ним и его самопровозглашенными последователями не имеется.

Однако, как теперь выясняется, этот триумф стал, одновременно, и началом заката ИГИЛ. Дальше (если не считать временных успехов наподобие взятия Пальмиры на какое-то время) пошли только неудачи. Потеря Мосула консолидировало и Запад, который отныне напрямую включился в боевые операции посредством авиации, присылки советников и т.д., и ближневосточные государства, которые почувствовали угрозу для себя. Иракская армия была реорганизована, с курдами заключены соглашения о совместных действиях. Аналогичный процесс начался в Сирии, где в итоге Турция также подключилась к операциям против ИГИЛ, а американцы предоставили воздушный щит для оппозиции от ударов Дамаска, с тем, чтобы она начала действия против ИГИЛ.

Для любого экстремистского движения фигура руководителя является довольно важной, поскольку его легитимность и авторитет укрепляют легитимность организации. Но для мусульман с их боязнью ложных пророков и традицией тайных имамов, личность лидера не имеет того значения, как среди националистов или коммунистов, например. В этом смысле аль-Багдади нельзя сравнивать с Бандерой или Лениным. Поэтому вокруг него не создаются персоналистских мифов или культа. К тому же американцы так часто убивают вождей суннитского сопротивления, что все уже привыкли к их быстрой смене, и не связывают судьбу того же ИГ с кем-то персонально.

Поэтому если известия о гибели Абу-Бакра аль-Багдади подтвердятся – это станет, конечно, ударом по престижу ИГ, но не в такой степени, как может показаться первоначально. Главное сейчас – продолжится ли совместная работа по его добиванию и окончательному выкорчевыванию базы поддержки исламского государства на территории как Сирии, так и Ирака? ИГ крепок только тогда, когда нет единства среди его противников.

Максим Артемьев - политолог

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net