Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

13.07.2017 | Максим Артемьев

Смерть аль-Багдади: что будет с ИГ без лидера

аль-БагдадиИракское новостное агентство «Аль Сумария» передало с ссылкой на официальный сайт «Исламского государства» (организация, запрещенная в РФ), что Абу-Бакр аль-Багдади (настоящее имя — Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри) погиб, и что «Исламское государство» скоро получит нового руководителя.

Впрочем, Пентагон (с которым обычно связывают ликвидацию вождей исламских боевиков) пока не подтвердил этой информации. С другой стороны, наблюдатели по Сирии от «Хьюман райтс», ссылаясь на свои источники в ИГИЛ, утверждают, что сообщение о ликвидации аль-Багдади - истинно. При этом не уточняется, когда случилась его гибель. Известно лишь, что это произошло в провинции Дейр-эз-Зор. Напомним также, что в июне российские военные говорили, что аль-Багдади был, возможно, убит в результате ударов авиации РФ по Ракке – временной «столице» ИГ.

Известия о смерти лидера «Исламского государства» пришли практически одномоментно с объявлением об окончании операции по взятию города Мосул в Ираке, который почти три года, с июня 2014-го удерживался боевиками ИГ. Битва по овладению Мосулом, вторым по численности городом Ирака, началась в октябре прошлого года, и длилась почти девять месяцев. Игиловцы оказали ожесточенное сопротивление войскам коалиции, состоявшим из иракских правительственных сил, курдских ополченцев, при воздушной поддержке США и других стран НАТО, а также при участии Ирана. Одновременно сжимается кольцо вокруг города Ракка в Сирии, который штурмуют силы сирийской оппозиции и сирийский курдов, также при поддержки Америки, и который уже окружен и практически потерян для ИГ. Ранее, в марте, ИГ был вторично выбит из Пальмиры.

Так что вне зависимости от того - действительно ли убит аль-Багдади или нет (это может быть частью информационной операции прикрытия для его эвакуации и дезориентации противника) для ИГ наступили не лучшие времена.

Биография Аль-Багдади никогда официально не публиковалась. ИГ старалась держать втайне все, относящееся к его личности. Даже фотоснимков и записей его голоса существует буквально несколько штук. Тем не менее, в общих чертах, вырисовывается следующая картина. Будущий лидер джихадистов, за голову которого американцы сперва обещали выплатить вознаграждение в 10 миллионов долларов, а затем повысили его до двадцати пяти миллионов, родился в городе Самарра, в скромной суннитской семье. О его родных и близких ничего не известно. Аль-Багдади учился в исламском университете в Багдаде, где и остался жить в бедном пригороде Тобхи, выполняя роль помощника муллы. Он был ничем не примечателен, каким-то религиозным фанатизмом не отличался, даже играл в футбол. Политикой также не интересовался.

Все изменило вторжение США в Ирак в 2003 году, взорвавшее обстановку в этой стране. Присутствие иноземцев-христиан, несших свои порядки, возмутило консервативные слои населения, и стало причиной для расцвета джихадизма. В Ирак устремились мусульманские радикалы со всего света. Аль-Багдади был арестован американцами по неясным основаниям в начале 2004 года и почти год провел в тюрьме, по выходу из которой он стал законченным фундаменталистом. Так что именно тюремные «университеты» в плену у военных США сделали бывшего скромного служителя при мечети воинствующим радикалом.

Он присоединился к иракскому отделению «Аль-Каиды», которое стало называться «Исламским государством в Ираке», и возглавил его после убийства в 2010 своего предшественника Абу Омара аль-Багдади (не путать). Он оказался эффективным руководителем, который организовал целую серию нападений на иракские правительственные войска с использованием смертников, подорвавшие мораль последних, и вселявших ужас в мирных жителей. Эти операции показали силу и мощь «Исламского государства». Вокруг него сплотились основные силы суннитского сопротивления, которые не желали уступать еретикам-шиитам и курдам.

Подлинным подарком судьбы для Абу-Бакра аль-Багдади стало восстание в Сирии, поддержанное Западом, который сразу же ввел санкции против Башара Асада, и, тем самым, помешал ему подавать волнения в зародыше. Начавшаяся гражданская война позволила ИГИЛ (так организация стала называться отныне, включив в свое название Левант, т.е. территорию Сирии, Ливана и Палестины) перенести свои действия на территорию соседнего государства, которое впало в коллапс, и где воцарилось беззаконие. В короткие сроки ИГИЛ захватил восточные, южные и центральные районы Сирии (преимущественно пустынные и не населенные), примыкающие к Ираку.

В 2014, воспользовавшись раздраем в иракской власти и деморализацией армии, боевики ИГИЛ захватил Мосул, что стало шоком для всего мира, поскольку показало потенциал экстремистов и их возможности. Аль-Багдади был провозглашен «халифом» - т.е. главной всемирного «халифата». Напомним, что с 1924 года в суннитском мире нет больше халифов (последним легитимным был султан Турции) и халифата. Халиф, предполагается, должен иметь авторитет для всех суннитов. Аль-Багдади же признали только экстремисты в Магрибе, Нигерии, Сомали, на Филиппинах. Но руководство ими с его стороны было чисто формальным, устойчивых связей между ним и его самопровозглашенными последователями не имеется.

Однако, как теперь выясняется, этот триумф стал, одновременно, и началом заката ИГИЛ. Дальше (если не считать временных успехов наподобие взятия Пальмиры на какое-то время) пошли только неудачи. Потеря Мосула консолидировало и Запад, который отныне напрямую включился в боевые операции посредством авиации, присылки советников и т.д., и ближневосточные государства, которые почувствовали угрозу для себя. Иракская армия была реорганизована, с курдами заключены соглашения о совместных действиях. Аналогичный процесс начался в Сирии, где в итоге Турция также подключилась к операциям против ИГИЛ, а американцы предоставили воздушный щит для оппозиции от ударов Дамаска, с тем, чтобы она начала действия против ИГИЛ.

Для любого экстремистского движения фигура руководителя является довольно важной, поскольку его легитимность и авторитет укрепляют легитимность организации. Но для мусульман с их боязнью ложных пророков и традицией тайных имамов, личность лидера не имеет того значения, как среди националистов или коммунистов, например. В этом смысле аль-Багдади нельзя сравнивать с Бандерой или Лениным. Поэтому вокруг него не создаются персоналистских мифов или культа. К тому же американцы так часто убивают вождей суннитского сопротивления, что все уже привыкли к их быстрой смене, и не связывают судьбу того же ИГ с кем-то персонально.

Поэтому если известия о гибели Абу-Бакра аль-Багдади подтвердятся – это станет, конечно, ударом по престижу ИГ, но не в такой степени, как может показаться первоначально. Главное сейчас – продолжится ли совместная работа по его добиванию и окончательному выкорчевыванию базы поддержки исламского государства на территории как Сирии, так и Ирака? ИГ крепок только тогда, когда нет единства среди его противников.

Максим Артемьев - политолог

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net