Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предстоящие 10 сентября региональные и муниципальные выборы занимают особое место в российской электоральной политике. Впервые в истории избирательный цикл приобрел растянутый характер, когда выборы, проходящие в субъектах Федерации, состоятся, притом в немалом количестве, после думской кампании и перед кампанией президентской.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Три года назад правительство РФ приняло решение о контрсанкциях – в ответ на западные экономические санкции, введенные после начала кризисов в Крыму и на Донбассе. В обществе существуют различные оценки этой политики. В итогах импортозамещения, внутренних и внешних факторах российской экономики в условиях санкций и контрсанкций помогал разобраться старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара, к. э. н. Сергей Жаворонков.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

10.08.2017 | Александр Ивахник

Согласие в Совбезе ООН сменилось войной слов Трампа с Ким Чен Ыном

Дональд Трамп,  Ким Чен ЫнМир с напряжением следит за устрашающими военными угрозами, которые раздаются из Пхеньяна в адрес США и из Вашингтона в адрес Северной Кореи. За этой воинственной риторикой на второй план отошел редкий по нынешним временам случай единодушного голосования в Совете Безопасности ООН по острой международной проблеме. 5 августа все 15 членов Совбеза проголосовали за резолюцию, вводящую новые санкции против КНДР в ответ на недавние испытания баллистических ракет.

Конфронтация между Вашингтоном и Пхеньяном, продолжавшим развивать свою ядерную и ракетную программы в нарушение прежних резолюций Совбеза ООН, резко обострилась после смены президента США. В Белом доме заявили о необходимости отказа от «стратегического терпения» в отношении КНДР, практиковавшегося в период президентства Обамы, а «режим чучхе» в начале года продолжил демонстративно испытывать свои ракеты. В апреле США направили к берегам Корейского полуострова эскадру боевых кораблей во главе с авианосцем Carl Vinson. Затем напряжение несколько спало, но 4 июля КНДР произвела запуск ракеты «Хвасон-14», которую американцы классифицировали как межконтинентальную баллистическую ракету, способную достичь западного побережья США. 28 июля произошел новый запуск корейской МБР над Японским морем. Такие действия Пхеньяна вызвали крайнюю озабоченность союзников США в регионе – Южной Кореи и Японии. Сеул разрешил разместить в стране дополнительные комплексы американской системы ПРО THAAD, США и Южная Корея начали совместные военные учения с запуском тактических ракет.

Одновременно США инициировали рассмотрение в Совете Безопасности ООН резолюции, значительно ужесточающей санкции против Северной Кореи. По данным агентства Reuters, США в течение месяца согласовывали пункты будущей резолюции с Китаем, на который приходится более 90% внешнеторгового оборота КНДР. При этом Вашингтон активно давил на Пекин: президент Трамп публично выражал свое «разочарование» недостаточными усилиями Китая по воздействию на Северную Корею, проходила информация о возможном принятии США торговых ограничений в отношении Китая. В конце концов, Вашингтону удалось убедить китайцев не только не накладывать вето на резолюцию, но и не воздерживаться. В такой ситуации и Россия сочла за благо поддержать резолюцию, даже несмотря на то, что 2 августа президент Трамп подписал закон, официально именующий Россию, наряду с Ираном и КНДР, «противником» США и вводящий против трех государств новые экономические санкции. Оказаться в Совбезе ООН в изоляции означало для Москвы заведомо лишить себя возможности продолжать диалог с США по такому геополитически важному и долгоиграющему вопросу, как ракетно-ядерные амбиции Пхеньяна.

В результате вечером 5 августа Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию №2371, которая сильно ужесточает существующие в отношении КНДР международные санкции. Резолюция запрещает странам-членам ООН импортировать из КНДР уголь, железо, железную руду, свинец и морепродукты. Также документ запрещает членам ООН увеличивать количество северокорейских рабочих на своих территориях, создавать с Пхеньяном новые совместные предприятия и инвестировать в ранее созданные СП. Кроме того, резолюция вносит в черный список ООН девятерых граждан КНДР и четыре компании (в т.ч. Банк внешней торговли КНДР) – их активы за рубежом замораживаются. Ожидается, что новые санкции на треть урежут объем экспорта КНДР, который сейчас составляет около 3 млрд. долларов.

В ходе обсуждения резолюции на заседании Совбеза представители Китая и России выступили со схожих позиций. Постпред Китая при ООН Лю Цзеи призвал КНДР «прекратить действия, которые могут привести к эскалации» ситуации в регионе. В то же время он критиковал развертывание комплекса ПРО США THAAD в Южной Корее. «Развертывание системы THAAD не принесет решения проблемы ядерных испытаний и ракетных запусков», – заявил Цзеи. Новый постпред России при ООН Василий Небензя обратился к КНДР с призывом отказаться от пусков баллистических ракет и вернуться в режим Договора о нераспространении ядерного оружия и контроля МАГАТЭ, а также присоединиться к Конвенции о запрещении химического оружия.

Вместе с тем Небензя высказался против американских комплексов THAAD в Южной Корее и совместных военных учений США и этой страны. По его словам, такие действия США представляют собой «раздражитель» для КНДР, «ставят под вопрос безопасность сопредельных государств» и «подрывают сложившийся военный баланс в регионе». «Изоляция и давление должны уступить место диалогу и переговорам», – заявил российский полпред. По настоянию Москвы и Пекина в резолюцию были включены слова с призывом к возобновлению шестисторонних переговоров (Северная и Южная Кореи, США, Китай, Россия и Япония) с конечной целью денуклеаризации Корейского полуострова.

Конечно, введение новых санкций против Пхеньяна не означает, что до предела милитаризированный тоталитарный северокорейский режим откажется от своей ракетно-ядерной программы, составляющей ядро его внешнеполитического позиционирования. Вместе с тем, согласие на уровне Совбеза ООН давало некоторую надежду на то, что солидарные, взвешенные и последовательные действия основных игроков в регионе усилят изоляцию Северной Кореи, весомо сократят ее валютные ресурсы и побудят молодого вождя Ким Чен Ына и окружающих его генералов отказаться от крайностей ракетно-ядерного шантажа.

Поначалу казалось, что события будут развиваться в таком направлении. 5 августа вечером Дональд Трамп сообщил в своем Twitter, что он «очень доволен и впечатлен» голосованием в Совбезе ООН. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс сообщила, что президент Трамп «благодарен Китаю и России за сотрудничество в обеспечении принятия данной резолюции». 6 августа глава МИД России Сергей Лавров на полях форума АСЕАН в Маниле провел переговоры с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. После переговоров Лавров объявил о том, что дипломатический канал «Рябков – Шэннон» (заместители глав внешнеполитических ведомств двух стран) вновь возобновит работу, а также о том, что Северная Корея и ядерная проблема Корейского полуострова были одним из центральных вопросов во время беседы. «Исходим из того, что контакты по этой проблеме между Госдепартаментом США и МИД России были бы весьма полезны, и мы открыты таким контактам. Рассчитываем, что это будет встречено взаимностью», – сообщил российский министр журналистам. В Маниле Сергей Лавров также встретился с главами МИД Китая и КНДР.

Госсекретарь США, в свою очередь, в Маниле заявил, что поддержка резолюции Совбеза ООН Китаем и Россией показывает, что мир ожидает от Северной Кореи принятия реальностей ситуации. Тиллерсон также сказал, что когда условия созреют, станет возможным возобновить дипломатический диалог по проблеме Северной Кореи. Если Пхеньян хочет показать стремление к переговорам, то лучшим сигналом для этого стало бы прекращение запусков ракет, добавил Тиллерсон.

Естественно, на решение Совбеза ООН последовала воинственно-негативная реакция северокорейского режима. КНДР 7 августа решительно осудила и отвергла новую резолюцию Совета Безопасности и назвала ее «плодом злодеяний США». «Мы не будем обсуждать какие-либо меры по денуклеаризации до тех пор, пока антисеверокорейская администрация в США представляет для нас ядерную угрозу», – говорилось в заявлении правительства КНДР. Выступая в Маниле утром 8 августа перед журналистами, министр иностранных дел Северной Кореи Ли Ён Хо заявил, что КНДР ни при каких обстоятельствах не будет вести переговоры по поводу своей ядерной программы. По его словам, санкции ООН являются «сфабрикованными» и на них будет дан ответ «серьезными действиями и актами справедливости». Ли Ён Хо добавил, что КНДР в случае атаки со стороны США «будет готова преподать Вашингтону жестокий урок с применением ядерного оружия».

Такая реакция Пхеньяна была вполне предсказуемой, на иное рассчитывать и не приходилось. Подобная риторика звучала и в предыдущих случаях введения против КНДР международных ограничительных мер. Каких-то реальных изменений военно-политического курса северокорейского режима стоило ожидать лишь тогда, когда проявился бы негативный для него экономический эффект новых санкций. Для этого требовалось время и выдержка.

Но тут вновь проявились политическая неопытность, нетерпеливость и импульсивность Дональда Трампа. Вечером 8 августа, находясь в своем гольф-клубе в Нью-Джерси, он неожиданно посулил Северной Корее «огонь и ярость, каких мир не видел раньше», если та не прекратит угрозы в адрес США.

Похоже, столь вызывающая фраза хозяина Белого дома стала настоящим подарком для Ким Чен Ына и его генералов, которые сознательно взвинчивают напряженность вокруг Северной Кореи и соответственно привлекают к ней международное внимание. Через несколько часов официальное Центральное телеграфное агентство Кореи опубликовало заявление о том, что Народная армия КНДР готовится нанести ракетные удары по крупнейшим стратегическим военным объектам США, находящимся на острове Гуам на западе Тихого океана. В заявлении говорилось, что план будет немедленно приведен в действие в случае приказа от Ким Чен Ына.

Громкие слова Трампа вызвали эхо по всему миру и были критически восприняты, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, страны которого могут больше всего пострадать в случае развязывания вооруженного конфликта. Имело место падение на азиатских и даже европейских финансовых рынках. Представители Китая и Новой Зеландии негативно оценили конфронтационное заявление президента США. Премьер-министр Новой Зеландии Билл Инглиш заметил, что слова главы Белого дома «не помогают в этой напряженной ситуации». МИД Китая призвал все стороны «придерживаться основных направлений политического разрешения ядерной проблемы Корейского полуострова и избегать любых слов или действий, которые могут ухудшить ситуацию». Представитель МИД Германии Мартин Шефер отметил: «Мы наблюдаем за растущим напряжением в риторике вокруг Корейского полуострова с огромным опасением. Поэтому мы призываем все стороны проявить сдержанность».

9 августа госсекретарь Рекс Тиллерсон постарался успокоить союзников США на Тихом океане и самих американцев, объяснив слова президента Трампа об «огне и ярости» попыткой направить Пхеньяну «убедительное сообщение на том языке, который поймет Ким Чен Ын, поскольку он, видимо, не понимает дипломатического языка». Чуть позже источники агентства Reuters в Белом доме отметили, что комментарий президента Трампа был «незапланированным и спонтанным» и что на него «может последовать нежелательный ответ со стороны лидера Северной Кореи».

Едва ли такие пояснения многих успокоили. Тем более что министр обороны США Джеймс Мэттис, относящийся к числу ястребов администрации Трампа и имеющий прозвище «Бешеный пес», счел нужным поддержать воинственный настрой главы Белого дома. «Северная Корея должна прекратить изолировать себя и отказаться от попыток вооружиться ядерным оружием. КНДР должна прекратить любое обсуждение действий, которые приведут к краху ее режима и гибели ее народа», – сказал глава Пентагона.

Война слов на таком уровне отнюдь не безобидна. Как отметил на сайте CNN бывший пресс-секретарь Госдепартамента и Пентагона при Бараке Обаме, вице-адмирал Джон Кирби, «яростная» риторика президента Трампа «только накаляет напряженность еще больше и играет на руку Ким Чен Ыну». Ведь главный аргумент Кима как раз и состоит в том, что Северная Корея нуждается в ядерном оружии, чтобы обеспечить выживание режима и защитить его от США – страны, которая, по убеждению Кима, стремится сместить его. Кирби обращает внимание на то, что неосторожное заявление Трампа только затрудняет для его команды в Совете национальной безопасности и Госдепартаменте задачу выработки продуманных и последовательных подходов к решению северокорейской проблемы.

В свою очередь, издание Politico проницательно отмечает, что эпизод с фразой об «огне и ярости» является квинтэссенцией эры Трампа: «Нетерпеливый президент, склонный к преувеличениям и незнакомый с тонкостями дипломатии, выстреливает воинственными комментариями, его помощники и советники бросаются смягчать ущерб, а его союзникам и противникам остается гадать, чему верить».

К сожалению, эта, еще недавно непредставимая, картина похожа на реальность. Она выпукло подчеркивает отсутствие при президенте Трампе хоть какой-то определенности и предсказуемости на международной сцене, где даже у ключевых мировых игроков возможности просчитывать и выстраивать свои шаги хоть на какую-то перспективу резко уменьшились. И это касается не только ситуации с Корейским полуостровом.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С приближением президентских выборов в России обостряются дискуссии о том, какова должна быть политика в культурной сфере. Они далеко выходят за корпоративные рамки, так как связаны не только с отраслевой тематикой, но и с путями развития страны. Ключевые конфликты в этой сфере происходят вокруг фильма «Матильда» Алексея Учителя и балета «Нуреев» Кирилла Серебренникова.

8 августа 2017 года исполняется девять лет со дня кратковременного вооруженного конфликта в Закавказье, получившего по аналогии с событиями 1967 года на Ближнем Востоке название «пятидневная война». Известный американский дипломат и эксперт-международник Рональд Асмус назвал свою книгу, посвященную «горячему августу» 2008 года «Маленькая война, которая потрясла мир».

Одну восьмую своего президентского срока Дональд Трамп уже отработал. Можно ли подводить какие-то промежуточные итоги, строить прогнозы на будущее? Да, но с риском разочаровать читателя: проблемы и противоречия, выявившиеся с самых первых недель президентства, только накапливаются, хотя и не в такой степени, чтобы считать провал полным и необратимым.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net