Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

25.08.2017 | Олег Громов

Момент истины для Игоря Додона

Игорь Додон22 августа постоянный представитель Республики Молдова при ООН Виктор Морару обратился с официальным предложением включить в повестку дня Генассамблеи ООН, которая начнется 12 сентября, вопрос о выводе российских миротворцев из зоны приднестровско-молдавского конфликта.

Такие предложения поступают от молдавской стороны с завидной регулярностью, поскольку российские миротворцы в зоне замороженного конфликта лояльны Тирасполю, а не Кишиневу. Однако на фоне обострившегося противостояния нового президента Молдавии Игоря Додона, остановившего сближение Кишинева и Бухареста, с парламентом и правительством, которыми управляют сторонники евроинтеграции, подобные призывы не кажутся такими уже банальными и лишенными какого-либо реального продолжения.

Стоит начать с того, что внутриполитический конфликт в Молдавии между условно проевропейскими и пророссийскими силами в 2009 году привел к смене власти. В результате досрочных выборов в парламенте образовалась проевропейская коалиция, представитель которой – лидер Либерально-демократической партии Влад Филат – стал премьер-министром. Однако экономический кризис и политическая неразбериха между союзниками по коалиции привели к кризису проевропейских сил. В результате на первых после 1990-х годов всенародных президентских выборах в Молдове в декабре 2016 года победил лидер Партии социалистов, бывший соратник президента-коммуниста Владимира Воронина и министр экономики в его правительстве Игорь Додон.

Он как руководитель внешней политики государства сделал разворот в сторону России: заявил о предстоящем аннулировании соглашения об ассоциации Молдавии с ЕС, инициировал предоставление стране статуса наблюдателя в Евразийском экономическом союзе, отказался от политики интеграции с Румынией и сотрудничества с НАТО (как главнокомандующий Вооруженных сил). Свой первый государственный визит Игорь Додон совершил в Москву в январе этого года, затем побывал там в марте и в мае – на параде Победы.

Эта политика абсолютно не соответствует представлениям лидеров парламентской коалиции. Поэтому, естественно, между президентом, с одной стороны, и парламентом и правительством – с другой, постоянно вспыхивают конфликты. Последние регулярно совершают шаги, которые могли бы сорвать оттепель в российско-молдавских отношениях. Самые заметные из них – высылка российских дипломатов или запрет на въезд в страну вице-премьера Дмитрия Рогозину, который не стесняется в оценках деятельности молдавского правительства.

Результат такого противоборства похож на труды лебедя, рака и щуки: Молдова мечется между двумя центрами силы и не может сделать окончательного выбора. Так, Додон предпринял попытку инициировать референдум в сентябре этого года и вынести на него вопрос о расширении своих полномочий. Однако Конституционный суд, лояльный лидеру Демократической партии Владимиру Плахотнюку, отменил это решение, что сразу же не признал сам И.Додон.

Ситуация схожа с противостоянием президента и парламента в России в 1993 году. На эту картину наслаивается приднестровский конфликт, который может использоваться как триггер для перевода борьбы в «горячую фазу». Поэтому молдавская сторона, лояльная правительству, всячески пытается ограничить маневр для российских воинских частей в зоне потенциального конфликта. В июле этого года впервые за 8 лет правления проевропейских сил правительство запретило российским военнослужащим-миротворцам транзит через аэропорт Кишинева. С 2014 года такой транзит запрещен и через территорию Украины. В результате российская Оперативная группа в Приднестровье и поддерживаемые ею миротворческие силы в приграничном городе Бендеры оказались изолированы от «большой земли» и переведены на местное обеспечение.

Киев и Кишинев оправдали свои действия «агрессивным поведением Москвы» и «ее намерением развязать очередной конфликт», однако реальных шагов к этому со стороны России в Молдавии не прослеживается. Логика поведения российских посредников в Приднестровье (генерала Лебедя в 1992 году, Евгения Примакова в 2000-м, Дмитрия Козака в 2003-м) доказывала, что Россия выбрала путь поиска компромисса. Более жесткий в высказываниях Рогозин, выполняющий функции спецпредставителя руководства страны по данному конфликту, тем не менее на практике не предпринимает конкретных мер военного приготовления к конфронтации, а, скорее, служит противовесом для сравнимых с ним по жесткости высказываний прорумынских политиков в Кишиневе.

В своих претензиях к Москве Молдова апеллирует к Стамбульской декларации совещания ОБСЕ 1999 года, где содержится призыв вывести российские войска из этой страны к 2002 году. Имеются в виду силы Оперативной группы российских войск (ОГРВ) в Молдове. Миротворческих сил по сравнению с ОГРВ гораздо меньше, и они сосредоточены почти только в Бендерах, то есть не представляют собой сколько-нибудь значимые в военном плане силы. ОГРВ же включает в себя около 5500 тысяч военнослужащих, в распоряжении которых к тому же около 20 тыс. тонн советских боеприпасов, вывезенных из Европы во время развала Варшавского блока и хранящихся в Приднестровье. Эта сила сравнима по численности с Вооруженными силами Молдавии (6 000 военнослужащих), но, вместе с тем, лучше вооружена (к примеру, по части авиации – у Молдовы ее нет совсем, а в распоряжении ОГРВ находятся боевые вертолеты).

Апелляция к Стамбульскому документу от 1999 года не учитывает, что он опирается на Договор об ограничении вооруженных сил в Европе, который был фактически аннулирован сторонами (и Россией тоже), после начла обострения отношений между РФ и США в середине 2000-х годов. Кроме того, Стамбульский документ не отменяет соглашения между РФ, Молдавией и Приднестровьем от 1992 года о разведении сторон конфликта и прекращении боевых действий.

Активизацию Кишинева по сковыванию ОГРВ и миротворцев, сопровождаемую правовыми мерами по ликвидации миротворческой миссии, можно принять за подготовку в военному конфликту. Если бы не тот факт, что верховным главнокомандующим является президент Игорь Додон, который уже заявил, что «никогда не отдаст приказ воевать с Приднестровьем». В подтверждение своих слов он уже дважды за минувшие полгода встречался с президентом Приднестровья Вадимом Красносельским – впервые со времен президентства Владимира Воронина.

Однако, во-первых, воевать могут не только войска, но и полиция, как показал опыт конфликта 1989-1992 года между Молдавией и Приднестровьем.

Во-вторых, на фоне усиления санкционного режима и масштабной кампании в США по «сковыванию» международной активности России внесение в Генассамблею вопроса о российских миротворцах в Молдове может получить поддержку Вашингтона и ЕС. Приднестровье хорошо укладывается в модель «агрессивной России» (даже если видимых фактов этой агрессии нет, во всяком случае, в отношении Молдовы – географически удаленной от России страны). Кроме того, Украина как один из посредников в конфликте и член Совбеза ООН (до конца этого года) будет педалировать данную тему на фоне конфликта в Донбассе. По мнению Киева, Приднестровская молдавская республика – это угроза с фланга для Одессы и потенциальная опасность для всей Украины потерять контроль над черноморским побережьем в случае реальной войны с Россией.

Западное видение этого конфликта хорошо отражают слова канцлера Германии Ангелы Меркель о том, что Россия использует замороженные конфликты для блокирования вступления постсоветских государств в ЕС и НАТО (Грузии, Украины, Азербайджана, Молдавии, Армении).

Вместе с тем, их урегулирование дипломатическим путем пока не представляется возможным в виду того, что бывшие метрополии хотят полной интеграции, а «сепаратисты» уже выстроили свои государства и не намерены делиться фактической властью.

Поэтому остается военный путь, в результате которого Россия в очередной раз будет представлена агрессором – вне зависимости от реального исхода дела. Поэтому момент для ликвидации миротворческой миссии в Приднестровье избран как нельзя лучше.

Во внутриполитическом смысле для Игоря Додона это – момент истины. Он либо сможет к сентябрю решить внутриполитический кризис в своих интересах и доказать личную независимость от «серого кардинала» молдавской политики Владимира Плахотнюка (по совместительству – лидера Демпартии), либо станет «хромой уткой». Проблема в том, что и первый, и второй вариант не исключают (если не приближают) сценарий размораживания конфликта, только в первом случае он выльется в противостояние внутри самой Молдовы, а во втором – Молдовы и Приднестровья.

Олег Громов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net