Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

06.09.2017 | Илья Кравченко

Дипломатическая война по-американски

Дипломатическая война по-американскиДипломатические отношения между РФ и США находятся на самой низкой точке со времен холодной войны. Многие политологи, представители мира науки, культуры и искусства в обеих странах неоднократно выступали за нормализацию связей и отказ от деструктивной политики провокаций. К сожалению, на данный момент, можно констатировать нежелание официального Вашингтона останавливать развитие кризиса.

Но для начала, как всегда, небольшой экскурс в историю для формирования хронологии событий. Стивен Пайфер, эксперт Брукингского Института, ведущего «мозгового центра» США, еще за два дня до инаугурации Дональда Трампа выступил с рекомендациями Конгрессу по поводу принятия тогда еще только законопроекта о новых санкциях в отношении Москвы. По мнению аналитика, законодателям не стоит ставить нереалистичные условия снятия санкций, на которые Россия в принципе пойдет. Вдобавок, Пайфер настаивал на включении механизма быстрого снятия ограничений, в случае если Кремль пойдет на какие-либо уступки. И главное – не накручивать искусственно санкции, то есть не «наказывать» Москву за Украину, хакерские атаки, вмешательство в выборы и т.п. Однако, как нам известно, скандальный законопроект под названием «Закон о противодействии дестабилизирующим действиям Ирана от 2017 г.» все-таки был принят обеими палатами Конгресса, а также подписан президентом. И в нем не только не учитывались вышеупомянутые рекомендации (коих было много и от представителей других «мозговых центров» и государственных ведомств), но Россия шла в одном ряду с Ираном и Северной Кореей, а список потенциальных угроз от российской политики стал обширен, как никогда.

Параллельно со всеми санкционными войнами, проходящими на законодательном уровне, стала развиваться и война дипломатическая в самом прямом смысле этого слова. Сначала администрация Барака Обамы накануне 2017 года в качестве ответных мер за якобы вмешательство России в американские президентские выборы объявила персонами нон-грата 35 сотрудников посольства РФ в Вашингтоне и генконсульства в Сан-Франциско. Кроме того, был закрыт доступ к загородным домам постпредства РФ при ООН в штатах Нью-Йорк и Мэриленд. Российский ответный шаг последовал спустя более полугода и заключался в сокращении дипломатической миссии США в России на 755 человек – до 455 сотрудников, а также приостановлении использования всех складских помещений на Дорожной улице в Москве и дачи в Серебряном бору. Таким образом, Москва приравняла число служащих посольства США в России к числу сотрудников российских дипмиссий в Штатах. Однако официальная позиция Кремля заключалась в том, что данное действие является ответом не на события декабря 2016 года, а на принятие нового законопроекта о санкциях.

23 августа посольство США в Москве заявило, что Соединенные Штаты приостановят выдачу неиммиграционных виз для граждан РФ во всех городах России, кроме Москвы. В Кремле это расценили в качестве ответных мер на решение о сокращении американского дипломатического персонала. Оценка действий оказалась верной. Но не было учтено, что это лишь аперитив. И уже 31 августа, в день прибытия нового посла РФ в США Анатолия Антонова, Государственный департамент объявил о закрытии в течение двух дней генерального консульства РФ в Сан-Франциско и зданий торгового представительства в Вашингтоне и Нью-Йорке.

Какова же логика вашингтонского истеблишмента по вопросу видения дипломатической войны с Россией? Настолько ли едины мнения политиков? И способен ли Дональд Трамп изменить ситуацию?

Логика Вашингтона проста: санкционная война – это одно, а дипломатическое противостояние – другое. И когда Москва объявила о высылке американских дипломатов в ответ на санкции, этого по ту сторону океана никто не понял. Данный жест воспринимался исключительно в привязке к декабрьским решениям администрации Обамы и никак иначе. Проблема здесь немного глубже и имеет системный характер: администрация 45-го президента США до сих пор не озвучила четкую внешнеполитическую стратегию. Она могла бы иметь характер президентской доктрины, по аналогии со знаменитыми доктринами Монро, Рузвельта или Трумэна. Трамп, хоть и выступил перед Конгрессом публично еще в феврале, но никакой конкретики относительно выстраивания внешней политики не предоставил (слова о «строительстве стены на границе с Мексикой» и «борьбе с терроризмом» не в счет). Более того, он ни разу не упомянул России в своем выступлении, а учитывая доминирующие русофобские настроения в политическом истеблишменте и ведущееся расследование о вмешательстве Кремля в выборы, это был крайне недальновидный шаг.

В итоге, Трамп вынужден постоянно демонстрировать, что в отношении внешней политики в целом и России, в частности, он на стороне приверженцев интервенционизма (доктрина Клинтона) и сдерживания (доктрина Трумэна). Применительно к нашей тематике, с Москвой можно либо жестко, либо очень жестко. Интересно и то, что каждый американский президент, начиная с Рональда Рейгана (за исключением Джорджа Буша), стабильно хотя бы раз использовал высылку дипломатического персонала в качестве получения политических дивидендов внутри страны. Ведь, как правило, каждая высылка подкрепляется обвинениями в шпионской деятельности и поддержке тем самым необходимости работы американских спецслужб. Тот же Джордж Буш-младший сделал это в самом начале своего первого срока, в марте 2001 года распорядившись выслать более 50 российских дипломатов. При Бараке Обаме, несмотря на провозглашенную «перезагрузку», по сути, произошла именно «перегрузка» (изначально написанная на символичной кнопке, которую нажимали Сергей Лавров и Хиллари Клинтон), которая вылилась не просто в усиление антироссийского курса Вашингтона, но и в череду дипломатических скандалов, сопровождавшихся высылками дипломатов (в 2013 и 2016 гг.).

И вот очередь дошла до Трампа, чьи внутриполитические инициативы проваливаются одна за другой. Как и его рейтинг среди населения, являющийся одним из самых низких в истории США, позиции 45-го главы Белого дома среди политического истеблишмента также зыбки. Речь идет не только о таких старожилах американской политики и главных русофобах Конгресса сенаторах Линдси Грэме и Джоне Маккейне.

Но в вашингтонском истеблишменте в целом и в Конгрессе, в частности, есть и иная позиция в отношении выстраивания отношений с Россией. Например, член Палаты представителей от штата Теннеси республиканец Джон Дункан считает, что если Россия и вмешивалась в президентские выборы, то сделала она это «крайне неэффективно», да и вообще «помогает нам [США] бороться с ИГИЛ». Дункан, кстати, во время голосования о принятии скандального санкционного законопроекта один из немногих высказался «против». Или, можно взглянуть на результаты голосования уже в сенате. Двое сенаторов проголосовали тогда против: демократ Берни Сандерс и либертарианец Рэнд Пол. Сандерс, правда, объяснил это нежеланием отходить от обамовской политики нормализации отношений с Ираном (который упомянут в привязке к России и КНДР в документе), а Пол попросту не видел «эффективности в подобных действиях». Но это всё касается санкций. В вопросе дипломатической войны американская политическая система едина – никаких компромиссов.

Трамп же потихоньку стал учиться на собственных политических ошибках и принимать действующие на сегодня правила игры в большой вашингтонской политике. По крайней мере, на российском направлении. Еще недавно он мог позволить себе пошутить о том, что «благодарит Путина за высылку американских дипломатов». Теперь же официальный представитель Белого дома выступает с заявлением, что инициатива закрыть консульство и два торгпредства исходила исключительно от президента. Остается надеяться, что одиозный Трамп не перегнет здесь палку и сумеет вовремя остановиться, а дипломатическая война хотя бы перейдет на стадию мирных переговоров.

Илья Кравченко – политолог, эксперт Российского совета по международным делам, кандидат политических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net