Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

06.09.2017 | Илья Кравченко

Дипломатическая война по-американски

Дипломатическая война по-американскиДипломатические отношения между РФ и США находятся на самой низкой точке со времен холодной войны. Многие политологи, представители мира науки, культуры и искусства в обеих странах неоднократно выступали за нормализацию связей и отказ от деструктивной политики провокаций. К сожалению, на данный момент, можно констатировать нежелание официального Вашингтона останавливать развитие кризиса.

Но для начала, как всегда, небольшой экскурс в историю для формирования хронологии событий. Стивен Пайфер, эксперт Брукингского Института, ведущего «мозгового центра» США, еще за два дня до инаугурации Дональда Трампа выступил с рекомендациями Конгрессу по поводу принятия тогда еще только законопроекта о новых санкциях в отношении Москвы. По мнению аналитика, законодателям не стоит ставить нереалистичные условия снятия санкций, на которые Россия в принципе пойдет. Вдобавок, Пайфер настаивал на включении механизма быстрого снятия ограничений, в случае если Кремль пойдет на какие-либо уступки. И главное – не накручивать искусственно санкции, то есть не «наказывать» Москву за Украину, хакерские атаки, вмешательство в выборы и т.п. Однако, как нам известно, скандальный законопроект под названием «Закон о противодействии дестабилизирующим действиям Ирана от 2017 г.» все-таки был принят обеими палатами Конгресса, а также подписан президентом. И в нем не только не учитывались вышеупомянутые рекомендации (коих было много и от представителей других «мозговых центров» и государственных ведомств), но Россия шла в одном ряду с Ираном и Северной Кореей, а список потенциальных угроз от российской политики стал обширен, как никогда.

Параллельно со всеми санкционными войнами, проходящими на законодательном уровне, стала развиваться и война дипломатическая в самом прямом смысле этого слова. Сначала администрация Барака Обамы накануне 2017 года в качестве ответных мер за якобы вмешательство России в американские президентские выборы объявила персонами нон-грата 35 сотрудников посольства РФ в Вашингтоне и генконсульства в Сан-Франциско. Кроме того, был закрыт доступ к загородным домам постпредства РФ при ООН в штатах Нью-Йорк и Мэриленд. Российский ответный шаг последовал спустя более полугода и заключался в сокращении дипломатической миссии США в России на 755 человек – до 455 сотрудников, а также приостановлении использования всех складских помещений на Дорожной улице в Москве и дачи в Серебряном бору. Таким образом, Москва приравняла число служащих посольства США в России к числу сотрудников российских дипмиссий в Штатах. Однако официальная позиция Кремля заключалась в том, что данное действие является ответом не на события декабря 2016 года, а на принятие нового законопроекта о санкциях.

23 августа посольство США в Москве заявило, что Соединенные Штаты приостановят выдачу неиммиграционных виз для граждан РФ во всех городах России, кроме Москвы. В Кремле это расценили в качестве ответных мер на решение о сокращении американского дипломатического персонала. Оценка действий оказалась верной. Но не было учтено, что это лишь аперитив. И уже 31 августа, в день прибытия нового посла РФ в США Анатолия Антонова, Государственный департамент объявил о закрытии в течение двух дней генерального консульства РФ в Сан-Франциско и зданий торгового представительства в Вашингтоне и Нью-Йорке.

Какова же логика вашингтонского истеблишмента по вопросу видения дипломатической войны с Россией? Настолько ли едины мнения политиков? И способен ли Дональд Трамп изменить ситуацию?

Логика Вашингтона проста: санкционная война – это одно, а дипломатическое противостояние – другое. И когда Москва объявила о высылке американских дипломатов в ответ на санкции, этого по ту сторону океана никто не понял. Данный жест воспринимался исключительно в привязке к декабрьским решениям администрации Обамы и никак иначе. Проблема здесь немного глубже и имеет системный характер: администрация 45-го президента США до сих пор не озвучила четкую внешнеполитическую стратегию. Она могла бы иметь характер президентской доктрины, по аналогии со знаменитыми доктринами Монро, Рузвельта или Трумэна. Трамп, хоть и выступил перед Конгрессом публично еще в феврале, но никакой конкретики относительно выстраивания внешней политики не предоставил (слова о «строительстве стены на границе с Мексикой» и «борьбе с терроризмом» не в счет). Более того, он ни разу не упомянул России в своем выступлении, а учитывая доминирующие русофобские настроения в политическом истеблишменте и ведущееся расследование о вмешательстве Кремля в выборы, это был крайне недальновидный шаг.

В итоге, Трамп вынужден постоянно демонстрировать, что в отношении внешней политики в целом и России, в частности, он на стороне приверженцев интервенционизма (доктрина Клинтона) и сдерживания (доктрина Трумэна). Применительно к нашей тематике, с Москвой можно либо жестко, либо очень жестко. Интересно и то, что каждый американский президент, начиная с Рональда Рейгана (за исключением Джорджа Буша), стабильно хотя бы раз использовал высылку дипломатического персонала в качестве получения политических дивидендов внутри страны. Ведь, как правило, каждая высылка подкрепляется обвинениями в шпионской деятельности и поддержке тем самым необходимости работы американских спецслужб. Тот же Джордж Буш-младший сделал это в самом начале своего первого срока, в марте 2001 года распорядившись выслать более 50 российских дипломатов. При Бараке Обаме, несмотря на провозглашенную «перезагрузку», по сути, произошла именно «перегрузка» (изначально написанная на символичной кнопке, которую нажимали Сергей Лавров и Хиллари Клинтон), которая вылилась не просто в усиление антироссийского курса Вашингтона, но и в череду дипломатических скандалов, сопровождавшихся высылками дипломатов (в 2013 и 2016 гг.).

И вот очередь дошла до Трампа, чьи внутриполитические инициативы проваливаются одна за другой. Как и его рейтинг среди населения, являющийся одним из самых низких в истории США, позиции 45-го главы Белого дома среди политического истеблишмента также зыбки. Речь идет не только о таких старожилах американской политики и главных русофобах Конгресса сенаторах Линдси Грэме и Джоне Маккейне.

Но в вашингтонском истеблишменте в целом и в Конгрессе, в частности, есть и иная позиция в отношении выстраивания отношений с Россией. Например, член Палаты представителей от штата Теннеси республиканец Джон Дункан считает, что если Россия и вмешивалась в президентские выборы, то сделала она это «крайне неэффективно», да и вообще «помогает нам [США] бороться с ИГИЛ». Дункан, кстати, во время голосования о принятии скандального санкционного законопроекта один из немногих высказался «против». Или, можно взглянуть на результаты голосования уже в сенате. Двое сенаторов проголосовали тогда против: демократ Берни Сандерс и либертарианец Рэнд Пол. Сандерс, правда, объяснил это нежеланием отходить от обамовской политики нормализации отношений с Ираном (который упомянут в привязке к России и КНДР в документе), а Пол попросту не видел «эффективности в подобных действиях». Но это всё касается санкций. В вопросе дипломатической войны американская политическая система едина – никаких компромиссов.

Трамп же потихоньку стал учиться на собственных политических ошибках и принимать действующие на сегодня правила игры в большой вашингтонской политике. По крайней мере, на российском направлении. Еще недавно он мог позволить себе пошутить о том, что «благодарит Путина за высылку американских дипломатов». Теперь же официальный представитель Белого дома выступает с заявлением, что инициатива закрыть консульство и два торгпредства исходила исключительно от президента. Остается надеяться, что одиозный Трамп не перегнет здесь палку и сумеет вовремя остановиться, а дипломатическая война хотя бы перейдет на стадию мирных переговоров.

Илья Кравченко – политолог, эксперт Российского совета по международным делам, кандидат политических наук

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net