Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

23.10.2017 | Татьяна Становая

Ксения Собчак и Кремль: интересы сторон и сценарии кампании

Ксения Собчак18 октября Ксения Собчак объявила о намерении выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента России. На специально созданном для сопровождения избирательной кампании сайте она разместила первый ролик, в котором назвала себя «кандидатом против всех». Решение Собчак вызвало шквал критики, прежде всего со стороны либеральной общественности, которая видит в ее действиях следование в фарватере интересов Кремля.

Вокруг самого факта выдвижения Ксении Собчак на пост президента изначально сложилась запутанная ситуация. Впервые тема попала в СМИ благодаря публикации в газете «Ведомости», которая 31 августа сообщила, что Кремль обсуждает выдвижение спарринг-партнером Владимира Путина на предстоящих президентских выборах кандидата-женщины. «Идеальный вариант – Ксения Собчак, демонстрирующая образ современной молодой женщины, которая хотела бы пойти в политику», - цитировала газета источника, близкого к администрации президента. Сама Собчак отреагировала противоречиво, скорее дав основания для подозрений в аутентичности анонимных заявлений. В своем инстаграме она написала, что является независимой, и сама намерена принимать значимые для нее решения. Тут же была и дана оценка политической ситуации: «скучно и мерзко». Таким образом, во-первых, стало понятно, что она лично имеет конкретные политические планы, а, во-вторых, пытается дистанцироваться от Кремля, но делает это не столь убедительно.

Вопрос о том, кому принадлежит инициатива выдвижения – ей самой или администрации президента - стал центральной темой в публичном пространстве, но так и не получил однозначного ответа. Понятно, что и сама Собчак, и Кремль отрицают какое-либо взаимодействие, но какова бы ни была природа принятого решения, оно базируется на двух ключевых факторах.

Фактор первый – потребность Кремля в повышении легитимности президентской кампании, которая, учитывая инерционный сценарий, могла оказаться чрезмерно рутинной, плебисцитарной. Инерционный сценарий, который судя по всему и будет реализован, предусматривает выдвижение, помимо Путина, лидеров трех партий – Геннадия Зюганова, Владимира Жириновского, Сергея Миронова. Все они, за исключением последнего, участвовали почти во всех кампаниях в постсоветской России. Кроме того, нынешнее положение системной оппозиции таково, что все проблемное поле кампании выстраивается вокруг таких тем, которые не затрагивают ни персонально президента, ни приоритетных для него тем. Так, по вопросам внешней политики, безопасности, суверенитета, все парламентские партии сохраняют относительный консенсус, а разногласия, если и возникают, основаны на гораздо более консервативных, антизападных, изоляционистских взглядах. Такая ситуация практически гарантировала легкое переизбрание Владимира Путина без существенных политических рисков, но создавала проблему низкой явки и возможного роста политической апатии населения в отношении путинского режима.

Однако острота этой проблемы на сегодня в некоторой степени преувеличена. Как показали региональные выборы в сентябре этого года, Кремль не особенно обеспокоен проблемой явки. Ключевым приоритетом остается отсутствие громких скандалов, конфликтов, юридическая чистота выборов. Именно поэтому администрация президента не стала предпринимать никаких серьезных усилий к тому, чтобы оживить кампанию через приглашение «новичков» из системной оппозиции.

Еще сложнее оказалась задача возможной смены кандидатов от парламентской оппозиции: этот вопрос тесно привязан к более глобальному вопросу о ротации в руководстве системной оппозиции и требовал более тщательной подготовки. Кроме того, и обновленное руководство администрации президента нуждалось во времени для выстраивания отношений с ключевыми парламентскими силами. Кремль, в силу кадровых пертурбаций, оказался банально не готов к торгу с КПРФ, ЛДПР и «СР» по вопросу о возможных альтернативных кандидатах за полгода до президентских выборов. Поэтому Кремль хотя и нуждался в некоторой интриге с участием «новичков», не считал этот вопрос критично значимым.

Фактор второй – персональные амбиции самой Ксении Собчак. Известная телеведущая, шоу-вумен, журналист, Собчак совершила резкий разворот в своей карьере в период массовых акций протеста конца 2011 – начала 2012 годов, заняв однозначную жесткую антирежимную позицию. Имидж «блондинки в шоколаде» (по названию одного из самых скандальных ее шоу) сменился имиджем молодого интеллектуала с выраженной политической и гражданской позицией. Значительное дистанцирование от Кремля, практически прерванные отношения с Путиным (в это время из СФ выбыла и сенатор от Тувы, мать Собчак, Людмила Нарусова) закрепили за Собчак образ реального оппозиционера, активно участвующего и в работе либерального канала «Дождь», а также, что важно, при ряде существенных оговорок, единомышленника неприемлемого для Кремля Алексея Навального. Она стала одним из заметных лидеров «либеральной тусовки».

Посткрымской период характеризовался патриотическим подъемом, позволившим Путину консолидировать вокруг себя и общество, и элиту, но при этом усугубившим кризис оппозиционного поля. Само по себе это вело к растущей дезинтеграции в либеральном лагере, где каждый актор предпочитал следовать персональным, а не коллективным стратегиям.

После спада протестной активности и тем более после присоединения Крыма (что внесло значительное брожение в ряды либеральной оппозиции), Собчак сосредоточилась на персональных журналистских проектах, не имеющих прямого отношения к политике. В это же время она устраивала и личную жизнь: вышла замуж, родила сына. На сегодня она занимает должность главного редактора журнала L'Officiel, который издает AMCG Александра Федотова. В этом телесезоне Собчак стала ведущей «Новой фабрики звезд» на канале «Муз ТВ». Собчак, по данным Forbes, зарабатывает на рекламе в социальных сетях.

В этом контексте решение Собчак выдвинуться на пост президента могло быть изначально ее личным выбором, который удачно совпал с потребностью Кремля в создании политической предвыборной интриги. Однако дальше возникает вопрос о степени «управляемости» этого предвыборного «проекта».

Решение о выдвижении Собчак не могло произойти без предварительного обсуждения неформальных правил игры, которые уже достаточно четко просматриваются в действиях Собчак и ее риторике. Во-первых, наблюдается смещение фокуса критики с фигуры Владимира Путина на лидеров традиционных партий. При этом сам Путин из поля критики не исключается полностью, но остается на периферии. «Вы против того, что много лет в списке только Зюганов, Явлинский, Путин и их безликие дублеры и заместители?», - задается Собчак вопросом в своем письме, опубликованном в газете «Ведомости». Российский лидер сознательно поставлен третьим, что делает кампанию Собчак нацеленной не персонально против главы государства, а на повышение динамики изменений в системном поле, без радикальных изменений. Такой ракурс также актуализирует в публичном пространстве и проблему смены лидеров КПРФ и ЛДПР, что может оказаться одной из ключевых поствыборных политических тем для нынешних кураторов внутренней политики.

Во-вторых, Собчак деидеологизирует свою кампанию, публично позиционируя себя как кандидат «против всех» без конкретной политической программы. «Я за то, чтобы в стране прекратилось тотальное воровство, появилась настоящая политика, власть, подотчетная свободному волеизъявлению людей, которые сами будут решать, как им жить, и на равных со всем мировым сообществом и соседями решать, чей же Крым на самом деле», - заявила Собчак. Таким образом, в центре внимания оказывается не столь содержание проводимой политики, сколько правила игры, по которым эта политика оказывается вне всякой конкуренции. Этот нюанс делает кампанию Собчак относительно безопасной для Путина, но оставляет поле для продвижения выбранного формата участия, направленного, по сути, на периферийную политическую либерализацию.

В-третьих, негативная коннотация избирательной кампании Собчак («против всех») становится гарантией от появления оппозиционного центра влияния, сформированного на базе консолидирующих идей и принципов. Сам факт кампании «против всех» исключает появление идеологически обоснованной альтернативы Путину, позитивного проекта.

Наконец, в-четвертых, Собчак, судя по всему, получила личную санкцию на участие в выборах от Владимира Путина. Сама Собчак, рассказав про встречу с главой государства в рамках подготовки фильма об Анатолии Собчаке, дала понять, что президент не был в восторге от ее решения, однако препятствовать не стал. В такой форме истеблишменту посылается два сигнала. Первое - Собчак легитимирует свое выдвижение (а это важно с учетом активности силовиков). Второе – пытается сохранить от Путина дистанцию. Это оставляет ей крайне узкое поле для маневра. Интересно, что в последнее время и Людмила Нарусова вновь вошла в состав федеральной элиты, вернувшись в 2016 году в Совет Федерации.

Немалая часть либеральной среды, начиная с политиков и заканчивая либерально настроенным экспертным и медийным сообществом, крайне критично восприняла решение Собчак баллотироваться на пост президента. Резко против этого высказался Навальный, который счел, что Собчак будет использована для дискредитации всего либерального оппозиционного лагеря как карикатурный кандидат, а также для легитимации победы Владимира Путина. Собчак также обвинили в легитимации репрессивный системы, которая и не пускает Навального на выборы. Сама она затем заявила, что ее участие как раз позволит вывести в эфир центральных телеканалов тему недопуска Навального и другие проблемы, бойкотируемые в федеральных СМИ. В то же время выдвижение Собчак поддержал лидер ПАРНАСа Михаил Касьянов, появились сообщения о том, что соавтором ее программы может стать экономист Владислав Иноземцев. Кампанию Собчак будет вести политконсультант Виталий Шкляров (консультировал кандидата в президенты США Берни Сандерса, кандидата в депутаты Госдумы в 2016 году Дмитрия Гудкова, а также штаб Гудкова и Максима Каца на муниципальных выборах в Москве в нынешнем году).

Выдвижение Ксении Собчак вносит определенную долю непредсказуемости в избирательную кампанию: в какой-то степени она может сыграть роль Владимира Жириновского, голосование за которого часто носит антиистеблишментный характер - почти так же как за правых популистов на Западе. И не случайно, что ЛДПР по списочным результатам в 2016 году догнала и даже (по нынешним рейтингам) перегнало КПРФ – такой голос очень востребован. Собчак тоже может стать антиистеблишментным кандидатом, только привлечь другие голоса – «рассерженных горожан». Им не столько важно, «кто», сколько «какой» кандидат олицетворяет голосование против власти, но лишь отчасти - против системы: Навальный в 2013 году, Гудков в 2016-м и 2017-м (в последнем случае – как неформальный лидер немалой части оппозиционных кандидатов, хотя сам он и не баллотировался). В 2018 году таким кандидатом гипотетически может стать и Собчак.

Такое голосование может отразить степень прочности позитивной консолидации общества вокруг Путина. Собчак никто не воспринимает как конкурента нынешнего президента, который обречен на переизбрание, а значит и голосование за нее будет указывающем на уровень серьезности отношения общества к принудительной, агрессивной консолидации вокруг «системы».

Еще один недооцененный фактор – это риски снижения контроля над дискуссионной повесткой в эфире центральных телеканалов. Актуализация темы недопущения реальной оппозиции к участию в выборах в телеэфире, дебаты по острым внутриполитическим вопросам, которые практически монополизированы проблематикой борьбы с внешним влиянием, все это может закладывать отложенные во времени последствия. В краткосрочной перспективе кампания Собчак выглядит комично, но в среднесрочной перспективе – это уже институциональное изменение, демонстрирующее готовность власти впустить внутрь «системы» альтернативную повестку, пусть и в таком пока несерьезном виде.

Наконец, Собчак может привлечь интерес к политической повестке молодежной аудитории, для которой первое знакомство с ней скорее основано на ее политическом или журналисткам опыте, а не на скандальных шоу. Собчак – первый кандидат в президенты, выросшая в постсоветской России, а значит ее участие может привлечь интерес того поколения, с которым она говорит на одном языке, а также городские, прогрессистки настроенные слои, опасающиеся сокращения возможностей в результате слишком консервативного и антизападного тренда.

Сам факт выдвижения Ксении Собчак как следствие сложения фактора потребностей Кремля в умеренных «новичках» и ее собственных амбиций уже доказывает актуальность для системы нарастающего противоречия между консервативным трендом (при этом набирающем обороты) и интересами молодежи и городских прогрессистов. Санкция на участие Собчак - попытка системы ответить на это противоречие в условиях неповоротливости и инерционности режима, опасающегося перемен. И это допущение может оказаться началом гораздо более серьёзного процесса, связанного со стремлением власти добавить динамизма «сверху», а само выдвижение Собчак – спровоцировать «эффект бабочки», создав прецедент для дальнейшей политической активности.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Центр политических технологий провел третье исследование эффективности работы депутатов Госдумы в российских регионах. В рамках этого исследования нами была изучена работа депутатов в период с июля по сентябрь 2017 г. Акцент в исследовании, как и прежде, сделан на работе депутатов в регионах или на той деятельности депутатов в центре, которая приносит пользу регионам.

Когда Алексей Дюмин в начале прошлого года стал и.о. губернатора Тульской области, его сразу же стали воспринимать в публичном пространстве как возможного преемника Владимира Путина. С тех пор прошло почти два года, но слухов по этому поводу не становится меньше. Хотя вопрос о преемничестве выглядит непростым – представляется, что спешить с оценками не стоит.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net