Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

20.11.2017 | Марина Войтенко

Напоминания о структурной повестке

Марина ВойтенкоСередина ноября, похоже, стала очередным «моментом истины» для оценок текущего состояния и перспектив российского хозяйства. Предварительные данные официальной статистики зафиксировали торможение роста ВВП в третьем квартале до 1,8% в годовом выражении (после 2,5% в апреле-июне), что оказалось на 0,4 п.п. ниже расчетов МЭР. Чтобы уложиться в министерский прогноз-2017 «чуть выше 2%», экономике в октябре-декабре необходимо прибавить 3%. На деле это маловероятно. В ЦБ РФ (при инфляции в текущем году не выше 3%) теперь полагают, что годовой темп составит 1,8%, одновременно подведя черту под восстановительным ростом (к настоящему времени уже отыграны примерно 95% потерь от кризиса 2015 года). Вместе с тем, вопросы о драйверах будущей устойчивой динамики, оставаясь без удовлетворительных ответов, вновь упираются в содержание повестки регулятивных действий, способных на горизонте ближайших лет снять структурные ограничения социально-экономическому развитию страны. Знаковым «эпизодом» реанимации таких размышлений стал очередной виток дискуссии о состоянии пенсионной системы.

Поводом послужило интервью главы совета фонда «Центр стратегических разработок» Алексея Кудрина популярному еженедельному изданию «Аргументы и факты», в котором он открыто заявил о существенных рисках нарастающего дефицита Пенсионного фонда России. Официальные представители социального блока в кабмине поспешили опровергнуть нехватку средств. Вице-премьер Ольга Голодец сразу заявила о том, что бюджет ПФР сбалансирован, а выплаты пенсий осуществляется своевременно и в полном объеме. В распространенных пресс-службами Минтруда и самого Фонда сообщениях подчеркнуто – «размер пенсий ни при каких обстоятельствах не уменьшится … и дальше будет только расти».

На первый взгляд, так оно и есть, но только в номинальном выражении. Согласно расчетам, приведенным в заключении РАНХиГС и Института Гайдара на проект закона «О федеральном бюджете на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов» и проекты федеральных законов о бюджетах государственных внебюджетных фондов, размер страховой пенсии снизится относительно средней зарплаты по экономике с 34,7% в 2016 году до 30,4% в 2020-ом (для сравнения: общемировой стандарт коэффициента замещения – 40% от индивидуального заработка). При этом, несмотря на небольшой рост страховой пенсии относительно прожиточного минимума пенсионера в 2018-2020 годах (со 155,8% до 156,2%), в реальном выражении страховая пенсия даже к 2020-ому не достигнет уровня 2013 года и составит от него лишь 94,3%.

Примечательно и другое. Индексацию страховой пенсии и фиксированной выплаты к ней в 2018-ом, 2019-ом и 2020 годах планируется осуществляться в размере 3,7%, 4,0% и 4,0%, то есть на уровень инфляции, предусмотренный в базовом варианте прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов. В то же время, рост фонда заработной платы в 2018-2020 годах предполагается темпами в 107,8%, 104,9% и 105,1% соответственно. Таким образом, констатируют эксперты, «индексация пенсий лишь на уровень инфляции приводит к деградации страховых принципов пенсионной системы и снижению дифференциации пенсий в зависимости от заработков работников».

Снижение в 2018-2019 годах размера трансферта из федерального бюджета в казну ПФР на обязательное пенсионное страхование, которое официальные комментаторы приводят в качестве аргумента в пользу тезиса о сбалансированности бюджета Фонда, тоже не выглядит основанием для вывода об устойчивости системы, поскольку связано оно, в том числе, с принятием решения о продлении моратория на взносы в накопительную составляющую обязательного пенсионного страхования на 2018- 2020 годы. Возобновилась и дискуссия по поводу необходимости повышения пенсионного возраста и/или введения дополнительных мотивационных составляющих для продолжения трудовой деятельности его достигшими. И это вовсе не удивительно, учитывая перспективы развития демографической ситуации. Согласно расчетам МЭР, если ничего не менять, то к 2035 году на 100 пенсионеров будет приходиться всего 90 работников (на настоящий момент 110). По оценке же Научно-исследовательского института Минфина, в случае повышения пенсионного возраста до 63 лет (как для женщин, так и для мужчин) это соотношение будет выглядеть много оптимистичнее – 100 к 130. При этом трансферт из госбюджета в ПФР должен сократиться с нынешних 4% ВВП (3,7 трлн рублей) до 2,5% ВВП (2,3 трлн). Но Минтруд продолжает настаивать на том, что вопрос о повышении пенсионного возраста в правительстве не обсуждается. Теряются в тумане и контуры предусмотренных прогнозом Минэкономразвития на 2018-2020 годы мер, направленных на стимулирование занятости пожилых людей. Ведь даже внедрение такого стимула как увеличение стажа потребует изменения действующей пенсионной формулы, включая привязку «баллов» к наиболее высоким уровням заработка.

Между тем, очередной «обмен мнениями» по поводу состояния и перспектив пенсионной системы вряд ли привлек бы столь значительное внимание наблюдателей, случись он в ином макроэкономическом контексте. Однако на сей раз в интонациях дискуссии экспертное сообщество услышало много больше немажорных нот. Причина тому – как минимум два неположительных макросюрприза. Во-первых, как уже отмечено выше, Росстат (13 ноября), по предварительной оценке, зафиксировал в третьем квартале замедление роста с 2,5% год к году до 1,8%. Причем по сути единственным фактором поддержки стал рекордный урожай зерновых (в ДИП ЦБ РФ полагают, что он добавит к скорости ВВП-2017 0,1-0,2 п.п.). Неудивительно, что на этом фоне аналитики умерили ожидания в отношении сбываемости официальных прогнозов. Экспертные версии в целом укладываются в интервал 1,3-1,8%. При этом в них заложены оговорки как в связи с вероятными корректировками вниз Федеральной службой статистики показателей предыдущих периодов (как это уже было со стройкомплексом), так и по поводу возможностей традиционного предновогоднего разогрева потребительского спроса и эффектов статотчетности по инвестициям (немалая часть объектов капстроительства формально завершается в конце года).

Заметим, что в потоке корректировок обособленно смотрится последний вывод-предположение МВФ (17 ноября): «циклическое восстановление в России набирает темп после двухлетней рецессии с ростом, который, как ожидается, достигнет приблизительно 2% в этом году» (в октябре прогноз Фонда насчитывал 1,8% - прим. авт.). В основе оптимизма – более высокие нефтецены и улучшение условий банковского кредитования вследствие снижения ключевой ставки Банка России.

Комментаторы, однако, отмечают, что миссия МВФ не успела учесть второй макросюрприз – данные по октябрьскому промвыпуску (опубликованы Росстатом 16 ноября). Согласно официальной статистике, промышленность в середине осени приостановила рост – по сравнению с октябрем-2016 объем производства не изменился ( в сентябре оно выросло на 0,9%, в августе – на 1,5%, в июле – на 1,1%, июне – на 3,5%). Годовой темп за десять месяцев замедлился до 1,6% после 1,8% в январе-сентябре. Добывающие отрасли, как и в сентябре, вновь потеряли 0,1% выпуска – сказалось исполнение соглашения ОПЕК+. Обработка сбавила обороты с 1,1% в сентябре до 0,1%. Причем аутсайдерами, по данным ЦМАКП, выступили отрасли, производящие инвесттовары – стройматериалы, а также машины и оборудование. В плюсе лишь секторы, напрямую связанные со спросом населения – пищевая, легкая промышленности и автопром. Спад на 2,1% в производстве тепловой и электрической энергии может быть объяснен одновременно и слабой динамикой в отраслях-потребителях, и аномально нехолодной погодой.

Результаты октября заметно добавили пессимизма настроениям экспертов. В течение всего четвертого квартала высоковероятен околонулевой прирост промвыпуска. Прежде всего, будет сказываться эффект высокой базы прошлого года (в октябре-2016 промпроизводство ускорилось до 1,6% с 0,1% в сентябре). Другое немаловажное обстоятельство – исчерпание роли фактора увеличения запасов. По данным Центра развития НИУ ВШЭ, в середине осени-2017 их динамика впервые за год подала отрицательный сигнал (равно как и индикаторы прироста новых заказов). Это, в свою очередь, привело к тому, что Сводный опережающий индекс остался чуть выше нуля (0,3%). Отсюда и наиболее вероятный сценарий до конца 2017-го – слабоположительная общеэкономическая динамика на грани со стагнацией.

Сложившийся по итогам десяти месяцев уходящего года макроконтекст, естественно, оказывает давление на средне и долгосрочные прогнозы. Согласно последнему квартальному опросу аналитиков, проведенному Центром развития с 29 октября по 7 ноября (результаты опубликованы 13 ноября), ВВП в 2017-ом вырастет на 1,8%, в 2018 году – на 1,7%, в 2019-ом – на 1,6%, в 2020 году – на 1,8%, в 2021-ом – на 1,9%, в 2022-2023 годах – на 2,0% ежегодно. «При этом оптимизм экспертов никак не назовешь безудержным: ровно половина из них считает, что в 2018 г. темпы роста ВВП будут ниже, чем в 2017 году; около трети полагает, что рост в 2019-ом будет ниже, чем в 2018-ом. Конечно, во всех этих случаях речь идет о долях процентов, но ни о каком ускорении роста российской экономики эксперты, в общем, не помышляют: даже через семь лет консенсус-прогноз годовых темпов едва-едва достигает 2%», – констатируют инициаторы опроса. Любое ускорение может быть обусловлено лишь реформами, запускающими драйверы роста по всему макроэкономическому периметру в связи с повышением производительности труда, модернизацией производств, усилением несырьевого экспорта и потребления, регулятивно-институциональными стимулами (включая перезагрузку межбюджетных отношений) и т.п. Содержание, а главное сроки необходимых действий, однако, продолжают пребывать в сильной неопределенности.

Полезно напомнить, что о «пределе в 2%» постоянно предупреждает ЦБ РФ. Выступая 16 ноября перед депутатами Госдумы, его Глава Эльвира Набиуллина отметила: «Экономика сейчас растет темпами, близкими к потенциальным, то есть теми, которые возможны при данной структуре и производительности». В этих условиях (при значимой вероятности ускорения инфляции до уровня таргета в первой половине следующего года) агрессивное монетарное стимулирование на деле способно подорвать макростабильность и приблизить новую рецессию. Поэтому выйти на равновесный уровень ключевой ставки в 6-7% регулятор намерен в течение 1-2 лет, в рамках которых экономике потребуются другие стимулы.

На фоне заявленной нейтральной денежно-кредитной политики и бюджетной консолидации, заложенной в госфинплан 2018-2020 годов, с их маловыразительными стимулирующими эффектами консенсус-прогноз следующего года выглядит слабее даже умеренных ожиданий-2017. По сумме оценок, рост-2018 может составить 1,3-1,7%. Для ускорения нужны драйверы нового поколения, в основе которых будут лежать уверенность бизнеса и населения в серьезности намерений властей последовательно устранять структурные ограничения устойчивому развитию страны. Под этим углом зрения «спор о пенсиях» можно и нужно рассматривать не столько как своевременное (в канун начала нового политического цикла) напоминание о безальтернативности структурной повестки, сколько как предупреждение о последствиях бездействия в ее исполнении.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net